» » АБДУЛАТИПОВ О ДЕПУТАТАХ, МЭРАХ И ВЗЯТКАХ
Информация к новости
  • Просмотров: 17255
  • Добавлено: 25-07-2014, 22:33
25-07-2014, 22:33

АБДУЛАТИПОВ О ДЕПУТАТАХ, МЭРАХ И ВЗЯТКАХ

Категория: Политика, Интервью, Магомед Бисавалиев, № 6 июнь 2014

АБДУЛАТИПОВ О ДЕПУТАТАХ, МЭРАХ И ВЗЯТКАХ– Я прихожу к выводу, что можно вообще не замечать, что пишут и что говорят. Потому что в конечном итоге в нашем обществе – обществе, которое пока еще не является в полном смысле этого слова обществом, ничего не зависит от этого, – сказал Рамазан Абдулатипов, когда затронули тему бесконечных информационных сливов, слухов и разного рода сплетен вокруг работы Главы республики. – Мужик работает, а импотенты сплетничают – так бывает.

Какова природа этих слухов, кому это выгодно, есть ли доля правды в этих разговорах, почему именно сейчас они возникли? Эти и другие вопросы мы задали Главе республики Рамазану Гаджимурадовичу Абдулатипову, очень доступному для СМИ, открытому политику, всегда искренне отвечающему на вопросы журналистов.

– Не зависит от чего? От того, что говорят, или от того, что пишут? – продолжаю я, чтобы получить наиболее полную картину от Главы республики.

– И от того, что пишут, и от того, что говорят; потому что общество живет по своим законам, а власть – по своим. И моя попытка преодолеть этот барьер между ними на первых порах была хорошей. Но сегодня мне кажется, что некоторые пытаются обрушить на меня общество. И делается это от имени тех, кто никогда не был и не хотел стать обществом.

– Как в случае с футболом? Говорят, когда вы выступали на стадионе, был гул и свист…

– Я все делал, чтобы этот футбол был дагестанским, а не африканским и т.п. Я все делал, чтобы кубок России по футболу провели у нас здесь. И когда мне дали слово, начался гул, свист – потому что в социальных сетях распространили слухи, что Абдулатипов специально уничтожает футбол, что я не хотел допустить сюда Сулеймана Керимова. И часть молодежи, видимо, верит этому, хотя у меня такой задачи и не было, и нет на сегодня – Керимов много делал и делает для Дагестана. Молодежь не понимает, что нет тут никакой политики, нет помех от Керимова, чтобы я гордился «Анжи». И теперь я не собираюсь команду бросать. Как и Керимов, кстати.

 

Я не хотел быть аварским главой республики

 

– Почему же, вам ведь тоже в разное время разные люди мешали возглавить Дагестан?! То Магомедали Магомедович, то – позже – Муху Гимбатович…

– 1994 году я сказал Магомедали Магомедовичу, что я пойду на выборы, если он баллотируется на четыре года; если же он идет на два года, то я подожду. Полномочия Государственного Совета были продлены на два года, а в 1996 году мне помешали наши аварцы…

– Чем они помешали, кандидатурой Толбоева?

– Когда они начали искать аварца. А меня это не устраивало – я не хотел быть главой республики только от аварцев. Потому что среди моих друзей и сторонников много представителей других национальностей, – они бы этого не поняли, и я выглядел бы не очень достойно. Моя родина – Дагестан, а не Аваристан.

– А 1998-м вас не пустил Муху Гимбатович и сказал, что он баллотируется, так?

– Именно так. Пришел Муху Гимбатович ко мне на работу в Москве вместе с Хизбулой Зайнутдиновым и попросил, чтобы я ему дал шанс выставить кандидатуру, что он договорился с депутатами… – ну эту историю вы знаете…

– Можно сказать, что он вас выручил, вряд ли бы вы выиграли выборы через парламент…

– Совершенно верно. Они были все завязаны и повязаны между собой, но я хотел выступить с программой и попробовать, чтобы поставить точку бесконечным разговорам «идет», «не идет».

