» » ЧЕЛОВЕК «УЗДЕНСКОЙ ЧЕСТИ»
Информация к новости
  • Просмотров: 1354
  • Добавлено: 11-07-2015, 00:08
11-07-2015, 00:08

ЧЕЛОВЕК «УЗДЕНСКОЙ ЧЕСТИ»

Категория: Общество, №6 июнь 2015

ЧЕЛОВЕК «УЗДЕНСКОЙ ЧЕСТИ»К 80-летию доктора исторических наук Мамайхана Агларова Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН провел региональную научную конференцию «Этнографическое кавказоведение: традиции и перспективы». В конференции приняли участие ученые и общественные деятели из Москвы, Астрахани, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Чечни, Дагестана. Было заслушано более 30 докладов и сообщений, затрагивающих различные аспекты многогранной и плодотворной научной деятельности юбиляра и проблемы этнокультуры северокавказских народов. Мамайхан Агларов много сделал по развенчанию мифов о Дагестане, сложившихся стереотипов о нашем горном крае. И даже то, что многие из выступивших на конференции называли М. Агларова «человеком узденской чести», свидетельствует о новаторском и независимом духе его научного творчества.

 

Эти мифы касаются истоков нашей полиэтничности, так называемых «кавказских республик» («вольных обществ»), «примитивной экономики» как основной причины военно-политической экспансии. К примеру, успехи в исследовании этнографов и археологов, в том числе М. Агларова, не только развеяли миф о «примитивности» земледельческо-скотоводческого хозяйства Нагорного Дагестана, но и со всей очевидностью раскрыли реальную картину того, что Дагестан стал одним из крупнейших мировых центров агрикультурного террасирования – наиболее высокопроизводительной формы в условиях гор. А притча о горце, который потерял свой участок, но обнаружил его под брошенной на землю наплечной буркой, указывала не на малоземелье, а на забавно крохотные размеры отдельных террасных участков. А что касается феномена многоязычия, то он объясняется не «родоплеменными» различиями в условиях изоляции, а «этнографическим эффектом», который был свойственен самоуправляемой гражданской общине (полису).

Профессор Георгий Дергульян (Чикаго, США) считает, что М. Агларов оперирует конкретным материалом Нагорного Дагестана, где хроническое малоземелье и террасное земледелие способствовали наиболее яркому проявлению типичных черт горской гражданской общины, основанной на частной собственности на землю при коллективном владении территориями. В общине происходит более четкое вычленение, противостояние и равновесие двух начал: частного и общественного, что образно воплотилось в «мегъ», где участок (терраса, сенокос, пашня и др.), индивидуально вычлененный, является в то же время частью общего пространства.

То есть, вопреки имеющимся интерпретациям исторического феномена «вольных обществ» как начальной формы феодальной формации, М. Агларов уверен, что «…общинные формы, пережив качественно новые изменения в отношении собственности, поднялись на уровень «республик», суперсоюзов и федераций «вольных обществ» и в таком качестве стали вровень с феодальными образованиями».

Замдиректора Института истории, археологии и этнографии, доктор исторических наук Омар Давудов считает, что вершиной научного творчества юбиляра стала книга о сельской общине. И книга вполне заслуживает Государственной премии Республики, на которую она представлена. На взгляд О. Давудова, М. Агларов внес заметный вклад в изучение семьи как ячейки общины с точки зрения ее правового и имущественного положения в джамаате:

– В Южном Дагестане хорошо представлена патриархальная семья. Это было продиктовано в первую очередь экономикой. Речь идет о скотоводстве, отгонном животноводстве, обработке земли. Для развития подобной экономики требуется весьма сплоченная семья. Такая большая семья состоит из малых семей. В Нагорном Дагестане такого не было. Еще с периода «бронзового века» в горах стала господствовать малая семья, – отмечает О. Давудов. – Мамайхан Агларович первым поднял этот вопрос и смог отстоять его. В свое время у него даже возник спор с известным нашим этнографом Сакинат Гаджиевой, которая отстаивала интересы тех российских этнографов, считавших, что большая семья должна быть везде. Оказалось, что не везде. Сегодня точка зрения Мамайхана Агларова утвердилась...

Специалисты отмечают, что в его научных интересах попытка разобраться с этнонимом «аварцы». Действительно, интересно, откуда взялось это название дагестанской народности. К примеру, у арабских авторов есть сведения, что в царстве Серир (нынешний Хунзах) был правитель по имени Авар. Конечно, эта очередная гипотеза требует своей разработки. Но сами аварцы называют себя «горцы». Это объединяет всех горцев: и андийцев, и дидойцев, и других. Важно было понять происхождение слова «хиндалал», то есть житель долины. Андийцы, кстати говоря, всех аварцев именно так и называют.

