» » ВСТРЕЧА В СТЕПИ 2
Информация к новости
  • Просмотров: 698
  • Добавлено: 3-03-2016, 21:40
3-03-2016, 21:40

ВСТРЕЧА В СТЕПИ 2

Категория: Литература, №2 февраль 2016

(Окончание. Начало в № 1 за 2016 г.)

Салман с дороги захотел принять душ и прошел в ванную. Когда вернулся, стол был накрыт.
– Садись. Наверное, с дороги разыгрался аппетит. Ну как там, на Кавказе, жарко?
Рамзан был какой-то взвинченный, часто и беспричинно смеялся. Салман даже подумал, что тот уже жалеет о своем приглашении, и теперь с его стороны последует нечто вроде: «Ты знаешь, я старался, но ничего не вышло – ни с учебой, ни с работой. Придется пока подождать». Но, словно угадав его беспокойство, Рамзан вдруг сказал:
– Ты очень кстати приехал. Есть одно дело, – очень прибыльное и верное
… Дорога стала холмистой. Он взял кассету и вставил в сверкающий никелем магнитофон. Аппарат тихо зажужжал и, втянув в себя кассету, щелкнул. Из колонок полилась музыка…
На другой день они отправились в ресторан «Волга». Туда должны были прибыть Аслан и Ислам, с которыми Рамзан договорился по телефону. Нужно было ввести их в курс дела и обсудить детали.
Первым подъехал Аслан и, поздоровавшись, сел. Скоро к ним присоединился Ислам. После обеда Рамзан приступил к делу, ради которого собрал их:
– Вот что, ребята, появилась возможность заработать. В соседнем городе живет мой сослуживец Сергей. Работает в местном ОМОНе. В армии я пару раз выручал его. В общем, на него можно положиться. Так вот, он нашел нам работенку. Есть у них там бизнесмен один, ворочает миллионами, ломает голову, не зная, что с ними делать. Мы поможем ему в решении этой задачи. Каким образом?
Он распечатал новую бутылку вина и разлил его по трем бокалам. Ислам не пил.
– У этого Соловьева – его зовут Андрей – есть сын, единственный и, конечно же, любимый – ему что-то около шести лет. Каждое утро его отвозят в садик, так как его родители люди очень занятые. Их шофер – кореш Сереги и...
– Извини, Рамзан, что перебиваю, – привстал Ислам. – Я все понял, но не буду участвовать в этом.
– Подожди, Ислам. Дай я договорю. Дело безопасное и надежное.
– Нет, не в этом причина. В таких делах, – заявил Ислам, – я вам не товарищ. Да и вам не советую.
– Это в каких же «таких делах» и чего ты нам не советуешь?
– Делах, порочащих честь чеченца, не достойных поведения мусульманина и мужчины, – спокойно ответил Ислам.
– О чем ты говоришь, Ислам?! Это же русский, а что они с нашими во время войны творили, забыл?..
– А в чем виноваты этот мальчик и его родители?
– Да ты пойми, мы не собираемся никого убивать. Поверь мне, они заработали свое состояние отнюдь не праведным путем. Мы просто облегчим его на пару сотен тысяч баксов. Да родители этого мальчика их нам на блюдечке...
– Нет, я...
– Постойте, – прервал пререкания Аслан. – На их голоса на повышенных тонах уже оглядывались посетители за соседними столиками. – Рамзан, зачем уговаривать человека, если у него к этому делу не лежит душа?
– Если вам в чем другом понадобится моя помощь, вы знаете, где меня найти. А сейчас я пойду. Спасибо за угощение.
– Ну что же, – вздохнул Рамзан. – Изви­ни, Ислам. Будем считать, что этого раз­го­во­ра у нас не было.
Ислам ушел. За столом воцарилось молчание.
– Чертов дурак! – в сердцах выругался Рамзан.
– Если нам нужен еще один человек, давай возьмем Арама. Ну, того армянина, что держит крышу над ларьками у железнодорожного вокзала, – предложил Аслан.
– Ладно, посмотрим. – Рамзан взял со стола полный бокал и произнес: – За успех нашего дела и за настоящих мужчин!