АБДУЛАТИПОВ О ДЕПУТАТАХ, МЭРАХ И ВЗЯТКАХ– Как-то странно это все выглядит, Рамазан Гаджимурадович: Муху Гимбатович сказал, что он идет, и вы уступили старшему?! О вас говорят, что вы мастер политической интриги, хитросплетений и многоходовых комбинаций, что Абдулатипов видит на несколько лет вперед, говорит одно, подразумевает другое, а делает третье. Как вам такое мнение, оно откуда возникло?

– Многие люди, которые со мной были в политике, ушли, ушли по-разному. Я как бы сохранился. Они и думают: как можно было сохраниться без интриг, хитросплетений и так далее? Моя заслуга была в другом: я всегда реально оценивал свои шансы и никогда не шел на выборы, которые мог проиграть, – нормального человека это дискредитирует. Может, поэтому я в ряде моментов был слишком осторожен. Поэтому и решил не выставлять кандидатуру в 1998 году, когда Муху Гимбатович попросил ему уступить, за что я ему благодарен – я не выиграл бы те выборы. Позже, в 2005 году, когда был назначен Чрезвычайным Послом в Таджикистане, я встретился с В.В. Путиным; после азиатских вопросов перешли к вопросам Кавказа, Дагестана. Владимир Владимирович показал мне список из семи человек – это были кандидатуры на пост главы Дагестана. Я решил быть максимально честным и сказал, что среди этих людей наиболее опытный и, как мне кажется, чистоплотный человек – Муху Гимбатович…

– Вы думаете, что Путин учел ваше мнение, и поэтому президентом стал Муху Гимбатович?

– И следующее… он сказал, что в конечном итоге будет учитывать мнение Магомедали Магомедовича, которого он уважает. Я сказал, что тоже отношусь с уважением к Магомедали Магомедовичу и обязательно надо учитывать его мнение, – Магомедали Магомедович, при всех его недостатках, ничего, кроме хорошего, для Дагестана не захочет.

– Однако я не слышал о ваших с Муху Гимбатовичем взаимных симпатиях.

– Близких отношений не было, потому что Муху нечаянно для себя обнаружил, что есть еще один аварец, кроме него, притом, не очень традиционного района – не было же из Тляраты претендентов на руководящие должности. Он меня не любил, хотя я и не ожидал от него большой любви.

– Мы тут затронули период, когда вы были послом в Таджикистане. Обычно эту должность принимали как почетный уход на пенсию, как закат политической карьеры, не исключено, что и вы думали, наверное, так же. Вы допускали, что вернетесь в политику и станете президентом Дагестана?

– На тот момент нет; моя политическая карьера всем известна – где и когда я работал. Когда после ухода из университета я пошел в парламент, я искренне болел за республику и Магомедсалама, я хотел, чтобы состоялось его президентство, и помогал ему, чем мог. Так сложилось, что меня пригласил президент страны и спросил: «Вы не могли бы поехать в Дагестан?» Я сказал: «Владимир Владимирович, мне 65 лет…». Он говорит: «65 лет – не ваша вина, а наша, вас надо было давно отправить туда», и добавил, что средний возраст американских губернаторов – 65 лет и т.д. Я говорю: «Владимир Владимирович, я понимаю, что вам надо сразу ответить, но это слишком сложный вопрос, чтобы я сразу ответил». Он говорит: «Хорошо, мы встречаемся и так на президентском Совете, подумайте над этим, дайте ответ». Я поехал в Дагестан, будучи человеком честным и искренним, без всяких хитросплетений, как вы тут говорили, и встретился с Магомедсаламом. У меня с ним были хорошие отношения. Я ему сказал: «Магомедсалам, я был у президента, один на один, он выразил недовольство вашей работой и есть определенная тревога о состоянии дел в Дагестане. Давай мы отбросим все эти стратегии до 2025 года, пусть они будут на бумагах, я подключу своих людей, ты дай своих – нужна трехлетняя программа по выводу Дагестана из кризиса». Это то, что я потом сделал. Он ответил: «Рамазан, какие программы тут, пусть деньги дают на программы» и т.д. После этой беседы, через три месяца, я при встрече сказал В.В. Путину: «Владимир Владимирович, я ваш солдат и готов служить там, где вы скажете». Я сделал выбор, ибо Дагестан, как я мыслил, нуждался в этом.

