» » СВЯЩЕННАЯ ГОРА, АЛЬПИНИСТЫ И КАПУСТА ШАЛБУЗДАГ
Информация к новости
  • Просмотров: 2129
  • Добавлено: 10-09-2015, 18:07
10-09-2015, 18:07

СВЯЩЕННАЯ ГОРА, АЛЬПИНИСТЫ И КАПУСТА ШАЛБУЗДАГ

Категория: Культура, № 8 август 2015

СВЯЩЕННАЯ ГОРА, АЛЬПИНИСТЫ И КАПУСТА ШАЛБУЗДАГУже из Касумкента – за 80 км до Докузпаринского района – видно, как над цветущей долиной возвышается величественный заснеженный Шалбуздаг. Это одна из самых высоких кавказских вершин – 4142 метра, но знаменита она не этим. С незапамятных, еще доисламских времен она служила местом паломничества. По преданию, на месте древних святилищ горных духов – эренов – возникло святилище – пир «Сулейман». Шейх Сулейман был очень богобоязненным человеком, после смерти его тело забрала стая белых голубей и скрылась в направлении вершины Шалбуздага, а люди, отправившиеся на его поиски, нашли свежую могилу. Так людям открылась святость этого места. Говорят, что восхождение на Шалбуздаг приравнивается к восхождению на гору Арафат и является малым хаджем.

Вокруг пира «Сулейман» сейчас роскошный мавзолей и мечеть «Золотой Эренлер», окруженные забором из камня, на котором люди оставляют кусочки ткани. Сейчас, в июле-августе, здесь идет нескончаемый поток паломников, приехавших со всей России и даже из зарубежья. В основном, конечно, паломничество на священную гору совершают мусульмане, но бывают и люди других конфессий. Кого-то привлекает нереальная красота гор, которую по-настоящему можно увидеть только с такой вершины. Многие искренне верят, что если они побывают здесь хоть раз и смогут подняться на вершину горы, где снег до конца не тает даже в августовскую жару, их желание обязательно сбудется. Причем загадывать его можно только после того, как все «земные» способы не помогли. Молят о здоровье своем и близких, о детях. Никто не вел и не ведет статистику, насколько эти просьбы исполняются, но с каждым годом паломников становится все больше.

Когда поднимаешься на Шалбуздаг, не нужно думать, где спать и что есть. Издавна желающие совершить жертвоприношение снабжают паломников всем необходимым бесплатно. Здесь всегда в избытке желающих зарезать барашка и накормить тех, кто спустился с горы, или просто раздать сладости. Раньше здесь стояли бараки, устланные коврами, матрасами, подушками, где можно было переночевать. В этом году паломники ночь перед восхождением проводят в комфортных условиях. Благотворительным фондом «Наследие края», финансируемым самым богатым дагестанцем, выходцем из Докузпаринского района Сулейманом Керимовым, здесь построен гостиничный комплекс с бесплатным обслуживанием.

 

Куруш

19 километров из райцентра Докузпаринского района – Усухчая – до Куруша заняли почти два часа. Крутая дорога по нереально прекрасным горам приводит нас к самому высокогорному селу Европы, где причудливо сочетаются старинные сакли и современные дома. Считается, что основали это село курейшиты – арабское племя, из которого вышел Пророк Магомед. В Дагестан они прибыли в VII веке для распространения ислама. Поэтому и называется село Куруш.

Жизнь в этом селе была хоть и тяжелая, но свободная – из-за отдаленности за много веков его ни разу никто не захватил, только Российская империя добралась со временем. Село было скотоводческим, большим, богатым – по переписи 1886 года, в нем жило 4761 человек, было 72 тысячи овец и почти 2 тысячи лошадей. Были образованные люди, царские офицеры. Курушцем был государственный и общественный деятель,основатель и первый глава Дагестанской АССР Нажмудин Самурский, чей дед, между прочим, был ученым арабистом, пользовался в округе большим уважением и влиянием.

