» » НАШИ ЗАВОДЫ ВЫЖИВАЮТ ЧУДОМ
Информация к новости
  • Просмотров: 848
  • Добавлено: 8-08-2015, 21:14
8-08-2015, 21:14

НАШИ ЗАВОДЫ ВЫЖИВАЮТ ЧУДОМ

Категория: Общество, Экономика, №7 июль 2015

НАШИ ЗАВОДЫ ВЫЖИВАЮТ ЧУДОМГлавными негативными последствиями нынешнего кризиса многие экономисты считают не ощутимое снижение качества жизни, вызванное ослаблением рубля, не рост цен и даже не отрицательную динамику экономического развития (список этот можно продолжить). По их мнению, основная беда сегодня – резкое сокращение и без того скудных инвестиций в промышленность страны. В принципе, все понятно: без возрождения промышленности страна рискует на долгие годы остаться сырьевым придатком развитых стран, и главным барометром экономических процессов в России еще долго будет служить кривая мировых цен на нефть.

Если в самом начале кризиса еще оставалась (пусть и призрачная) надежда на то, что экономика страны, ориентированная на потребление, сменит вектор и начнет поступательное движение в сторону экономики развития, то теперь уже окончательно ясно – рекомендации ведущих экспертов в очередной раз оказались невостребованными, а уроки прошлых лет не пошли впрок. Нет, попытки достучаться до властей предпринимаются и сегодня. На днях, к примеру, первый зампред комитета Госдумы Владимир Гутенев в письме на имя Набиулиной предложил Центробанку оперативно снизить ключевую ставку до 8%, а в перспективе до 6,0-6,5%. По его мнению (при этом он опирается на заключения промышленного сообщества РФ), без этих мер конкурентоспособную промышленность в стране создать нереально. Депутат приводит в письме статистические данные, согласно которым «существенное падение промышленного производства по сравнению с тем же периодом прошлого года в обрабатывающей промышленности составило 7,2%, а в автомобилестроении более чем 37%, что свидетельствует о значительной инвестиционной пассивности как внешних, так и внутренних инвесторов». Но рассчитывать на то, что рекомендации эти будут услышаны, особо не приходится. По мнению Германа Грефа, это свидетельствует, во-первых, о том, что нынешние механизмы управления в России пока еще не ориентированы на развитие, а, во-вторых, страна еще не достигла «кризисного дна» – как известно, у нас в стране мужик начинает креститься лишь после того, как грянет гром.

Что касается депрессивных регионов (а таковых в России, как известно, большинство), то здесь ситуация хуже в разы. О нюансах инвестиционной политики в дотационных регионах корреспондент журнала «Дагестан» побеседовал с председателем Совета директоров ОАО «Авиаагрегат» Сайпулой Пириловым.

 

– Сайпула Мансурович, на мой взгляд, на материалах, касающихся ваших попыток создать в Дагестане автомобильный кластер, объединяющий ведущие предприятия республики, вполне можно защитить докторскую диссертацию по теме: «Почему промышленность дотационных регионов обречена на системный застой». Самое смешное, что распоряжения оказать вашему проекту всестороннюю поддержку и помощь в свое время отдавали лично и Путин, и Медведев. Я уже не говорю о руководителях республики – до Абдулатипова о необходимости помочь Авиаагрегату говорили и Муху Алиев, и Магомедсалам Магомедов.

– Все правильно. Россия вообще удивительная страна, здесь распоряжения руководства очень часто вязнут в чиновничьем болоте. Работу, которую вполне можно выполнить за неделю, у нас умудряются затягивать даже не на месяцы, на годы. Простой пример. Приезжает в Дагестан министр промышленности и торговли России, знакомится с нашим заводом, с нашим проектом и говорит: «Замечательная идея, мы ее обязательно поддержим. Как только я вернусь в Москву, дам поручение подготовить положительное заключение министерства по проекту». Проходит месяц, полгода, год, два, а дело с мертвой точки не сдвигается. Мы звоним в Москву, ездим в министерство, нас убеждают, что все в порядке, процесс идет. Вот только результата как не было, так и нет, и время безвозвратно уходит. В конце концов положительное заключение Минпромторга России мы смогли получить лишь после того, как в Москву слетал Глава Республики. Рамазан Гаджимурадович встретился с министром, пожаловался на чиновничий беспредел, и через очень короткое время мы наконец положительное заключение получили. Но это же ненормально, так работать невозможно.

– Получается, судьба любого проекта напрямую зависит от человеческого фактора?