Через два дня они сидели у Сергея. Он оказался крупным детиной с короткими рыжими волосами и почти бесцветными глазами. Одетый в голубые джинсовые брюки и светлую футболку, он более походил на спортсмена, чем на омоновца. Сергей играл роль радушного хозяина, предлагая отведать то или иное блюдо, разливая холодную водку из большого запотевшего графина. С увлечением рассказывал разные истории из армейской жизни, в которых они с Рамзаном выглядели настоящими киногероями. Слушая его разглагольствования, Салман, однако, понимал, что вовсе не дружеские чувства к Рамзану заставили Сергея пригласить их на эту операцию. Здесь крылось что-то другое. Но что? Неужели здесь, на месте, у офицера милиции не нашлось исполнителей? «Наверное, хочет навести подозрение на местных чеченцев», – решил он. В общем-то Салман был прав, но не знал и не мог знать следующего: недавно один из местных криминальных авторитетов по прозвищу Боров, которому группа бизнесменов-кавказцев отказалась регулярно выплачивать долю, недвусмысленно намекнул Сергею, что будет «очень благодарен», если ОМОН окажет содействие (разумеется, негласное) в наказании строптивых. Серега решил выжать из данной ситуации все, что возможно. Служба в органах не приносила того быстрого и легкого обогащения, к которому он стремился всю жизнь. Недавно у него возникла идея похитить сына местного предпринимателя Соловьева, но окончательно план еще не сформировался. Тут он вспомнил Рамзана, с которым и после армии несколько раз пересекались дороги. Сергей знал, что этот «чех», как и он, готов ради денег на все. «Таким образом, я поймаю двух довольно жирных зайцев, – думал он. – Во-первых, выкуп за этого сопляка – а я потребую себе половину доли, во-вторых, удастся, воспользовавшись благоприятным моментом, довольно основательно потрясти этих ненавистных кавказцев и, наконец, Боров отвалит мне солидный куш». Сергей был очень доволен собой…
Дорога петляла по степи, изредка пересекаясь с другой. Салман боялся ошибиться в выборе правильного пути, когда от дороги в сторону вдруг убегала новая, рыжеватая от песка, нить. Въехав на очередной холм, он увидел вдали овец, их было немного – голов около тридцати. Скоро он заметил и пастухов – мальчишку лет девяти и девочку чуть постарше. Они, как он сразу понял, пасли «хурду» – так назывались больные, хилые, хромые овцы, которых выделяли из отары и пасли отдельно.
Мальчик, прикрыв от солнца ладонью глаза, всматривался в приближающуюся машину. Был он в серых брюках и светлой рубашке в черную полоску с короткими рукавами. Девочка стояла на вершине холма.
Машина свернула с дороги, подъехала к мальчику и остановилась. Услышав шум двигателя, овцы сбились в кучу и, как по команде, повернули головы в сторону машины.
Салман заглушил двигатель и открыл дверцу:
– Эй, пацан, подойди!
Мальчик остановился в нескольких шагах:
– Здравствуйте!
– Здорово! Кошара далеко?
– Нет, вон за теми холмами, – показал мальчик рукой.
– У тебя водички нет с собой? Горло пересохло.
– Есть. – Он крикнул девочке по-чеченски: – Марем! Принеси воды!
– Ты чеченец?!
– Да, – мальчик обрадовался так, будто встретил родственника. – А ты к нам едешь?
– Да, до кошары. Нужно долить в радиатор воду, – почему-то соврал он. – Как тебя зовут?
– Али. А тебя?
– Меня Салманом. Родители дома?
– Если хочешь, сестра поедет с тобой. Я бы сам поехал, но не хочу ее оставлять одну – она боится пауков и змей, а их здесь много, – словно извиняясь, пояснил он.
– А ты не боишься?
– Нет, – он улыбнулся. Вопрос ему показался явно смешным.
– И не боишься, что я украду твою сестру?
– Нет, конечно. Ты же чеченец! – Али ответил так искренно и серьезно, что Салману стало стыдно за свою шутку.
Тем временем подошла Марем и, поздоровавшись, протянула небольшой синий термос. Салман с наслаждением напился холодной колодезной воды, омыл лицо и поблагодарил девочку.
– Магнитофон работает? – поинтересовался Али, заметив в салоне зеленовато-желтые огоньки аппарата. – Включи ненадолго, если не спешишь! – попросил он.
– Конечно, сейчас, – Салман взял из бардачка несколько кассет. – Тебе какую поставить?
– Чеченские есть?
– Чеченских, к сожалению, нет, – смутился вдруг Салман и, выбрав кассету, вставил ее в «Пионер».
Из мощных колонок полилась мелодия:
«Моя машина еле дышит,
А я на ней к тебе спешу», –
пел Кай Метов.
– Мне наши песни нравятся. – Али был разочарован. – Только у нас на «точке» света нет.
