» » НАПИСАННОМУ ВЕРИТЬ 10
Информация к новости
  • Просмотров: 898
  • Добавлено: 2-12-2015, 20:22
2-12-2015, 20:22

НАПИСАННОМУ ВЕРИТЬ 10

Категория: Литература, № 11 ноябрь 2015

(Наш журнал продолжает публикацию фрагментов из разных интервью, в которых речь идет о Стране, Эпохе и Судьбе. Начало в № 1-10 за 2015 г.)

 

* * *

НАПИСАННОМУ ВЕРИТЬ 10В послевоенные годы с частниками боролись, и продавать ничего не разрешали. Как-то иду я, все продала, один хлеб всего остался. Тут милиционер увидел меня и подзывает к себе. Я дала деру, а он за мной. А я домой бегу, где спрятаться можно. Подбегаю, а отец у ворот сидит. Милиционер у него спрашивает: «Это ваша?» Отец говорит: «Нет, она не моя. Я ее не знаю, заберите ее». Я тогда очень удивилась и обиделась на отца, намного позже только догадалась, почему отец солгал. Дома ведь тандыр-хлеб пекли, тесто готовили. Если бы милиционер это увидел, их всех забрали бы. А так забрали только меня.

Привели меня в горотдел с этим одним хлебом. В одном кабинете милиционер меня спрашивает: «Тебя за что поймали?» Я говорю, за один хлеб. Он говорит: «Да съешь ты его!» Потом повели в другой кабинет. Там милиционер говорит: «Половину хлеба съешь, другую половину мне продай. Деньги на улице дам». Я сделала, как он сказал, – половину съела, половину продала ему. Теперь меня зовут обратно, в первый кабинет. Там уже третий милионер спрашивает, за что меня поймали? Я ему честно рассказала, что сделала так, как мне второй сказал. А второй услышал и разозлился: «Убирайся, – говорит, – отсюда, а то хуже будет!» Я выскочила из горотдела и побрела в сторону дома, но тут на меня такая усталость навалилась, что я до угла только дошла, прислонилась к стене и уснула. Один человек меня нашел случайно, мимо проходил и увидел меня, спящую прямо на тротуаре. Подошел, разбудил: «Доченька, – говорит, – вставай, тебя ищут. Иди домой».

 

* * *

Когда мне лет 17 исполнилось, отец меня отдал замуж. Тогда девушек не спрашивали: за кого родители хотели, – отдавали. Я работала швеей на фабрике «Динамо». Как-то меня из цеха вызывают на улицу. Выхожу, там две женщины. Посмотрели на меня и говорят: «Скажи родителям, вечером придем». Я отцу говорю об этом, а он отвечает: «Моя дочка, я сам знаю, кому отдать». И отказал этим людям. Еще молодой парень сватался, табасаранец, но отец сказал: «Зачем мне табасаранец нужен, род свой сожгу. Пусть лучше свой будет».

Муж мой, Меджид его звали, был почти на 30 лет старше меня – 1908-го года рождения. Я прожила с ним 12 лет, и это было сплошное мучение. Я много раз убегала от него домой, но отец возвращал меня обратно. Муж заставил меня работать с ним в Заготскоте, он в охране там работал. Приходилось с палкой в руках ходить и кричать: «Хол-хе, хол-хе!», чтобы баранов от коров отделить и в вагоны их загнать. Однажды даже пришлось в Баку вдвоем со старой женщиной везти скот в товарном вагоне.

Как-то я уже не выдержала и ушла. Пыталась мебель, которую отец в приданое дал, забрать, хотя бы кровать, но муж устроил мне такую взбучку, не выпускал меня из дому, что я сказала: пусть и кровать тебе останется, только не бей и отпусти.

 

* * *

Меня замуж выдали в 15, как невесту привели в дом, оставили в комнате, и все ушли. Во дворе свадьба идет, а я одна сижу. Муж заходит – выходит, заходит – выходит. Не было такого, как сейчас, чтобы молодые вместе сидели. Потом свадьба закончилась, он пришел ко мне, ложится рядом, а я не пускаю, потому что мама мне говорила всегда, когда он за мной еще ухаживал и гулять водил, мол, смотри, чтоб он тебя не трогал. И вот он подошел, а я говорю: «Не трогай меня. Мама так сказала». Он мне говорит: «раздевайся», а я ему: «Веди меня домой, не буду раздеваться». Он мне говорит: «Твой дом теперь здесь. К маме потом пойдешь». И все равно я его к себе не пускала: он заходил, я выгоняла – маленькая была еще, не понимала ничего. Потом мама пришла, говорит через окно: «Сара, так надо, платье снимай, снимай штаны». Я кричу: «Мама, ты что? Штаны тоже снимать?»

