» » А ЧТО БЫ СКАЗАЛ СУРАКАТ?
Информация к новости
  • Просмотров: 1606
  • Добавлено: 2-12-2015, 19:55
2-12-2015, 19:55

А ЧТО БЫ СКАЗАЛ СУРАКАТ?

Категория: Общество, № 11 ноябрь 2015

А ЧТО БЫ СКАЗАЛ СУРАКАТ?Консультант Комитета по межнациональным отношениям, внешним связям, делам общественных объединений и религиозных организаций Асият Пирбудакова с первых лет существования Народного Собрания, а, следовательно, и самого Комитета, воочию наблюдала деятельность Сураката Хаваловича, хорошо изучила стиль его работы. «Он никогда не заставлял посетителя ждать в приемной, а с протянутой рукой и обаятельной улыбкой направлялся к человеку, который пришел за советом и помощью. Как-то в его кабинете один именитый спортсмен решил удивить Сураката Хаваловича, показав ему прием, отключающий человека одним ударом. На это хозяин кабинета не без иронии парировал, мол, ты лучше покажи такой прием, который помог бы обнять нескольких человек одновременно…»

Так же, как и Асият, я во время учебы на историческом факультете ДГУ в 70-е годы прошлого века, находился под обаянием этого неординарного человека, который, кроме всего прочего, являлся профессором кафедры истории Дагестана. Он по праву считался кумиром студенческой молодежи. Для юношей он был примером мужества и стойкости и в спорте, и в жизни, а девушки мечтали, чтобы будущие мужья хотя бы отдаленно походили на их легендарного преподавателя и старшего товарища.

Когда в 1998 году ему присудили звание «Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации», он расценил эту награду не столько как оценку своего ораторского искусства или академических знаний, а за то, что смог стать для студентов другом, тем, кто разговаривает с ними на равных.

Благодарный потомок имама Шамиля

Мы, студенты, затаив дыхание, слушали лекции Асиятилова. Он был непререкаемым специалистом по истории шамилевского движения 20–50-х годов XIX века; сотни студентов и аспирантов под его руководством написали научные работы по этой теме, стали дипломантами на конференциях и симпозиумах.

Даже иногда казалось, что он сам каким-то удивительным образом перенесся из того времени в сегодняшнюю жизнь, став ретранслятором тех ценностей, горской этики, присущих периоду борьбы горцев Дагестана и Чечни под предводительством Шамиля, – периоду дагестанской истории, которым так восхищался Суракат Асиятилов.

Суракат Хавалович был одним из тех, кто развеял миф о насильственном насаждении ислама в Дагестане. Во всем его облике, во всем его поведении, реакции на те или иные события и поступки своих земляков чувствовалось его узденское происхождение из вольного общества независимых и гордых людей.

Без духовности нет нравственности

Эти слова, вынесенные в подзаголовок, можно было бы сделать эпиграфом к жизни Асиятилова. Камил Давдиев, его преемник на посту председателя парламентского комитета, не удивлен, что именно Суракат Хавалович инициировал республиканские законы «О защите личной и общественной нравственности» и «О профилактике алкоголизма, наркомании и токсикомании». Его неравнодушной натуре претило смотреть сквозь пальцы, как внедряются в дагестанскую действительность наркомания и проституция, бездуховность и пренебрежение горским этикетом. Еще в середине 90-х годов прошлого века Суракат Хавалович вместе с муфтием Дагестана Сайид-Мухаммадом Абубакаровым и шейхом Саидом-Афанди Чиркеевским предупреждали об угрозе для республики внедрения в сознание дагестанцев радикальных идей в исламе. Он очень гордился своим детищем – законом РД «О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях».

Время показало правомерность и справедливость, а самое главное, своевременность принятия в октябре 1999 года и закона «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности».

Когда я работал в правительственном комитете по делам религий в 2008 году, то попросил Сураката Хаваловича выступить на конференции по проблемам современного ислама в Дагестане. И не случайно он выбрал тему терпимости и миротворчества ислама. Это очень отвечало естеству самого автора. В своей статье он говорил: «Нет большего богатства, чем мудрость, нет большей нищеты, чем невежество. Только невежественные люди способны формировать представление об исламе как о фанатичном учении, пугать российскую общественность тарикатскими шейхами и их «дружинами». Тарикат призывает только к миру, согласию, терпимости, успокоению и умиротворению.