 

Тост как национальная идея

 

– Как известно, Рамазан Гаджимурадович, очень долго говорили, что вы идете главой Дагестана, не меньше говорят, что вы уходите с должности главы, что вас снимают, что вас вызвали вчера, сегодня и т.д. Откуда это все, у вас есть объяснение этому?

– Это от желудка и некоторых других органов людей, которые привыкли жрать, красть и убивать в Дагестане. Если Абдулатипов не дает им этого делать, они свое желание бесконечно оформляют в виде слухов, сплетен и т.д.

– Одним словом, это слухи…

– Это не слухи, это их желания. Абдулатипов сегодня, хотят они этого или нет, – это не абстракция, это объективная реальность, с этим им надо считаться. При всей моей жесткости я фактически без работы никого не оставлял, какую-то альтернативу предлагал уходящим. Но они свое увольнение воспринимали как оскорбление, не только как личное, но и как оскорбление всего рода и своего народа. Кто какой национальности я узнаю после того, как кого-нибудь освобождаю от должности. Начинают говорить, что их нацию обижают, хотя речь идет об одном конкретном человеке. Поэтому слухов, разговоров очень много, реагировать на сплетни не вижу смысла. Есть один больной парень, которому я помогаю. Когда я поехал на операцию ноги в Германию, его телефонный разговор перехватили мои ребята. Он звонил сторонникам одного из тех, кто хочет, чтобы меня не было здесь: «Вы знаете, у Абдулатипова очень плохие анализы…». Такой народ… Поэтому, если можно, откройте в вашем журнале новую рубрику и дайте там: «У Абдулатипова хорошие анализы» (смеется).

– Вы сказали, что находите другую работу уволенным. Вместе с тем люди ведь не привыкли, чтобы их снимали с должностей, – до вашего прихода десятилетиями никого не снимали. Вы об этом не думали, что не привыкли они так терять должности?

– Многие люди в последние 10-15 лет, в период безвременья дискредитировали себя, деквалифицировались, разучились работать. Их способности развивались не в том направлении. Я, например, стараюсь не ходить на свадьбы, дни рождения, в рестораны. Потому что, как только я туда приду, начинают хвалить меня – тост следует за тостом… У меня есть одна незаконченная рукопись, называется «Магарычстан»; я там говорю, что главной национальной идеей республики «Магарычстан» является тост. И в зависимости от того, как вам удастся затронуть наиболее интимные части организма начальника, зависят ваши перспективы. Поэтому я вынужден сегодня преодолевать развращенность общества и развращенность власти, и трудно определить, что первично тут, а что вторично. Это все равно, что сознание и материя. Само общество, созданная годами среда порождает воров, убийц, фанатиков и т.д. Поэтому я ставлю задачу изменить общество, мировоззрение дагестанцев, возродить культуру дагестанцев – иначе нет спасения. Поэтому я говорил, что работаю на следующих руководителей, – для этого нужно время.

– Вас очень часто критикуют разные люди в социальных сетях и через прессу, как вы к этому относитесь?

– Все зависит от того, кто этот человек. Вы же знаете, что если журналист пишет объективно, указывает на ошибки властей, я это принимаю и беру во внимание. Но когда я вижу, чей он раб, на кого и за какие деньги работает и пишет, то игнорирую то, что он пишет. Люди есть разные, и не всегда у власти бывает адекватное отношение к человеку. Я это вижу по своей работе. Есть, например, ребята, которые не прогибали свою спину ни перед кем, достойно жили. Когда я рекомендую их на те или иные должности, им мешают – на них собрана куча компрометирующего материала. Если даже я отстраняю от дела заказчиков этой грязи, этот компромат остается – он копился годами по заказу, как правило, воров и бандитов.