В 1951 году было принято решение о переселении села в Хасавюртовский район. Именно в эти годы в горном Дагестане появились сотни брошенных древних сел. Но Куруш смог избежать такой участи. Родители Саидали Сулейманова не покинули родину предков. «Мы не захотели переселяться на равнину; тогда здесь всего 15 хозяйств осталось, создали маленький колхоз. В Новом Куруше только с транспортом легче и народ более образованный стал. В остальном же лучше здесь: горы, чистый воздух, свои луга, поля – это же наша земля. Постепенно сюда стали возвращаться семьи, которым не понравилась жизнь на равнине. Сейчас в селе 110 семей. Мы всегда занимались разведением овец и неплохо на этом жили. Огороды и сады держим только для себя – здесь слишком холодно для хороших урожаев. А молодежь пасти баранов не хочет, слишком сытая стала», – сетует потомственный чабан.

Глава администрация села Куруш Тагир Баширов рассказывает, что молодые здесь жить не хотят. Если 5 лет назад в курушской школе училось 190 детей, то сейчас всего 120. И объяснение этому есть – возможностей для современного развития ребенка в селе нет – ни садика, ни спортзала, только саманная школа, построенная в 1928 году, которую недавно отремонтировали.

Но главное – невозможно нормально заработать на единственно доступном занятии – животноводстве. Былого размаха нет и в помине – на 920 жителей приходится 6 тысяч МРС и 1500 КРС. Без изменения аграрной политики государства, уверен Баширов, Курушу не выжить. «В Европе государство компенсирует затраты жителям высокогорных сел. Особенно тем, кто ведет сельское хозяйство. Мы никакой помощи не получаем. И главная проблема в том, что шерсть никому не нужна. Проблематично даже мясо продать – сельчан на городские рынки не пускают».

Альтернатива древнему занятию появилась в последние годы. Рядом с Курушем возвышается скалистой стеной гора Ярыдаг. И каждое лето ее покоряют целые экспедиции альпинистов. Начиная с 2010 года, здесь проходят международные фестивали экстремальных видов туризма; последний раз фестиваль проходил в 2014 году. Так как желающих покорить Ярыдаг становится все больше, скоро около Куруша начнут строить туристско-альпинистскую базу.

Есть и более блестящая, во всех смыслах этого слова, перспектива. В районе Куруша разведаны запасы золота порядка 300 тонн. Для уточнения границ месторождения и находящихся в нем объемов драгоценного металла из федерального бюджета в 2014 году было выделено 150 млн рублей. Так что, вполне вероятно, что это высокогорное село скоро станет дагестанским Клондайком.

 

Микрах

Подъезжая к древнему Микраху, всюду, на сколько хватает взгляда, видим плантации капусты. Именно на выращивании этого овоща в основном живет село. Микрахец Алмаз Вурдаханов рассказывает, что в год они вдвоем с женой выращивают 30-35 тонн капусты. «Очень тяжелый труд. Нужно вырастить рассаду, вручную сделать грядки, четыре раза окучить каждый росток. В прошлом году заработали 300 тысяч. В этом году рассчитываем больше, так как из-за санкций цена на овощи выросла. В какие-то годы приходилось их по рублю продавать. Помощи от государства ни разу не видели. Но мы и без помощи сможем – лишь бы вода была. С ней бывают перебои, хотя каналы функционируют нормально, наверное, засушливый год сказывается».