Если бы истинный ислам был ориентирован на сепаратизм и экстремизм, то шестым столпом учения ислама была бы обязанность мусульманина находиться в состоянии вечной войны с неверными. Этого нет, и не могло быть, так как Всевышним велено мусульманам постоянно в помыслах, в устах и в делах иметь салам, сабур и салят – мир, терпение и молитву.

Вечное стремление к миру и согласию вселило в ислам неистребимую, жизнеутверждающую силу, которую все больше и больше осознают друзья и боятся враги ислама…»

Хорошо помню его лекции, в которых он хотел донести до нас мысль о том, что если бы ислам утверждался силой оружия, то он бы исчезал с уходом завоевателей. Однако этого не произошло ни в одной стране мира, принявшей ислам.

Со студенческой скамьи помню слова Сураката Хаваловича о том, что основным стержнем ислама является умеренность, нацеленность на компромиссы, избегание крайностей. Истинный ислам – религия середины, ему чужды крайности: сепаратизм, экстремизм. В мусульманском халифате иноверцы получали покровительство мусульман, их защищали от внешних врагов, они имели гарантии неприкосновенности личности, имущества. Далее зороастрийцы, у которых господствовал культ огня, что по исламу считается язычеством, тоже находились под их покровительством. Для них не существовало ограничений в отправлении культа и ритуалов.

Мой преподаватель Суракат Асиятилов часто повторял: «Ислам не запрещал иноверцам заниматься любой профессией. Именно христиане и иудеи занимались наиболее доходными делами. Их было много среди банкиров, торговцев, крупных землевладельцев и врачей. В Сирии большинство финансистов были иудеи, а врачи и писцы – христиане. Жизнь иноверца перед законом была равноценна с жизнью мусульманина. По законам Абу Ханифы и Ибн Ханбала, за убийство немусульманина и мусульманина уплачивалась одинаковая цена».

Жаль, что сегодняшние события на Ближнем Востоке этому противоречат. Я думаю, а что бы сказал Суракат Хавалович, если бы узнал, как сегодняшние вандалы уничтожают памятники древней Пальмиры, которым более двух тысяч лет. Пророчески звучат сегодня слова Сураката Асиятилова о том, что глобализация способствует агрессивному распространению западного образа жизни, который с точки зрения мусульманской традиции является аморальным. «Информационный террор» навязывает такие формы поведения, как алкоголизм, проституция, однополые браки, противоречащие нормам и принципам ислама. Это также является одной из причин радикализации мусульманской общины.

Он был истинным «маслиатчиком»!

По исламу, самым дурным качеством в человеке считается возбуждение среди народа всякого рода смут, фитна (фитначи – смутьян на всех языках народов Дагестана, считается очень оскорбительным словом). Зачинщики смут и волнений, по словам пророка Мухаммеда (ствс), прокляты Всевышним, а согласно Корану, это является проступком даже более тяжелым, чем убийство. Самым тяжелейшим грехом считается восстание против власти, даже если сама власть притесняла народ и тем самым подавала повод к подобным восстаниям. Это объясняется тем, что последствия подавления таких восстаний, бунтов оказываются более тяжелыми, чем вызвавшие их причины.

В интервью Камил Давдиев как раз и отмечал высокий уровень государственного мышления Сураката Хаваловича, неоценимые заслуги своего учителя в деле разрешения различного рода спорных моментов, которые возникали в различных регионах – как республики, так и за ее пределами. Корень этих конфликтов в большей степени лежал не столько в политической и межэтнической плоскости, сколько в социально-экономической сфере. Он неоднократно бывал в Чечне, встречался с руководством тогдашней Ичкерии.

Мне приходилось часто слышать и видеть Сураката Асиятилова на разного рода конференциях и круглых столах, и всегда он отстаивал конституционный принцип свободы совести. Он нередко повторял, что отделение государства от церкви не отрицает взаимодействия государства и религиозных организаций. Оказание помощи религиозным организациям в формировании системы подготовки священнослужителей в сегодняшних условиях широкого распространения экстремистской идеологии и сектантской литературы является настоятельной необходимостью. Без консолидации усилий государства и религиозных деятелей противодействие экстремизму окажется малоэффективным.