Стоит мне назначить на должность достаточно нормального человека, сразу всплывает этот заказ. Хотя я знаю, кто заказал, и как формировалась эта папка. Мне говорят: «Вы знаете, на него у нас есть материал». Я у них спрашиваю: «Скажите, на кого у вас нет этого самого материала? На всех у вас есть компромат!». Так сложилось, что чем порядочнее человек, тем больше на него материала, а на бандитов и убийц нет – ибо они давно откупились и компромат уничтожался. Проблем тысячи, я тоже не успеваю проследить все, но я искренне и изо всех сил работаю над тем, чтобы исправить положение в Дагестане. И уверен, что у меня получится. Дагестан – это живой организм, на добро отвечает добром, на зло – злом. Все будет зависеть от чистоты помыслов и желания навести порядок. Слухи и сплетни были и будут, это их работа сегодня, у меня – другая работа. И чем успешнее я буду работать, тем больше будет таких компрометирующих материалов. Это хороший индикатор.

 

Уход Амирова и его наследство

 

– Вы это о сторонниках Амирова говорите? Все-таки он ушел с должности в ваш период, хотя вы сказали, что «не смеетесь и не плачете» по этому поводу. Мало кто верит, что вы не при делах тут…

– Дело не в Амирове. Но если бы это от меня зависело, я бы очень много людей убрал с должностей и отправил бы куда следует. Да, я как руководитель обозначил другой вектор развития Дагестана. Вы помните, буквально через месяц после моего прихода главой республики были люди, готовые выступить в поддержку окруженных в Семендере бандитов, и какие-то беспорядки тоже планировали. Многие получали флешки, некоторые бежали из Дагестана. Это было состояние дагестанского общества на тот период. Сегодня люди не выйдут в защиту бандитов – значит, нам удалось переломить ситуацию. Что там ты говорил по Амирову?

– Это не я говорил, говорила Перзият Багандова в студии «Эхо Москвы», что именно Рамазан Абдулатипов ввел в заблуждение федеральный центр, и арест Амирова связывала с вами.

– Перзият – женщина, я не хочу спорить с женщиной и ковыряться в ее судьбе. Она в свое время была министром социального обеспечения республики, а кого она обеспечивала, можно узнать по ее собственности в Махачкале. Что касается Саида Амирова, материалы на Амирова были собраны за несколько лет до моего прихода. Эти дела велись, количество переходило в качество. Понимая это и не желая себя связывать с его судьбой, я предупреждал его близких людей: пусть Саид Джапарович не делает заложниками своих сыновей, близких, родственников и спокойно уходит с работы – хотя бы на другую работу. Город надо освободить, я ему лично сказал об этом. Я его вызвал к себе и сказал: «Саид Джапарович, мы люди, которые никогда не боялись друг друга и не пугали друг друга. Каждый должен работать в рамках своих полномочий, у меня свои полномочия, у вас – свои. Я не потерплю, как раньше, когда вы охаивали одного президента, второго президента, и по этому поводу весь город говорил. Или работаем как государственные люди, или, если хотите воевать, будем воевать. Хотя я не такой опытный боец, как вы, но я научусь». Он сказал: «Рамазан Гаджимурадович, я всегда считал вас настоящим горцем и относился к вам с уважением, и я рад буду работать с вами, как ваш рядовой помощник». Вот его слова. И в течение трех месяцев совместной работы не было конфликта, хотя я ему каждое утро звонил и беспокоил: «почему там не убрано, почему тут грязь, бардак» и так далее. Я ему открыто сказал: «Ты, может, многое сделал, но ты уничтожил город, тут нет места для человека». Но Амирова создавали мы сами – от трусости и развращенности.

– И он все ваши замечания принимал? Это что-то невероятное для дагестанцев.