– Но судьба большого ученого тем и замечательна, что его усердная, вдохновенная работа все более пополняет людские умы, являясь как бы уже неотъемлемой частью духовной жизни народа, – подчеркивает заведующий отделом Института истории, археологии и этнографии, доктор исторических наук Магомедхан Магомедов. – Это яркая личность, талантливый человек в высшей степени приверженный старым дагестанским традициям и ценностям таким, как ях-намус, горский этикет, человечность, со своим представлением того, каким должен быть мужчина. Его становление как ученого было нестандартным и не усыпано розами. В свое время кавказоведы, да и все советское этнографическое кавказоведение, образно говоря, попало под «идеологический каток». Была авторитетная этнографическая школа Марка Осиповича Косвена, представители которой пытались найти на Кавказе первобытную сторону нашей социальной эволюции. Совершенно иные подходы использовались, когда речь шла об истории Грузии, Армении и Азербайджана. Приводились аргументы в пользу того, что у нас была «военная демократия» и что народы Дагестана не прошли (а точнее, не все прошли) стадию феодализма. Одни исследователи, например Робакидзе, придумали теорию так называемого «горского феодализма», другие считали, что в «вольных обществах» феодализма вообще нет. Но надо же было как-то прописать северокавказские народы! И придумали «ерундовый» тезис, что все народы Закавказья – это нации, а Северного Кавказа – народности. И пошла «гулять» такая интерпретация по монографиям, диссертациям и т.д. Естественно, ученые Северного Кавказа протестовали против такой национальной, если хотите, интеллектуальной дискриминации. В начале своей научной деятельности М. Агларов тоже был подвержен «косвенизму». Но с помощью своего духовного наставника и научного руководителя Лаврова отошел от этих идей и согласился с доводами своего учителя. Мамайхан Агларов, как анатом, буквально «по косточкам» разложил социальную структуру общества, начиная с землепользования до выборности местных органов власти. Самое важное, что было определено отношение к собственности. В 1988 году он издал свою книгу о сельской общине. Ее одобрили академик Гаджи Гамзатов, петербургская школа кавказоведов во главе с теоретиком этнографии Юрием Семеновым, директор Института этнологии РАН, академик Валерий Тишков. А это высокое признание!

Известные историки, профессора Амри Шихсаидов (Дагестан), Анна Зелькина (Лондонский университет) и другие исследователи считают, что в книге М. Агларова обоснована новая концепция гражданской общины, как универсальной формы социального и политического устройства обществ Восточного Кавказа XIX века. По мнению не только наших этнографов, но и зарубежных, М. Агларов раскрыл «вековую загадку» кавказоведения – феномена полиэтничности – удивительного многоязычия Дагестана как культурной реакции на политическую структуру общества.

Заслуга Мамайхана Агларова состоит в том, что его работа вышла, как говорится, в нужное время в нужном месте. В условиях демократизации общества книга М. Агларова о социальной структуре, социальных отношениях, наконец, гражданском состоянии дагестанского общества приобрела особую актуальность. Ученый считает, что понятие «уздень» вбирает в себя и политику, и экономику, и лучшие человеческие добродетели. Не случайно имам Шамиль называл себя «простым узденем». По определению уздень – это гражданин, ведь без джамаата узденя не бывает. А значит, по мнению Агларова, дагестанец – это гражданин, со всем необходимым набором этносоциальных элементов. Очень важно, что, будучи собственниками земли и совладельцами общественных земель, уздени являлись носителями всех прав и обязанностей по отношению к своему джамаату или союзу джамаатов. Говоря сегодняшним языком, была социальная ответственность перед обществом. И в Дагестане, с учетом нашей специфики, в перспективе можно реализовать известную формулу Петра Столыпина, предусматривающую частную собственность, наличие независимого человека, институты гражданского общества и, наконец, правовое государство. Поэтому незаурядного внимания заслуживает этот труд…

Мамайхан Агларов по праву является гордостью Дагестана. Он читал свои лекции в итальянских и венгерских университетах. Это необычная фигура на научном небосклоне российского кавказоведения. Публицист и этнограф? Несомненно. Каждая строка его работ глубоко научна и в то же время наполнена тем живым искренним словом, которое и придает свежесть его работам. Он обогатил и разнообразил наши представления об историческом процессе на Кавказе и, в частности, в Дагестане, а следовательно, способствовал новому прочтению, открытию новых, неизведанных граней исследований.

Его имя стоит в ряду самых выдающихся историков республики, таких как Расул Магомедович Магомедов, Амри Рзаевич Шихсаидов, Сакинат Шихамедовна Гаджиева и т. д. Эти подвижники науки относились к своей работе как к государственному делу. Они не стремились к званиям и регалиям, они их получали как дань их заслугам.

Магомедхан Магомедович озабочен тем, что сегодня мы становимся свидетелями того, как «штампуются» кандидаты и доктора наук. Только за период с 1993 по 2011 годы через диссертационный Совет по истории ДНЦ РАН прошло 267 кандидатов и 60 докторов наук. Это больше, чем за все время существования Советской власти.

Вот почему так важен вопрос о социализации молодежи. А ведь это передача опыта старших младшим. Сегодня как никогда нужна преемственность поколений, в том числе в гуманитарной сфере, а не просто омоложение кадров ради омоложения. Замечательно, что такие ученые и люди с большой буквы, как Мамайхан Агларович Агларов, есть в нашем Дагестанском научном центре, который возглавляет член-корреспондент РАН Хизри Амирханович Амирханов. Многие из молодых ученых, с кем пришлось беседовать при написании этой статьи, отмечали, что рады тому, что могут видеть этих корифеев, советоваться с ними. 

Фото автора



Автор: ЭДУАРД ЭМИРОВ

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан, Эдуард Эмиров

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^