» » ГРАНИ ДАГЕСТАНСКОГО РАССКАЗА
Информация к новости
  • Просмотров: 1616
  • Добавлено: 8-08-2015, 22:48
8-08-2015, 22:48

ГРАНИ ДАГЕСТАНСКОГО РАССКАЗА

Категория: Литература, №7 июль 2015

В дагестанской литературе новейшего периода появились новые имена, знаменующие отход от старой эстетики. Этот процесс здесь ощутим более чем где-нибудь еще, поскольку ментальный изоляционизм дагестанской прозы, замкнутой лишь на себе, проявлял себя слишком очевидно. Стало ясно: необходим такой контекст, когда даже привычные явления получали бы в литературе новое осмысление. Речь идет не об отрицании действительно ценных накоплений национальной литературы, а о том потоке серой литературы, которая долгие годы была вне критики и вне круга читательских интересов.

Процесс поисков нового вместе с удержанием некоторых элементов ранее накопленного, креативного, способного к дальнейшей динамике и видоизменению в «старых» формах поэтики, набирает силу. Наиболее выразительны в этом ракурсе жанры рассказа и новеллы. Это обусловлено самой природой жанра: как известно, рассказ является одним из самых динамичных и внутренне пластичных жанров, чутко реагирующих на все новое в действительности.

На рубеже веков заявили о себе авторы, чьи литературные искания имеют заметное влияние на динамику развития малых жанров. Экзистенциальное восприятие жизни характерно для В. Керамова, И. Чаящинского, мистико-философский вариант литературного письма демонстрирует Г. Галбацов, произведения в стиле фэнтэзи активно представлены в творчестве А. Аливердиева. Обращают на себя внимание короткие новеллы, автором которых является Н. Алиева. Широкий отклик у читателя получили рассказы из книг С. Ниналалова «Жесть. Хроника нашего времени» и «Жесть 2. Герои нашего времени». Манифестация городской культуры занимает главное место в творчестве Жанны Абуевой. Именно эти авторы создали наиболее характерные разностилевые образцы новеллистики нового времени. Кто-то из них демонстрирует неприятие литературы периода стагнации, ориентируясь на новые ценности, не в последнюю очередь – следование традициям модернизма. Однако на первый план читательского внимания выходит все-таки литература, опирающаяся на традиционные ценности.

Рассказ сегодня, как и всегда, подтверждает свою способность ненавязчиво вводить читателя в самую гущу бытия и душевную суть отдельного человека. Выразительным примером, отвечающим нормам жанра, стали рассказы Жанны Абуевой. Она – поэт, писатель, публицист, переводчик, член Союза писателей и Союза журналистов России. Печатается с 1998 года. Пишет на русском языке.

В разное время рассказы Ж. Абуевой публиковались в республиканской печати. В сборнике «Штрихи к портрету жизни», вышедшем в свет в 2011 году в Нальчике, все они собраны воедино. Это хорошо сделанные, довольно традиционные тексты, во многих случаях построенные на пронизанных воздухом прошлого воспоминаниях. Тематика этих рассказов связана в основном с дагестанской реальностью.

Частое обращение Ж. Абуевой к прошлому, воспоминаниям, детства и юности носит характер самобытный и не является, как это часто бывает, сопоставительным фоном для настоящего. По тематическому охвату рассказы Ж. Абуевой различны. В её текстах живут, любят, страдают, творят люди из самых различных слоев общества, старые и молодые, умные и не очень. В обрисовке их характеров и судеб основным принципом является выявление нравственной доминанты в каждом отдельном случае. Порой это череда беглых, эскизно набросанных, но логически связанных между собой ярких подробностей и эпизодов жизни различных персонажей. В другой, более многочисленной группе рассказов, Ж. Абуева по мере развития сюжета приводит всё большее количество информации, включает в текст реально существующих людей, использует почти документальные приёмы.

Произведения с выраженной автобиографической доминантой занимают в ее творчестве особое место. Рассказы «Дерево», «Пианино», «Терпение и труд все перетрут», «Комната с деревянной перегородкой», «Куркуль какой-то» характеризуются возвратом к романтике семейных будней. С этими текстами несовместимы бурные эмоции, резкие высказывания. Однако за внешней упорядоченностью, за аккуратной последовательностью выверенных слов просматривается реальная жизнь, полная катастроф и конфликтов («Урок английского», «Дерево», «Теплым днем в декабре»).