Марем пошла подогнать отбившуюся овцу. Салмана вдруг охватили покой и умиротворение. Захотелось подольше остаться с этими юными чабанами, поговорить с Али.
– Ну и как тебе здесь, не скучно? – Салман закурил.
– Нет. Отец в свободное время рассказывает всякие интересные истории. Он читает много книг, а потом нам пересказывает. Мама иногда на гармошке играет, поет она очень хорошо.
У Салмана запершило в горле. Он вспомнил, что отец тоже часто по вечерам рассказывал истории о знаменитых людях прошлого, об их храбрости, благородстве. Особенно запомнился Салману рассказ про абрека Зелимхана Харачоевского. Салман тогда засыпал его вопросами. Ответив на них, отец сказал: «Ты еще маленький, многого не понимаешь. Запомни: быть всегда честным даже перед самим собой, быть благородным очень трудно. Мир легко обманывает человека, заставляет забыть о своих корнях, долге. Ты умный и любознательный мальчик. Я надеюсь, что мне никогда не придется краснеть за тебя».
– А еще, когда бывает время, я рисую, – горделиво заявил Али и засмущался. Затем достал из нагрудного кармана сложенный вчетверо листок бумаги и протянул. – Это я перед твоим приездом нарисовал.
Салман взял листок и развернул его: на выполненном карандашом рисунке была изображена улыбающаяся девочка, которая гладила ягненка. Он поразился, насколько черты лица этой девочки напоминали Марем.
– Нравится? Возьми себе на память, – сказал Али и крикнул сестре: – Марем, иди сюда скорее. Я сам соберу их. А ты поедешь с ним к нам домой.
Салман взял с заднего сиденья машины костюм, достал из внутреннего кармана увесистую пачку денег, выбрал из нее стодолларовую купюру и протянул Али:
– Возьми. Купишь чего-нибудь.
Али отступил назад:
– Зачем? Не возьму я.
– Бери, а я поеду.
– Ты же воду хотел долить в радиатор. Кроме того, поешь, отдохнешь, а потом поедешь.
Салман встал, подошел к нему, взял за локоть и вложил купюру в его карман:
– Считай, что я покупаю твой рисунок. Ты хорошо рисуешь. А радиатор... радиатор потерпит, ничего страшного, – он повернулся и, не оглядываясь, сел в машину.
Видеть дом, в котором прошли последние дни отца, тем более войти в него, было сейчас выше его сил. Ему представилось, с какой укоризной, словно живой, словно в нем осталась жить частица души отца, будет встречать его их бывший домик. Хотя, возможно, вместо двухкомнатной мазанки там отстроен новый дом…
Операция по захвату в заложники мальчика прошла гладко. Через час после похищения Сергей позвонил его отцу и, изменив голос, с явным кавказским акцентом сообщил, что Павлик у них. Он потребовал принести в условленное место четыреста тысяч долларов и пригрозил, что если тот сообщит о похищении властям, то получит сына по частям.
Мальчик был болезненный, тщедушный. Нужно было записать на кассету его обращение к отцу с просьбой быстрее освободить его. Павлик был запуган. Он с ужасом в глазах смотрел на своих похитителей и не понимал, чего они от него хотят. Тогда Рамзан стал хлестать его по щекам, а Арам достал складной нож и раскрыл, чтобы заставить Павлика плакать и просить о пощаде. Салман сидел у включенного на запись магнитофона.
Через несколько дней выкуп был заплачен. Сергей заплатил их долю и велел срочно покинуть город. Хотя Соловьевы и не обращались в милицию, слухи об этом происшествии быстро распространились по городу и области, чему способствовал и сам Сергей. Появились требования к властям выдворить кавказцев. На рынке было избито несколько человек, а однажды ночью неизвестные подожгли два магазина, принадлежавшие выходцам с Кавказа. В результате нескольких рейдов омоновцы задержали более ста человек. «Теперь-то я разберусь с этими «черными», – довольно потирал руки Сергей.
Прошло два месяца. Салман наслаждался жизнью. Он продал «девятку» и приобрел подержанный «Мерседес». Купил в дом кое-какую обстановку... Однажды Сайхан пришел со школы хмурый.
– Ты чего нос повесил? Не обидел кто? – спросила мать.
– Нет, – буркнул в ответ Сайхан.
– Его девушка разлюбила, – засмеялся Салман.
– Никто меня не разлюбил! – включив телевизор, Сайхан сел.
