Информация к новости
  • Просмотров: 1307
  • Добавлено: 8-08-2015, 22:32
8-08-2015, 22:32

ШАБШИ

Категория: Культура, №7 июль 2015

ШАБШИВсю дорогу из города в Аул мастеров Анфиса прокручивала в голове, как она будет отчитывать Култум за ее молчание, отчужденность и бессердечие. Считала вправе вести себя так, памятуя о том, как велик культ старшего в горах: как-никак она на год старше подруги! Не раз мысленно повторяла обидные слова, какие должна была услышать Култум и которые должны были показать ей, какого верного человека она имеет в ее лице.

Заметив ее непривычную задумчивость, Дауд время от времени утешал ее:

– Да не переживай, ласточка! Вполне жива-здорова твоя подруга. Сердце мое редко ошибается. Вот увидишь…

В его обращении к ней как к ласточке не было ни снисхождения, ни иронии. Оно звучало простодушно и дружелюбно.

В ответ Анфиса молча кивала головой и думала: «Много ты понимаешь! Я бы и не переживала особо, если бы дело было в болезни. Кто когда-нибудь не болеет?!» И опять переключалась на Култум, упрекая ее чуть ли не во всех смертных грехах.

Войдя в ворота дома, Анфиса увидела во дворе подругу, ее отца, брата и мать. Занятые каждый своим делом, они незримо были связаны невидимой цепочкой в единое целое, в одну большую семью, в которой царит дух согласия и взаимопонимания. Составляющими этой семьи были также и Лихбар с Капланом, и Драчун со своими курами. Анфисе показалось, что она попала в тот волшебный мир, который можно сколь угодно лелеять в душе, но он всегда будет оставаться неосуществимой мечтой. Хотя в представшей ей реальности не было ничего необычного и сверхъестественного, Анфиса была до глубины души тронута. «Где еще можно увидеть такое?! Только бы сохранить эту простоту и обыденность аульской загадочной жизни!» – подумала она. В городе ведь нет этого безотчетного чувства общности, врожденного единения человека и природы…

Оказавшись в сказочном мире, Анфиса забыла о своей гневной тираде, заготовленной в адрес подруги.

Между тем Култум испытывала некоторую неловкость перед гостьей. Она не отвечала на звонки не потому, что не хотела дружить с ней, а лишь потому, что ей надоела назойливая болтовня Марго. Поддерживать связь с одной подругой и одновременно игнорировать другую – было как-то неэтично. Поэтому она и отключила мобильник. Собиралась повиниться перед Анфисой, но необходимость в этом сама собой отпала – радость встречи заглушила и перечеркнула мелкие недоразумения.

Когда Анфиса высыпала на стол ворох лекарств для Култум, мать вскрикнула:

– Вай, аман дарман! (Вай, дорогая!) Зачем так много? Куда я их теперь дену?

– Отдадите тем, кто болеет.

– Ненашенские все! – прошептала Култум, вчитываясь в надписи на пакетиках и флаконах.

– А какие? – поинтересовалась мать.

– Немецкие… Французские…

– Немцы и французы откуда знают, какие лекарства нужны нам? – то ли в шутку, то ли всерьез проворчала Аматулла, предпочитающая все отечественное.

– Ну и скажешь ты, мама! – благодушно засмеялась дочь.

Певучий детский голос и заливистый грудной смех Култум завораживали гостью. Она любовалась тем, как родинка-чечевичка на ее щеке оживала, трепыхаясь, когда подруга смеялась. Так и подмывало обнять ее и, тиская со всей силой, целовать до одури. Но Анфиса с трудом сдерживала себя, зная, как неодобрительно отнесутся к ее излияниям мать с дочерью, воспринимающие проявление горячих эмоций за телячьи нежности.

Поникнув, Анфиса полезла в сумку:

– Ой, чуть не забыла! Ами-ир! – оглянулась она. – Кажется, с нами поднимался. Куда он делся, тетя Аматулла?

– Мяч, наверное, гоняет на улице. Дауд ведь такой подарок сделал, дай Аллах ему и его дочерям здоровья!

– Мой подарок не хуже, – сказала она, доставая из сумки мобильный телефон.

– Вай, девочка моя, вай! Это слишком большой намус для нас! Ну зачем? Ведь мы даже не родственники…

При словах «большой намус» (большое одолжение) Анфиса почувствовала себя не в своей тарелке: поступок ее был не совсем бескорыстный – через Амира она надеялась наладить связь с Култум. Уши ее загорелись, и она промямлила:

– У него нет ведь трубки?