– Вместе с тем, все дагестанцы знали, кто, чем занимался в Дагестане за эти годы. Если кто-то думает, что рядовой дагестанец дурак, что его можно обманывать, и что он ничего не понимает, они ошибаются. Рядовой дагестанец порой в сто раз больше понимает, чем разные начальники. Поэтому я еще раз говорю: эту дорогу избрал для себя сам Амиров. И Абдулатипов к определению этой дороги не имеет никакого отношения, он сам отвечает за свои деяния. А каковы эти деяния – на этот вопрос пусть отвечают органы.

– Когда назначали мэром Махачкалы Муртазали Рабаданова, вы сказали, что это оптимальная фигура, ректор классического университета, человек с опытом, однако его поменяли очень быстро, как это объясните?

– Тогда нужен был Муртазали Хулатаевич, чтобы показать людям, что может быть другая власть. Он справился с поставленными задачами. Но он оказался нужнее на посту ректора единственного эффективного вуза республики, классического университета. Это тоже ведь важно для республики. Я провел фундаментальное исследование всех даргинцев, кого можно было поставить на это место.

– Почему именно даргинца, почему, например, не аварца, когда почти третья часть жителей республики аварцы, если учитывается национальность?

– На этом фоне, в это время, когда один даргинец – исполняющий обязанности, другой – сидит, нельзя было не учитывать эти обстоятельства. Хотя я считаю, что это место не является ни аварским, ни даргинским и так далее, там должен быть эффективный управленец. Последние три дня у меня оставались три возможные кандидатуры даргинцев на должность мэра Махачкалы.

– Не озвучите имена?

– Нет никаких секретов: это министр строительства Мусаев, министр торговли Умавов и Сулейманов.

– О Сулейманове люди разное говорят. Вы, наверное, в курсе – я имею в виду распространившийся слух о неких миллиардах, которые дали вам за назначение.

– Сулейманов был как раз таки единственным, кто просил, чтобы его оставили на его теплом месте, – я имею в виду ФОМС. Никаких проблем у него там не было, работа была налажена. И по национальным моментам он подходил. Я фактически уговаривал его идти на эту должность. «Ты был в политическом руководстве республики – спикером, – говорю я ему, – возглавлял довольно-таки успешно город, знаешь специфику работы, в конце концов, ты – даргинец. Кто должен тут навести порядок, если не ты?» Так и был сделан выбор. Мусаев хороший, грамотный парень, у Умавова тысячи достоинств, но у них обоих меньше опыта в этой области. А за что он мне деньги дает, если это я его прошу идти мэром? Сулейманов довольно крепкий по духу человек, что немаловажно в реалиях Дагестана. Вы понимаете, когда на федеральном уровне начали говорить про одного руководителя, я сказал: «Вы знаете, Кавказ – это такая действительность, что здесь может руководить бандит, даже вор может руководить, а трус – не может. Если он трус, на него сядут». Сколько раз за эти годы мне иногда приходилось лезть на рожон, чтобы не быть трусом; я такой же человек, как и все, и мне тоже бывает больно…

 

Абдулатипов заплатил Сулейманову…

 

– Одно дело, когда о взятках пишут в социальных сетях под вымышленными именами, другое – когда об этом написали в официальной дагестанской прессе. Власть, пресс-служба Главы республики, государственные СМИ должны ведь как-то реагировать на это. Как должен к этому относиться народ Дагестана?

– Писать, конечно, можно… можно написать, что, ходят слухи, мол, Рамазан Абдулатипов заплатил деньги, чтобы Сулейманов пошел главой города. Это будет больше похоже на правду, чем то, что пишут. Я часто привожу в пример следующую ситуацию. Сидят, к примеру, на лавочке бабушки. Выходит из подъезда молодая девушка с парнем, и одна из бабушек начинает поносить девушку: вот она такая-сякая, гулящая и так далее, она с этим ходила, с тем встречалась… По мнению этой бабушки, не может девушка просто встретиться с молодым человеком и разговаривать – за этим что-то есть. А девушка приличная, воспитанная. Почему бабушка так говорит? Потому, что эта бабушка и есть бывшая проститутка. И бывшей проститутке кажется, что все должны быть проститутками – просто любить, говорить, встречаться люди не могут. Вот все эти политические проститутки, их заложники, рабы и распространяют эти слухи. Они сидят и думают: если бы я был на месте Абдулатипова, я бы взял именно такую сумму. Это они и озвучили. Это развращенная психология, она не может быть другой. Я тебе говорю как земляку, которого знаю давно: я за деньги людей не назначал и не назначаю. Если надо заработать, есть тысячи других путей, кроме этого крохоборства.