 

Депутатский статус плюс авторитет

 

Депутат – фигура весьма заметная. В каком бы звене представительного органа он не работал, всеми его действиями движет воля народа, воля избирателей. Именно таким депутатом до самой своей кончины был Суракат Асиятилов. Он был депутатом от народа и для народа, а не просто носителем титула. Люди знали высокие человеческие качества Сураката, его простоту и общительность, внимательное отношение к людям и постепенно превратили его как бы в посла горцев в столице. К нему постоянно обращались люди с самыми разнообразными просьбами, шли даже из самых отдаленных сел. И не было покоя Суракату, пока не найдет в кабинетах власти приемлемое для людей решение.

Он избирался депутатом Народного Собрания РД на протяжении нескольких созывов. Это результат большого доверия избирателей, свидетельство высокого авторитета и уважения, которым он пользовался среди населения. Избрание Сураката Хаваловича председателем парламентского Комитета по межнациональным отношениям, внешним связям, делам общественных объединений и религиозных организаций было очень точным и удачным. Именно благодаря стараниям и инициативе Сураката на знамени республики появилась зеленая полоса, символизирующая приверженность дагестанцев исламским ценностям. Он в своих лекциях, книгах, общественных выступлениях прославлял имамов, их мужество и стойкость, справедливость, верность исламской религии.

До сих пор сотрудники Аппарата Народного Собрания, да и депутаты первого созыва помнят, как он предложил своим коллегам снять с себя право депутатской неприкосновенности. Произошло это на февральской сессии 1998 года. Как и следовало ожидать, эта инициатива была отвергнута. Последовавшие затем события с захватом правительственного здания в мае 1998 года показали правоту Асиятилова и «бесхребетность» некоторых депутатов. Он был одним из первых, кто предложил внести на рассмотрение Государственной Думы проект закона, ограничивающего доступ в законодательные органы власти лиц, имеющих судимость за особо тяжкие преступления. Его инициатива была поддержана парламентами республик Адыгея, Алтая, Бурятии, Ингушетии, Карачаево-Черкесии, Чувашии, Краснодарского и Ставропольского краев и еще 9 субъектами РФ. Будучи истинным интернационалистом, он идентифицировал себя в трех ипостасях – россиянин, дагестанец, аварец. И всегда выступал против создания национальных движений в республике.

Необыкновенно широкая и всегда искренняя улыбка Сураката Хаваловича, размах его рук, широченные ладони, которыми он порой размахивал на сессиях парламента, всегда выдавали его открытую и искреннюю натуру. Он шел по жизни с открытым забралом, не примерял какие-то маски, чтобы кому-то понравиться. Говорил то, что думал. Ходил без охраны, но говорил так, будто за ним стоит многотысячная армия. Она и стояла за ним – многочисленная армия его земляков разных национальностей и вероубеждений, доверявших его мнению, солидарных с каждым его словом, готовых подписаться под каждой его строкой. Его слова, оценки, шутки моментально становились поговорками. Ум Асиятилова был пронизан народной мудростью. Жалею, что не записывал многие его афоризмы, которые сегодня были бы бесценными свидетельствами его искрометного ума.

Оценки Сураката Хаваловича были настолько меткими и точными, что невозможно было им не восхищаться. При встрече он всегда мог дать исчерпывающую характеристику человеку, событию, явлению. Он и сам был явлением – неповторимым и нестареющим. Его острое слово было одновременно и скальпелем и врачующим бальзамом.

Много времени и энергии он затрачивал на то, чтобы улучшить жизнь своих земляков – жителей Шамильского района. Хорошо помню его депутатские запросы, с которыми он периодически выступал на сессиях парламента. По его инициативе завершено строительство Келебского моста на границе Тляратинского и Шамильского районов, на его депутатском контроле было строительство дороги от Хебда до Гидатля. А его многократные обращения в Правительство РД по поводу газификации сел. Новая Урада, в конце концов, увенчались успехом.

Ему принадлежит заслуга в том, что его родной район, носивший название «Советский район», получил название «Шамильский район». Благодарные земляки помнят добрые дела своего известного земляка и стараются следовать его заветам. Так же, как и его сын – нынешний глава района Магомед Асиятилов. Суракат Хавалович прожил достойную жизнь и мог бы гордиться своими детьми и внуками. Дагестанцам его будет очень не хватать, но вместе с этим память о нем, его спортивные и научные достижения, книги и статьи – бесценное наследие, которое он подарил нам, будет с людьми всегда.

 

Материал подготовлен

при содействии

Асият Пирбудаковой



Автор: ЭДУАРД ЭМИРОВ

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан, Эдуард Эмиров

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^