Четкое и правильное использование слов, их построение, глубокое проникновение в структуру предложения, стремление к отточенности стиля, позволяют говорить о Ж. Абуевой, как о сложившемся писателе. Она раздвигает представления о жизни, обращает внимание на детали как будто не важные, делает события яркими и выпуклыми. Когда-то А. Твардовский писал о И. Бунине: «И.А. Бунин приковывает наше внимание к тому, что как бы совершенно обычно, доступно будничному опыту нашей жизни, мимо чего мы столько раз проходили, не остановившись и не удивившись».

Писательница свободно ориентируется в особенностях жанра рассказа, позволяющих выделить и дать крупным планам центральные события или центральную фигуру, к которой стянуты все нити повествования. К группе рассказов, в которых ярко прослеживается эта линия, относятся рассказы «Кто бы мог подумать», «Кормилица», «В тени сияющих вершин». В рассказе «Кто бы мог подумать» автор раскрывает механизм психологического воздействия сильной личности на окружающих. Основная идея рассказа – быстротечность мирской славы, цена популярности, которые становятся роковыми для многих.

В зависимости от тематики текста меняется стиль повествования, как это наблюдается в рассказе «Кто бы мог подумать». Весь сюжет со своими действующими лицами, событиями строится на начальной сюжетной ситуации – смерти N., известного политического и общественного деятеля. В этом рассказе виден разворот к реалиям и знаковым персонажам смутного времени – 90-х годов ХХ века. Герой рассказа – человек, рожденный временем и временем объяснимый. Сильная личность, харизматик. Искушенный читатель сразу же догадается, о ком, собственно, идет речь. Ж. Абуева излагает события, последовавшие за уходом из жизни N., не убавляя и не прибавляя заслуг и ошибок, которых он совершил великое множество. Но основной акцент делается на неожиданно обнаруженных в бумагах покойного рисунках, рукописях всего того, что составляет духовный мир творческого человека. Далее сюжетные обстоятельства рассказа выявляют разворачивание темы в нужном автору направлении и выведение следствий из предложенных предпосылок.

Художественная реальность в рассказах Ж. Абуевой, какой бы знакомой она нам ни казалась, – не зеркало действительности, а художественно переработанный, окрашенный стилевыми оттенками, присущими нашему автору, сюжет, взятый из жизни. Сюжеты её рассказов, как правило, не выходят за рамки привычного, здесь много житейских зарисовок, разнообразных сценок из жизни. Но автору удаётся из этой будничной повседневности создать довольно занимательный сюжет, облечь его в художественную форму. Таковы рассказы «Одиночество», «Невсебетность», «Жизнь», «Штрихи к портрету жизни», «Этери», «Куркуль какой-то». Этим и другим рассказам характерна стилистика 70–80-х гг. XX века: короткая энергичная фраза, реалистическая чёткость повествования, общий светлый фон. Позитив, неизменно присутствующий в текстах Ж. Абуевой, исходит из ощущения её открытости для восприятия окружающего мира. Следует особо отметить и грамотный, ясный литературный язык без ненужных изысков и многословия, точный и логичный. Она достаточно сдержанна в своих высказываниях, в большинстве её рассказов ситуации просты и прозрачны, все поступки героев мотивированы, никто не обуреваем экзистенциальной тоской. К группе, где ярко прослеживается эта линия, относятся рассказы «Жертва воображения», «Терпение и труд всё перетрут», «Комната с деревянной перегородкой», «Анонимка», «Три встречи», повесть «Скрипач».

Проза Ж. Абуевой нашла отклик у читателя ещё и потому, что позиционирована она в городском культурном контексте. Это своего рода манифестация городской культуры, а теперь ещё и фиксация стремительно исчезающих из жизни республики субстанций городского мышления, образа жизни, традиций, вытесняемых представителями манкуртов, потерявших свои корневые, традиционные качества и не способных найти адекватное место в стремительно уничтожаемой ими городской субкультуре. Это проблема не только дагестанская, но здесь эти тенденции носят наиболее выраженный характер.