– Ах, не разлюбила! И как же ее зовут?
Сайхан хранил молчание.
– Должен же я знать, как зовут мою будущую сноху, – продолжал подтрунивать над братом Салман.
– Отстань от меня! – вскочил Сайхан.
– Ты чего разорался? Можешь объяснить, что случилось-то?
– Махмуд из нашего класса говорит, что мы купили машину на ворованные деньги! При всем классе сказал, – насупился Сайхан.
– Не болтай, чего не знаешь! – закричал на него брат. – А Махмуда твоего нужно было вздуть!
– Не кричи на него, – сказала мать. – А ты не огрызайся. И не слушай всякие сплетни. Он просто завидует тебе. У родителей этого Махмуда, кроме захудалого ишака, никакого транспорта в хозяйстве никогда не было, вот его зависть и заела.
Салман вышел. Этот разговор оставил в его душе неприятный осадок. Пришел Руслан, бывший одноклассник, и пригласил вечером на день рождения.
– Хозяйка уехала погостить к родителям, так что дома никого нет. Посидим, развеемся немного.
Салман чуть опоздал и, когда он появился, веселье было в разгаре. За накрытым столом сидели трое молодых людей, его ровесники. Он положил подарок – рубашку и мужской парфюмерный набор – на тумбочку и сел рядом с Русланом. Ему, как «штрафнику», налили полный стакан водки. Поздравив именинника приличествующими случаю словами, Салман быстро опорожнил стакан и принялся за жареное мясо.
– В выпивке нужно знать меру, – сказал Руслан, разливая по стаканам водку. – А то можно выпить меньше.
Тосты звучали один за другим. Салман опьянел, ему стало жарко. Он долго шарил по карманам в поисках носового платка и, нащупав какой-то листок бумаги, вытащил его. Развернул и долго не мог понять, откуда у него это. На листке была нарисована девочка, которая гладила ягненка. И вдруг он вспомнил жаркий день в степи, юных чабанов. Забыв про платок, он долго смотрел на рисунок. Девочка улыбалась. Сидящие за столом были заняты разговором.
– Что это? – протянул руку Руслан.
Салман сложил лист бумаги и поспешно вложил его в карман.
– Руслан, помнишь, в седьмом классе мы ходили на экскурсию? – тихо спросил он.
– На экскурсию? – Руслан наморщил лоб. – Ну, помню.
– Помнишь, мы встретили старого Сурхо – его лошадь увязла, не могла вытянуть из грязи бричку с дровами? Мы были далеко, он нас не видел, и мы могли идти своей дорогой.
– Конечно, помню. Ребята из нашего класса отпускали еще всякие шутки в адрес Сурхо, ведь этот старик был придурковатый. Нашел о чем вспоминать!
– Но мы с тобой подошли к нему и помогли вытянуть бричку. Какими хорошими мы тогда были, правда?
– Очень хорошими были, – не понял Руслан, – вымазались в грязи, как свиньи. Мы с тобой на экскурсию тогда не пошли, вернулись домой: было неудобно показываться перед девчонками в таком виде.
– Если тогда вымазались, как свиньи, то теперь нализались, как свиньи, – тихо проговорил Салман.
– Что? – не расслышал Руслан. – Да что с тобой? Пей, ешь, веселись! У меня сегодня день рождения!
На Салмана напала словоохотливость. Ему хотелось углубиться в воспоминания, чтобы доказать себе, что в своей жизни он совершал и хорошие поступки, что когда-то и он был таким чистым, как встреченный им в степи Али. Но даже пьяный, он сознавал, что его здесь никто не поймет, пожалуй, даже засмеют.
Он вышел во двор. Моросило. Под навесом тускло горела лампочка. Изморось постепенно переходила в дождь. Легкие порывы ветра задували холодные капли дождя в лицо Салмана, и они катились по щекам, смешиваясь со слезами.
Как он еще молод, но как много ошибок успел совершить! Ничем и никогда ему уже не очистить свою запятнанную душу. А впереди... Что впереди? Впереди – пустота! И груз тяжелых воспоминаний, который он должен нести до конца дней своих. Он прошел в дальний угол двора и сел на мокрый пень. Закрыл лицо руками и опустил голову на колени. Плечи его тряслись от рыданий. Скоро начался настоящий ливень. Под его тяжелыми каплями шуршала листва.


Автор: СУЛИМАН МУСАЕВ

Оценить статью

Метки к статье: Сулиман Мусаев, Журнал Дагестан

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^