– Увы, не только от него. Есть еще масса объективных обстоятельств, каждое из которых может поставить крест на любом начинании. Самая главная беда Дагестана – это его бедность. Знаете, как реализуются инвестиционные проекты в регионах-донорах, в том же Татарстане, Башкортостане. Там любое предприятие легко может оформить кредит в западном банке под 2-3% годовых – для этого достаточно гарантий банка, уполномоченного правительством региона. А в Дагестане такого банка вообще нет.

Нам под наш проект предлагали дешевые кредиты и швейцарцы, и наши партнеры китайцы. Последние вообще были согласны на несколько лет предоставить отсрочку по платежам – до тех пор, пока проект не начнет окупаться. Но для этого нужны были гарантии банка, уполномоченного правительством Дагестана. А поскольку такого банка в республике нет, мы должны были заручиться гарантиями одного из ведущих банков России. Как оказалось, сделать это в России практически невозможно.

– Я слышал от многих инициаторов инвестиционных проектов, что все упирается в банковскую экспертизу, которая, как я знаю, растягивается на месяцы?

– Если бы только одно это…. Наш проект, к примеру, экспертизу во Внешэкономбанке прошел. Но гарантий мы так и не получили. Сначала потребовались деньги для проведения масштабного Дальневосточного саммита, потом все финансовые средства страны направлялись на строительство олимпийских объектов в Сочи, ну а потом случился Крым, ставший началом масштабного экономического кризиса в стране. Вывод неутешительный – богатые регионы будут богатеть, а бедные – беднеть. И сделать тут, по большому счету, ничего нельзя.

Смотрите, для поддержки инвестиционной политики у бедного региона имеются всего два рычага – залоговый фонд и финансовые гарантии. При этом наиболее привлекательные активы залогового фонда, как правило, давно заложены, а оставшиеся ни один крупный банк не устраивают. Это не только наши, дагестанские реалии, точно так же обстоят дела и в других депрессивных регионах. В итоге получается, что механизм поддержки в реальности всего один – финансовые гарантии субъекта. Как правило, они весьма невелики, и поэтому за эти ресурсы в регионах идет настоящая война, в которой выигрывает тот, у кого больше административный ресурс.

После того, как мы поняли, что денег на весь проект нам не дадут, мы приняли решение реализовывать его по частям. Разбили его на этапы, при этом стоимость первого этапа составила 500 миллионов рублей. Деньги, по большому счету, не очень большие даже для Дагестана, поэтому мы не сомневались в том, что их получим. Тем более что Глава Республики пообещал нам всестороннюю поддержку. Договорились с Россельхозбанком (тут проблем не возникло), осталось лишь получить гарантии республики.

– Если не ошибаюсь, и тут заминки не случилось, во всяком случае, в СМИ появились сообщения, что гарантии вам предоставили?

– Все правильно, мы их получили прошлой осенью, на фоне разгорающегося в стране кризиса. Помните, какая паника в то время царила в наших банках. Проценты по кредитам доходили до 40% годовых. Поэтому в Россельхозбанке нам посоветовали перенести банковские гарантии на 2015 год. Мы обратились в правительство с соответствующими предложениями, и нас уверили, что никаких проблем с гарантиями не будет, потому что вопрос этот держит на контроле лично Глава Республики. Поначалу все складывалось хорошо – 25 мая состоялось заседание правительства, на котором приняли решение обратиться в Народное Собрание с предложением включить в бюджет этого года гарантии для трех приоритетных инвестиционных проектов. Поскольку наш проект в заветную тройку вошел, мы начали активно готовиться к созданию на предприятии сборочного производства. Но, увы, уже 27 мая кто-то (нам так и не удалось выяснить кто) решение правительства изменил, вычеркнув Авиаагрегат из списка проектов, претендующих на республиканские гарантии. В итоге мы в очередной раз оказались у разбитого корыта.

– Насколько я понимаю, это решение больно ударило не только по вашему заводу, пострадали и другие промышленные предприятия республики.

– Все верно, ведь наш проект предполагает создание кластера по производству автомобилей. В него, по нашим замыслам, должны будут войти около десяти наших заводов. Вы понимаете, что это значит? Десять дагестанских предприятий получат гарантированный многолетний заказ, а значит – обеспечат себе безбедное существование и возможность провести модернизацию производства за счет собственных средств. В наше непростое время это поистине королевский подарок.