В традиционно оформленной новой национальной прозе привлекает то, что здесь много искренности, много узнаваемых ситуаций. Ж. Абуевой удалось передать уходящие и ушедшие реалии городской жизни, зафиксировать в художественном ракурсе реальные коллизии, реальных людей. Порой эта фиксация жизни становится бесценным документом, в котором запечатлены картинки жизни каких-то слоев махачкалинского населения, обычаи, нравы, традиции в современной их интерпретации. Таков рассказ «Скрипач», в котором с тонкой художественной проникновенностью говорится о еврейском мальчике Яшке, талантливом скрипаче, вместе со своей семьей проживавшем в квартале, где обитали его сородичи – горские евреи. Как известно, сейчас эти места заняты дворцами нуворишей.

В этом рассказе автору удалось разместить целый спектр морально-этических, бытовых, социальных примет 70–80-х годов. Точными штрихами обрисовывает Ж. Абуева картину жизни в республике в период массового отъезда коренного населения, горских евреев, в Израиль.

Способность охватить характерное в героях, эскизно набросать облик человека, передать впечатление, которое он производит на окружающих, воспользоваться яркой художественной деталью проявлена в рассказе «Пианино», пожалуй, наиболее выпукло.

По замыслу автора, главным действующим лицом рассказа является девочка Ася, живущая с родителями и младшей сестрой в одном из махачкалинских домов с общим двором. Обитателями многоквартирного дома были университетские преподаватели. Собственно, рассказ посвящен более описанию этого двора, чем самой Асе. Автор выступает здесь как тонкий наблюдатель, оценивающий каждую проживающую здесь семью с ее характерными особенностями, и эти описания настолько впечатляют своей достоверностью и точной выверенностью в деталях, что сюжетная линия Аси временами отходит на задний план.

Ж. Абуева в полной мере воплотила здесь владение различными типами повествования. Реалистические бытовые картины перемежаются здесь со слегка утрированными обрисовками типажей. Пробивающийся легкий налет элегичности, навеянный воспоминаниями, порой ведет к идеализации, смягчению красок, что вполне объяснимо.

Рассказ густонаселен персонажами, каждый из которых имеет индивидуальную характеристику. Автору удается небольшим штрихом, детально, дать характеристику тому или иному обитателю университетского дома.

Сходство данного рассказа с произведениями Н. Думбадзе, Ф. Искандера, А. Мамедова, где также на общем пространстве живут разные, но неизменно интересные, колоритные персонажи, очевидно. Ж. Абуева не просто характеризует своих героев, но и отмечает особенности поведения, речи многих из них, и зачастую это зарисовки «с натуры». Все персонажи имеют реальных прототипов и очень узнаваемы, что приближает рассказ к максимальному жизнеподобию.

Образы старого города, двора, дома встречаются практически во всех сочинениях Абуевой. Иногда это Махачкала, но чаще всего – Буйнакск. В некоторых рассказах, в автобиографическом очерке, в дилогии «Дагестанская сага» эти образы становятся константными, т.е. постоянными.

Одним из самых часто повторяемых в творчестве является образ Дома, который в разных текстах носит различный характер, но всегда – это символ стабильности. В рассказе Абуевой «Дерево» преломление традиционной тематики – верность своим корням, – представлено в новом дискурсе. Несмотря на наличие в нём некоторой доли сказочных мотивов, рассказ этот отличается углубленностью устойчивых элементов, как в области поэтики, так и в специфике изобразительного ряда.

Ж. Абуева сдержанна и четка в своем рисунке, даже самом незатейливом, но при этом нечто, за неимением лучшего слова именуемого настроением, словно дымкой, окутывает ее рассказы – будь они о событиях вполне ординарных или о происшествиях драматических, поступках неожиданных, о радости или переживании, красоте жизни или ее тяготах, о любви, жестокости или смерти.

Для писательской манеры Ж. Абуевой зачастую характерен быстрый переход от описания любого личного переживания или сценки из жизни семьи к теме исторической, в тех, разумеется, пределах, которые относятся к истории семьи и города, что порождает некоторый разброс. В любом случае ее цель – рассказать об увиденном и прожитом максимально точно, и ей это удается. Как удается от произведения к произведению пронести сквозные образы и темы семьи и дома, города и его истории.

 

Сведения об авторе

Магомедова Зулейха Кадиевна, ведущий научный сотрудник отдела литературы ИЯЛИ ДНЦ РАН, доктор филологических наук

 



Автор: ЗУЛЕЙХА МАГОМЕДОВА

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^