Раньше это село было знаменито своими коврами, плести их могла любая микрахская женщина. При советской власти здесь была большая ковровая фабрика. Микрахские ковры когда-то завоевывали призы и награды на международных выставках. Сейчас древнее искусство постепенно уходит в небытие. В доме у Дюрнесе Бабаевой, бывшей работницы этой фабрики, уже нет станка. Да и на полу в половине комнат постелены не прекрасные шерстяные ковры, а синтетические ковровые дорожки. Но она с гордостью показывает свои произведения: «Это я ткала, это – свекровь. Это все наши древние узоры – кицир (кошка), кабурла. Можем на заказ соткать любой узор или портрет; недавно соседка выткала портрет одного министра – говорят, был очень рад такому оригинальному подарку. Фабрику закрыли в 1994 году, дома еще продолжила ткать ковры, но когда появились ковровые дорожки, их перестали покупать или покупают за копейки. Вот предлагают сейчас за ковер 5 тысяч рублей(!) – какой смысл сидеть над ним несколько месяцев? Молодые, в том числе и мои дочки, ткать уже не умеют. Вот уйдет наше поколение, и микрахское древнее ремесло полностью умрет».

Бабаев Тимур, глава селения Микрах, считает, что если государство захочет сохранить народное искусство, то с легкостью сможет. «Говорят о борьбе с безработицей, почему бы не дать людям зарабатывать, чем они привыкли? Заводы ведь здесь точно никто строить не будет. Только надо дотировать производство ковров, как это делали в советские времена, и покупатели обязательно появятся… – уверен Бабаев. – Да и в аграрном секторе никто не помогает. Мы в основном занимаемся капустой и картошкой, только сейчас пошли нормальные цены на них. А так в страну с огромным количеством земли завозили капусту и картошку из Голландии и Польши, а мы капусту выбрасывали. В зарубежных странах есть напрямую цепочка – производитель–продавец, и законом запрещены торговые надбавки выше 15%. А у нас такой закон никак не примут. В итоге мы, производители, толком ничего не зарабатываем, горожане тратят кучу денег на дорогие продукты, а сотни посредников наживают на этом огромные деньги».

Каракюре – древнее и новое

Главный редактор районной газеты «Голос Эренлара» Эдуард Гаджибеков показывает останки мечети Х века в своем селе. Самое обидное, что мечеть смогла пережить 11 веков, ремонтировалась, достраивалась, реставрировалась, а потеряли мы ее совсем недавно – она сгорела в 2009 году. Удалось спасти только опорные столбы и входные двери. На камне надписи на арабском языке, знаки.

Гаджибеков недоумевает, почему до сих пор на эту древнюю землю ни разу не приезжали археологи. «История Кара-Кюре насчитывает не одно тысячелетие. Кара-Кюре тогда играло важную роль: открывало проход в Самурскую долину. О нем упоминается еще в древних арабских источниках, есть остатки старинных зданий, много древних захоронений. Но единственный, кто исследовал мечеть, – это выдающийся дагестанский историк Амри Шихсаидов. Мечеть и в архитектуре, и в надписях и украшениях несет явные следы арабской цивилизации и сасанидского Ирана. Много общего с Джума мечетью в Дербенте. Но нужны археологи, антропологи и т.д., чтобы изучить многотысячелетнюю историю этого края», – убежден Гаджибеков.

Ново-Каракюре образовалось недавно, в 90-х годах, в низине недалеко от райцентра на полях, издавна принадлежавших древнему селу. Здесь постепенно стали строить дома молодые семьи каракюринцев, которым уже не хватало места в древнем селе. Сейчас здесь 180 домов. В 2008 году по федеральной целевой программе здесь построено типовое здание школы на 320 ученических мест со спортзалом и пищеблоком. Кроме того на средства частного инвестора построен детский садик. Вся окрестная земля возделана и ухожена. Подъезжая к селу, видим новые большие здания. Самый знаменитый выходец из Каракюре, тратящий огромные деньги на благотворительность, – Сулейман Керимов. На его средства здесь построили современный спорткомплекс для нескольких видов спорта, где можно проводить соревнования даже республиканского уровня; и новую линию питьевой воды, и водонапорную башню.