– Как вам кажется, какой процент людей верит тому, что пишут о вас?

– Я же говорю, это все зависит от внутреннего состояния, чистоплотности того, кто читает это. Честный этому не поверит, а взяточник моим словам не поверит. Приведу еще один пример. В Москве у меня есть друг, он работает в Росагролизинге, Назаров его фамилия. Он говорит: «Рамазан, как мне эти с… надоели, ты не можешь их закрыть, пишут, что ты там взятки берешь, я же знаю тебя сто лет…» В это время возле нас сидит другой наш приятель Исаак из «Дагагрокомплекса». Я Назарову говорю: «Правды ради расскажу один случай. Я Исааку помогаю, потому что «Дагагрокомплекс» – один из эффективных комплексов в Дагестане. Я к тебе тоже обращался, чтобы ты помог Исааку техникой. Ты же видишь, что я ему помогаю постоянно? Однажды ко мне заходит Исаак и говорит: «Рамазан Гаджимурадович, вы мне очень помогли, я хотел бы со своей стороны…» – и начинает показывать что-то на пальцах. Я ему говорю: «Исаак, ты хочешь, чтобы я прекратил с тобой общение и не помогал? Я руководитель Дагестана и заинтересован, чтобы твои дела пошли в гору, это на пользу республике. Если ты будешь ходить ко мне с этими вещами, мы расстанемся с тобой… Вот если бизнес твой сложится удачно и со временем станет прибыльным, и я уже буду на пенсии, тогда можешь ко мне подойти поблагодарить и так далее». Рассказав это Назарову, я спросил рядом сидящего Исаака: «Исаак, было так?» – «Один к одному, именно так и было», – отвечает он. Спрашиваю, уже обращаясь к Назарову: «Валерий Леонович, ты понял, что я не изменился?».

– Если так, это ведь не очень эффективное управление: люди, получившие портфели бесплатно, не будут за вашу политику работать. Говорят, что один из прежних руководителей говорил, когда брал деньги: «Я мог бы у вас это и не брать, беру, чтобы вы поняли, кто тут хозяин положения». Они ведь не почувствуют вашу власть, и терять такую работу им будет не жаль.

– Я не понимаю одно, как я могу выступать перед народом или читать лекцию студентам, говорить о морали после того, как взял у них деньги? Как я могу делать замечание министру, который меня давно купил? Поэтому я отправляю их свободно в отставку, я показываю людям, что я им ничем не обязан. Я тебе искренне говорю, были люди, которые пытались предложить что-то через кого-то, но они не работают у меня, их не приняли. Брать взятку – это та же проституция, другого слова я не знаю. Другое дело, когда ты помог человеку в бизнесе или еще где-то, и он тебя отблагодарил без всяких условий. Такое бывало в жизни. Продажа должностей – это позорное явление.

– А кто из назначенных вами министров, чиновников оказался наиболее эффективным работником?

– Наиболее эффективный и чистоплотный человек – это руководитель Администрации Главы республики и Правительства Рамазан Алиев, хотя и он учится многому. Эффективным чиновником оказался Эфендиев. Гамидов никому не уступит по человеческим качествам – у него есть стержень, быстро набирает и умеет работать. Раюдин Юсупов – толковый министр экономики: и в Москве, и тут умеет работать. Танка Ибрагимович хороший министр. Некоторые пишут, что назначили человека без опыта министром культуры; Зарема Бутаева грамотный человек, закончила консерваторию, а то, что ее не устроили по специальности в республике, – это проблема других людей, а не ее. Она старается, не снизила уровень, где-то прибавила даже. Очень важная структура – парламент, Хизри Исаевич справляется хорошо, наладил согласованную работу вместе с правительством. Хотя в парламенте сидят люди разных мировоззрений, но среди них немало опытных и болеющих за дело людей – мне с ними легко работается.