– Иногда берет у сестры эту самую ту-руб-ку, но копит деньги для своей.

Аматулла сделала ударение на слове «ту-руб-ка», которое раздражало ее: почему не привычное и всем понятное «телефон», не новое «мобильник», а какое-то грубое «труба»? Не понять сейчас молодых: не «машина» и не «автомобиль» говорят, а пренебрежительное «тачка»! Кто-нибудь из них хоть видел тачку и знает, что она из себя представляет?!

Не придавая значения тону Аматуллы, гостья весело заметила:

– Пусть Амир свои сбережения на что-нибудь другое потратит.

Благодарно кивнув Анфисе, мать обратилась к дочери:

– Позови брата.

Култум вышла, собираясь выпорхнуть на улицу, но с лестничной площадки увидела, как брат во дворе гоняет мяч, подключив к игре Каплана и Курмява. «Он скоро и Лихбара научит играть в футбол», – улыбнулась она, довольная тем, что ей не пришлось искать брата.

– Ами-ир! Пусть Каплан с Курмявом сами порезвятся. Поднимись быстро на минутку.

Амир побежал на зов сестры, но остановился у самой лестницы, и, задрав голову, спросил:

– Зачем?

– Тебя такой сюрприз ждет, о каком ты и во сне не мечтал!

– От Анфисы, да?

– Не знаю. Сам увидишь, – подлила масла в огонь сестра.

В несколько прыжков брат преодолел каменную лестницу и ворвался в девичью комнату, опередив сестру, как бы нечаянно оттолкнув ее в проеме дверей. Увидев в протянутой навстречу ему руке Анфисы мобильный телефон, Амир покраснел от удовольствия и растерянно замер.

– Мой презент тебе, Амир Алиханович, – успела только произнести гостья.

– Я догадывался! – воскликнул Амир и вырвал из ее руки мобильник, будто он принадлежал ему, и она только что отняла его у него.

Он собрался было выбежать из комнаты, спеша поделиться своей радостью с друзьями, но, застряв у дверей, вернулся и с лету обнял Анфису, виновато прокричал:

– Спаси-ибо!

И был таков.

– Мальчишка все еще! – улыбнулась мать, качая головой в досаде за поведение сына.

– Ну что вы, тетя Аматулла! Настоящий кавалер! – великодушно усмехнулась Анфиса.

– Кавалеры так глупо не ведут себя, – отвернулась мать.

– Ведут, мама, ведут, – лукаво улыбнулась Култум, моргнув подруге.

– Не поняла тебя, дочь моя.

– Когда голову теряют, и кавалеры ведут себя как дети.

Култум намекала о потаённых движениях невинной души брата к Анфисе, но мать и ведать не ведала об этом и приняла деловито строгий вид:

– Нечего хихикать! Давай лучше помоги обед готовить.

– Можно и я буду, тетя Аматулла? Честно говоря, я давно мечтаю научиться чему-нибудь у вас!

– Нам всем работы хватит. Шабши сварим. В городе такое не готовят.

– Шабши? А что это такое?

– Суп из разных продуктов: кукурузы и пшеницы, гороха и фасоли, чечевицы и риса, с сушеным мясом и колбасой, разбавленный молоком. Обычно его готовят весной. Но до весны далеко. Один Аллах знает, когда вы еще приедете. Хочется чем-то домашним угостить вас – дорогих гостей наших…

– Спасибо, тетя Аматулла! А почему его только весной готовят? – спросила гостья, обнимая Култум за плечи и восхищенно глядя на мать.

– Раньше, девочка моя, зимою продукты очень дорожали, а многое и достать невозможно было. Поэтому еще летом запасались ими на всю зиму. К весне они, как сама догадываешься, девочка моя, заканчивались. И вот в день весеннего равноденствия варили суп, закинув туда остатки всех продуктов, чтобы вместе с ними закончились все беды и невзгоды. Запасаясь снова новыми продуктами, люди как бы заново начинали свою жизнь, как бы обновлялись вместе с природой…

– Как клево! – воскликнула Анфиса, невольно целуя Култум в ухо с серебряной сережкой-колокольчиком.

– Вот и мы с тобой, – сказала Култум, освобождаясь от объятий подруги, – по зернышку будем перебирать пшеницу и чечевицу, горох и фасоль, чтобы ни соринку, ни пылинку не пропустить.

– Можно я чечевицу буду чистить? Честно говоря, очень люблю ее.