Глава администрации Ново-Каракюре Ржавидин Алисултанов с гордостью показывает новые террасные сады. «Село живет в основном овощеводством – выращиваем капусту и картошку. В последние годы всё больше сажают сады, обычно маленькие, на приусадебных участках. Единственный промышленный сад у нас – КФХ «Сад» посадило 33,5 га разных деревьев – чернослив, грецкие орехи, фундук, краснощекие абрикосы, яблони, груши. Сад совсем молодой, ему всего пять лет, но мы очень на него рассчитываем. В нашем муниципалитете есть экспериментальный участок НИИ сельского хозяйства. Вот они собираются сажать у нас интенсивный сад, но поливной. Обычные технологии нам не подходят, земля будет смываться со склонов… Селяне никакую помощь от государства сейчас не получают, только фермерские хозяйства, но справляются и сами. Но мы и без помощи обойдемся, лишь бы решить проблемы со сбытом. В то время, когда горожане покупают фрукты по 100-200 рублей за килограмм, производители с трудом продают их за 10-30 рублей», – жалуется Алисултанов.

Лишь бы была вода

Докузпаринский район сразу по нескольким категориям «самый, самый» в Дагестане – самый молодой, самый маленький, самый южный. Молодой, конечно, только с бюрократической точки зрения – люди на этой земле живут уже 5 тысяч лет, но юридически его восстановили в 1993 году. В 10 селах живет 17 тысяч человек. Здесь всего два источника заработка – аграрный и бюджетная работа, никакой промышленности. Глава МО «Докузпаринский район» Керимхан Абасов считает своим главным долгом обеспечить села поливной и питьевой водой. В районе сейчас функционируют два канала – самый высокогорный в Европе Куруш-Мискинджинский и Микрах-Каракюринский. Они дают воду всем селам, кроме Куруша и Авадана. «Только благодаря оросительным каналам жители Докузпары могут заниматься овощеводством и садоводством. Основной доход сейчас приносит капуста, которая хорошо прижилась в нашем прохладном климате – ее выращивают 25 тысяч тонн в год. Благодаря санкциям капусту в этом году можно продать по 15-20 рублей, раньше иногда продавали всего за 1 рубль и почти перестали сажать», – рассказывает Керимхан Абасов.

Раньше главным занятием местных жителей было животноводство. Большое место занимает оно и сейчас. Но прежних огромных стад нет и в помине. Сейчас в районе 15 тысяч голов МРС, только в одном Куруше их было в десять раз больше. Без адресной помощи государства эту отрасль развивать невозможно, уверен глава района.

«Держать овец сейчас невыгодно из-за очень дешевой шерсти – она стоит 30-40 рублей за килограмм, стричь же овцу обходится в 45 рублей, поэтому поголовье уменьшилось. Даже с мясом проблема: осенью не понятно, куда девать скот, – никто заготовкой не занимается, а держать его всю зиму на сене дорого, тем более что невозможно, как раньше наши предки, гонять свой скот зимой в Азербайджан. Необходимы заготконторы, которые бы принимали мясо и замораживали его, перерабатывали. Вроде бы в Ногайском и Тарумовском районе появились такие частные структуры, мы приложим все усилия, чтобы и у нас в районе заработали заготконторы. Это будет большой стимул выращивать скот», – считает Керимхан Абасов.

В России в прошлом году истрачены огромные средства на поддержку агропромышленного комплекса. Но удивительно, когда говоришь с теми, кто обрабатывает землю своими руками, выясняется, что почти никто не видел ни копейки этих денег. «Проблема в том, что у нас все земли раздали под личные подсобные хозяйства, а им субсидии не положены. У нас всего два КФХ в Кочубейской зоне площадью 5200 и 500 га. КФХ «Сад» посадило молодые террасные сады в нашем районе. Только они и получили субсидии на посадку садов и по сто рублей за овцематку. Другие фермерские хозяйства создать невозможно – вся земля уже распределена.