Знаете, как сегодня трудно получить заказ за пределами республики? Большинство регионов вообще «замкнуты на себя» – в них действуют местные законы, запрещающие отдавать заказы на сторону. В других же, если и удается что-то урвать, то это, как правило, то, что предприятию-заказчику на своем оборудовании производить невыгодно. Как правило, это низкотехнологичная, металлоемкая и трудоемкая продукция, приносящая минимальную прибыль (высокорентабельные заказы ни один завод на сторону не передаст). На этом фоне периферийные предприятия в буквальном смысле борются за выживание. Программа импортозамещения загрузки тоже обеспечить не может – при нынешних темпах пройдет не менее двух десятков лет, прежде чем наши предприятия будут загружены хотя бы на треть. Кроме того, для участия в этой программе на многих предприятиях необходимо провести полную модернизацию, без этого высокотехнологичную продукцию выпустить невозможно.

И получается, что изменить ситуацию в дотационных регионах можно только за счет таких мультипликативных проектов, как наш. Честно говоря, мы проанализировали все приоритетные проекты, готовые к реализации в республике, и в очередной раз убедились в том, что лишь наш полностью отвечает требованиям программы «Новая индустриализация», реализацией которой сегодня занимается в Дагестане сразу несколько министерств. Судите сами, в ходе реализации нашего проекта только на Авиаагрегате будет создано более тысячи новых рабочих мест, еще 3-4 тысячи рабочих мест появится на предприятиях-смежниках. При этом средняя зарплата работников будет составлять примерно 25-45 тысяч рублей. Заметьте, речь идет об абсолютно «белой» зарплате – как известно, в промышленности «серые» схемы абсолютно не работают. И на этом фоне нам вдруг отказали в предоставлении гарантий. Честно говоря, мы уже пару недель пребываем в полном шоке. Деньги-то, по большому счету, не очень большие, а гарантия эта во многом формальна – ведь в любом случае мы отвечаем за кредит всеми своими активами.

– А за счет военных заказов вы свой автомобильный проект не осилите? Не так давно Сергей Шойгу подписал приказ о выпуске на Авиаагрегате учебно-тренировочного самолета нового поколения.

– Разве что через несколько лет, и то, если все пойдет, как надо. Дело в том, что запуск любого высокотехнологичного изделия в серию – процесс очень долгий. К примеру, в этом году мы подготовили к испытаниям несколько образцов нового самолета. По плану к испытаниям приступят во второй половине 2015 года. Если все пройдет успешно, в 2016 году мы выпустим так называемую установочную партию – 6 самолетов, которые в течение года будут эксплуатироваться в тестовом режиме. Получается, что даже при самом идеальном раскладе к серийному выпуску мы подойдем не раньше 2017 года. А, кроме того, на первых порах нам придется брать под этот проект кредиты, поскольку потребуется закупить высокотехнологичное оборудование, без которого «серию» мы просто не потянем. И получается, что до автомобильного проекта дело дойдет очень нескоро. А с учетом того, что мы уже и так практически потеряли семь лет, без помощи республики на нашем проекте смело можно будет поставить крест.

Честно говоря, российская промышленность вообще умудряется выживать лишь чудом. В то время как на Западе проценты по кредитам составляют от 0 до 1,5%, у нас ставка в 15% считается громадной удачей. Недавно читал статью одного экономиста, так он доказывает, что российским производителям из-за высоких процентных ставок каждый станок обходится вдвое дороже, чем их западным коллегам. И при этом мы еще говорим о какой-то конкуренции. Плюс ко всему все эти многолетние согласования в министерствах и ведомствах, которые по существу никому не нужны. Вполне хватило бы небольшой экспертной группы, оценивающей поступающие проекты с точки зрения их рентабельности. Все остальное – это издержки нашей бюрократии.

Я уже не говорю о диктате банков – каждый банк, в который мы обращались за кредитом, требовал, чтобы мы сначала оплатили работу их аудиторов, оценивающих жизнеспособность проекта (при этом у нас на руках всегда имелось заключение независимых аудиторов, которым мы тоже были вынуждены заплатить). После этого мы должны были оплатить разработку нового бизнес-плана, отвечающего требованиям этого банка. Да, если после этого банк в кредитах отказывает, деньги тебе никто не возвращает, и в другом банке ты снова вынужден платить и за экспертизу, и за бизнес-план. Полный дурдом.

В общем, мы опять оказались отброшены на несколько лет назад, а вместе с нами потеряла надежду на развитие и вся дагестанская промышленность. И что делать в такой ситуации, мы не знаем.



Автор: АНДРЕЙ МЕЛАМЕДОВ

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^