– Чечевицу и пшеницу чистить нудная работа, Анфиса, большого терпения требует. Может, фасоль или горох?

– Нет, нет, Култум! За терпение мое можешь не беспокоиться.

Довольная желанием девочек помочь ей, Аматулла вышла за продуктами.

Анфиса бросилась обнимать и целовать подругу. Собственно ради этого и приехала она.

– Знаешь, как я рада?! Как я тебя люблю?! Нет, ничего ты не знаешь! Ни-че-го-шеньки! – орала гостья.

– Чему рада?

– Что у тебя в личном плане все тип-топ! Такой брат! Такие родители!

– Перестань! Ничего особенного. Отпусти! Мама еще увидит…

Вырвавшись из объятий, Култум вытянула обе руки перед собой, чтобы Анфиса не касалась ее, и, оглядываясь на двери, нарочно переменила разговор:

– Одна кукуруза только у нас уже очищенная. И знаешь, почему? Ни за что не догадаешься!

– И догадываться нечего.

– Ну и почему?

– Потому что ты ее еще раньше очистила.

– А вот и нет! Ее Амир очистил! Понимаешь, Амир?! Обычно мужчины у нас этим не занимаются. Это считается женским делом. Но Амиру вдруг взбрело в голову посчитать, сколько зерен в одном килограмме кукурузы. Представляешь?!

– Ну и как – посчитал?

– Посчитал – не только, сколько зерен, но и сколько соринок выбросил. У него бывают такие чудачества! Не подходи и не смотри на меня такими глазами…

– Какими?

– Голодными.

– А если я в самом деле голодна? Не только желудком…

– Оставь глупости! Садись вон там, если еще о чем-нибудь хочешь узнать.

Анфиса присела на самый край стула, готовая при первом же удобном случае вскочить.

– Умоляю, говори!

– Как думаешь, в какой очередности варятся зернышки кукурузы и чечевицы?

– Отдельно, что ли, варят?

– И да, и нет.

– Не врубилась!

– Сушеное мясо и кукуруза варятся дольше всех – они раньше других продуктов и оказываются в кастрюле.

– Потом – моя чечевичка?

– Нет, пшеница. За нею – фасоль и горох. И только потом – чечевица и рис.

– А картошка?

– В последнюю очередь. Нет, нет, не так! Следом за картошкой, когда все сварится, суп разбавляем молоком. Но и не в этом самое главное, – сделала паузу Култум, видя, как заинтригована подруга.

– А в чем? В чем?!

– В том, что продукты все натуральные. Без каких бы то ни было химикатов. Потому и получается одно объедение!

Слушая щебетания подруги, Анфиса с трудом сдерживала себя на краю стула.

– Облизываюсь от предвкушения! – встала она.

Анфиса не успела сделать шаг в сторону Култум, как в дверях появилась Аматулла.

– Вот и мама, – с облегчением вздохнула Култум.

– Я все приготовила. Пойдемте… – сказала она, стоя у открытых дверей.

Глядя на короткую стрижку под мальчишку и спортивную форму (свитер с джинсами) Анфисы, она подумала: «Ей бы хорошую косу и какое-нибудь платье – вполне красиво смотрелась бы». Еще в прошлый приезд Анфисы Аматулла была немало удивлена, впервые увидев городскую девушку без какого бы то ни было макияжа, и это сразу расположило ее к гостье. Более того, на ней не было и никаких украшений (даже сережек!). Тогда Аматулла объяснила это для себя несостоятельностью ее родителей и в душе посочувствовала девушке. Но когда узнала, кто ее родители и как они обеспечены, удивилась и насторожилась. Беспокойство Анфисы о ее дочери, подарки Амиру и Максуду до слез тронули ее, и это изменило ее нелестное представление о горожанах. Она была в восторге от гостьи и шушукалась с мужем, как бы лучше ее отблагодарить.

Светясь вся от счастья, в порыве неистовой веселости гостья воскликнула:

– Тетя Аматулла! У вас не дочь, а супер-пупер! Дайте, пожалуйста, обниму вас, как маму свою. Ну, пожалуйста!

Вспомнив свою мать и вдруг обнаружив, что не питает к ней таких же теплых чувств, Анфиса подосадовала на себя, разнюнилась и смахнула набежавшую слезу.

Со стороны могло показаться, что плачет она от радости. Но истинную причину набежавшей слезы знала только сама Анфиса – это была радость с горем пополам.



Автор: МАГОМЕД-РАСУЛ

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан, МАГОМЕД-РАСУЛ

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^