– Получается, что в парламенте есть люди, которые не очень вам подходят?

– Во время встречи с Президентом страны – тогда я еще был Чрезвычайным Послом в Таджикистане – речь шла и о проблемах Кавказа, Дагестана. Владимир Владимирович Путин сказал: «Рамазан Гаджимурадович, вы человек другой культуры, другого мировоззрения…» и так далее. Я это понимаю, я отличаюсь от некоторых людей, о ком я говорил выше, мне не нужно от них ничего, их любовь для меня разврат. У нас разное образование и миропонимание. Мы разные люди, но сотрудничаем.

 

Сумма не состоит из единицы

 

– Разное миропонимание у вас не только с республиканскими депутатами, но и с депутатами Государственной Думы, кажется. Что скажете по заявлению депутата Умахана Умаханова?

– Откровенно говоря, я один раз слушал его выступление по интернету, но ничего не понял из того, что он говорит. Если он мне объяснит когда-нибудь, чего он хочет, я вам отвечу на этот вопрос. На сегодня он не смог мне объяснить, чего он хочет.

– Как известно, Умаханов – зять братьев Магомедовых, компания «Сумма». Означает ли это, что у вас с «Суммой» испортились отношения?

– Для суммы должно быть хотя бы два человека, а Умахан тут один (смеется). У меня самые нормальные отношения с Зиявудином Магомедовым, он помогает, поддерживает, я его компанию привлекаю по делам Дербента. Такие же отношения у меня с Сулейманом Керимовым, Омаром Муртузалиевым и другими успешными дагестанцами. Группа «Сумма» выиграла тендер на ремонт взлетно-посадочной полосы аэропорта, компания Сулеймана Керимова будет строить новое здание аэропорта, идет нормальная работа. Но при этом им обоим было сказано: ребята, я не умею заниматься бизнесом и вам не советую заниматься политикой, каждый должен работать в своей сфере во благо Дагестана и нашей общей страны. Они к этому относятся с пониманием. Просто надо людям честно и четко сказать, они люди умные и состоявшиеся, с ними надо советоваться по их сфере, бизнесу и так далее. Вот сейчас после беседы я поеду на встречу с бизнесменом Омаром Муртузалиевым – он мой старый друг, помогает Дагестану. Во-первых, я с ними дружу чисто по-человечески, и второе – это и в интересах Дагестана. А в интересах Дагестана я готов дружить… (пауза) даже с Умаханом (смеется).



Автор: Магомед Бисавалиев

Оценить статью

Метки к статье: Рамазан Абдулатипов, Магомед Бисавалиев, Дагестан, Журнал Дагестан

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
<
Д.Саидбегов

14 декабря 2014 12:49

Информация к комментарию
  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
С удовольствием прочел умные вопросы и умные,честные и откровенные ответы.Появилось больше уверенности в том,что Дагестан будет меняться к лучшему.Спасибо.
<
Гаджи

5 марта 2015 01:10

Информация к комментарию
  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
Рамазан Гаджимурадович дай аллагь вам здоровья, долгих лет жизни, вы настоящий патриот Дагестана, всей душой болеете за Дагестан. Я искреннее горжусь вами что вы есть такой. Рамазан Гаджимурадович вы дали людям свободу это самое ценное что есть на свете, к большому сожалению некоторые непонимают этого, им больше нравится когда их эксплуатируют. Рамазан Гаджимурадович пусть бережет вас Всевышний.
<
Абдула

11 февраля 2017 17:54

Информация к комментарию
  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
Оценить мысли Абдулатипова в Дагестане пока ни кому не дано. Настолько глубоко мыслящий Дагестанец. Огромным жизненным опытом, и не потопляемый нрав истинного Дагестанца. Но иногда излишне грубоват, как и все мы Дагестанцы. Это моё мнение которое не берусь отстаивать. Всех вам благ Рамазан Гаджимурадович.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^