 

* * *

Была у нас одна соседка, такая скандалистка, не было от нее покоя – не ходить туда, не ходить сюда, вечно всем замечание делала. Если с азербайджанского перевести, это так звучало: «Ходите тут, как маркушинские коровы». То есть, как коровы какого-то Маркуша, который у них в селе жил. Муж у нее был фронтовик, они сельские были, из Азербайджана переехали. А мой младший брат Мевлюд, когда был совсем маленький, сильно кусался, если его кто-то поймает. Не бил, а кусался, чуть не до кости. Как-то у нее с ним конфликт произошел, он ее укусил, и я пошел за брата заступиться, ну, и толкнул ее. А она в обморок упала. Потом за мной толпа гонялась, и заставляла меня руки в банке сполоснуть, чтобы она потом воду из нее выпила и в себя пришла. Это примета такая есть. А я убегаю и говорю: не буду я руки мыть, пускай умирает.

 

* * *

В одной из квартир в нашем дворе жила директор музыкальной школы Лариса Семеновна Литвинова, с которой дружила моя тетя. Ее папа был директор Маслопрома, европейский еврей Семен Львович Барнбойм, а мама – русская, Прасковья – тетя Паша, как ее все звали. Семен Львович очень не любил Берия, считал его виноватым во всех бедах, а Сталина – хорошим. У Семена Львовича хранилась кипа старых журналов «Огонек», вышедших еще до 53-го года, и во всех номерах все фотографии Берия были им собственноручно густо заштрихованы. Как сейчас вижу эту картину: на лавочке под тутовым деревом сидит Семен Львович с этими своими журналами и ведет беседы на политические темы с другим нашим соседом – дядей Хизгией.

 

* * *

Это сейчас наш парк открытый и хорошо просматривается, а раньше там было любимое место всяких проходимцев. Играли на деньги мужчины всех национальностей и возрастов, а карточный долг считался святым, его нельзя было не оплачивать. Мне рассказывали один случай. Пришел играть мужчина с квартала Муьлк Хочи. Проигрался в пух и прах – и одежду, и часы золотые, и перстень, все отдал. Остался в трусах и майке и пешком в таком виде пошел домой. Дошел до дома, взял деньги, оделся и зашагал через полгорода обратно, отыгрываться. Такой азартный был, не мог остановиться. По-еврейски это «комор» называется.

 

* * *

Однажды нас отпустили с работы и отправили на вокзал. Это было, когда Хрущев из Баку поездом ехал и решил остановку в Дербенте сделать и выйти на перрон. На перроне и вокруг вокзала творился страшный беспорядок. Когда Хрущев вышел в тамбур, в него из толпы полетела селедка, это я своими глазами видел. Кричали все. Потом, когда толпа рассосалась, и перрон опустел, оказалось, что многие женщины в толкотне юбки потеряли, и все смеялись.

 

* * *

Мачеха меня за горохом посылала – тогда в огородах у всех он рос. Я ходила по дворам и спрашивала: «Нохут ким давар?». Иногда до самой Сабнавы доходила. Покупала, сеяла, мыла, варила, относила продавать, деньги мачехе приносила. Она же мне ни копейки не давала с этих денег. Как-то одна женщина продала мне горох с мусором. Только я это увидела, когда домой пришла. Поняла – мачеха узнает, заругает. Быстро его просеяла, мусор во дворе закопала, а гороха все равно вышло мало; и мне влетело – денег-то от его продажи я выручила меньше обычного.

 

* * *

Часто к папе в гости из Баку приезжали композитор Гаджи Ханмагомедов, поэт Али­ага Вахид. Папин друг Рамазан приносил тар, а другой папин друг, Хусейн, пел. Могли просто так собраться, без повода. Когда они приезжали, мама уже в дом не заходила, была во дворе, а я сидела в каком-нибудь углу или под столом и слушала. А мне петь не разрешали, даже при двоюродном брате, с которым мы росли в одном доме. Бывало, я во дворе что-то делаю и напеваю, а мама ворчит: «Молчи! Голос девушки ни брат, ни отец, ни дядя – никто не должен слышать!»

 

Записала Анна Гаджиева

(Продолжение следует)


Автор: СВЕТЛАНА АНОХИНА

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан, Светлана Анохина

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^