Я работал директором колхоза 11 лет, мы содержали колхозы за счет дотаций на шерсть, молоко и мясо. Если их вернут, и кредиты нам не нужны. Человек вырастил быка – не важно, у себя во дворе или в огромном комплексе, сдал, ему дали дотацию. Во всем мире дотируют мясо и молоко, у нас – только молоко. Сейчас цена на шерсть повысилась до 140 рублей, но только на мериноса, а они в горах не выживают. Россия сейчас покупает мясо за границей, но вы помогите – и все наши луга заполнятся животными. А сейчас альпийские поля полупустые.

На яблоки цена поднялась в последние два года. А так приходилось сдавать на сок в Дербенте за 3 рубля, только КамАЗ нанять туда 10 тысяч рублей стоит, всю прибыль и отдаешь шоферу», – рассказывает Керимхан Абасов.

Не дожидаясь помощи из центра, район оказывает посильную помощь своим крестьянам. Скоро начнется строительство завода по производству квашеной капусты производительностью 2 тонны в час по современным технологиям, в вакуумных упаковках – и будут вывозить ее потом в центральные регионы страны. Второй инвестпроект – небольшой цех по переработке молока, чтобы местные школы, садики и больницы обеспечить собственными молочными продуктами. Сейчас по этим двум проектам разрабатывается проектно-сметная документация, главное – на оба проекта уже есть инвесторы.

«Есть и другие проекты, направленные на интенсификацию инвестиционной деятельности и создание новых рабочих. В Авадане введен в эксплуатацию тепличный комплекс на территории площадью 2 га. Для развития садоводства в 2014 году в районе заложено 10 га садов, реконструирован цех по розливу ледниковой талой воды в Куруше. В этом году планируется строительство межрайонного мусороперерабатывающего завода на границе Докузпаринского и Ахтынского районов с производительностью обработки до 30 тыс. тонн мусора в год. РусГидро планирует строительство ГЭС мощностью 15 и 25 МВт на реке Самур, они уже заказали ПСД специалистам во Франции», – сообщает Абасов.

В районе с 2003 года строится еще один канал «Текипиркент–Каладжух», который позволит увеличить обрабатываемые пашни района в два раза. Но последние два года на его строительство деньги почти не выделяются.

С социальными объектами в районе сложно – на весь район всего 3 типовые школы, причем Усухчайская нуждается в срочном ремонте – там стены расходятся, опасно пускать детей, но приходится. За последние 8 лет построены две школы по республиканской инвестиционной программе: в селах Мискинджа на 504 уч. места и Новокаракюре на 320 ученических места. В прошлом году по федеральной программе строительства дошкольных учреждений в Усухчае открыли новый детский садик на 110 мест.

«Районная больница работает в ветхом приспособленном здании. В 2008 году начато строительство нового здания ЦРБ на 50 койко-мест. И при этом за последние два года строительство приостановлено из-за отсутствия средств в инвестиционной программе», – говорит глава района.

За счет местного бюджета построен районный дом культуры, к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне реконструирован районный парк культуры и отдыха, открыт центр традиционной культуры народов России, построено два ФАПа. Водопровод за счет районного бюджета протянули во все села, даже в Куруш. С газом хуже – он проводится по республиканской программе, и пока есть только в низменных селах, начали газифицировать Мискинджа. Но с учетом того, что программу газификации Дагестана в этом году урезали в несколько раз, вряд ли голубое топливо поднимется в докузпаринские горы в ближайшее время.

Жизнь в горах всегда была тяжелой, и понятно, почему пустеют древние аулы – на равнине, в городах жизнь легче и комфортней. Конечно, многие докузпаринцы живут далеко от родных мест, и достигли там успеха и уважения. Но это один из немногих горных районов, где людей меньше не становится. Нет ни одного брошенного за последние 20 лет села, пустых домов, запустевшей земли. Местные жители, как издавна их предки, возделывают свой надел, пасут скот и живут на своей родине своим нелегким трудом.


Автор: НАИДА ХАСПУЛАТОВА

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан, Наида Хаспулатова

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^