» » Горы вне закона
Информация к новости
  • Просмотров: 1509
  • Добавлено: 3-03-2016, 22:11
3-03-2016, 22:11

Горы вне закона

Категория: Интервью, №2 февраль 2016

Горы вне законаКак известно, нынешний, 2016 год, в Дагестане объявлен Годом гор. При этом абсолютное большинство жителей республики не представляет себе, о чем, собственно, идет речь. С минувшим годом, Годом садоводства все было понятно – в Дагестане решили возродить отрасль, которая пришла в упадок. С этой целью заложили новые сады на двух тысячах гектаров, почти на четверть превысив плановые показатели, и в разы – результаты предыдущих лет. Скупые строки соответствующего указа: «Год гор объявлен в целях создания основы для устойчивого развития горных территорий Республики Дагестан, сохранения и развития традиций, обычаев, самобытного, многовекового культурного уклада горцев» особой ясности тоже не добавляют.
Корреспондент журнала «Дагестан» решил разобраться в этом вопросе и побеседовал с членом оргкомитета по проведению Года гор, председателем Дагестанского отделения Русского географического общества, доктором географических наук, профессором Эльдаром Эльдаровым.
– Эльдар Магомедович, многие воспринимают Год гор как чисто имиджевое мероприятие, при помощи которого руководство республики планирует в очередной раз привлечь к Дагестану внимание российских властей.
– Не соглашусь с подобным подходом, поскольку ясно вижу центральную и четко обозначенную задачу, поставленную Главой республики – принятие Горной хартии России, документа, который на долгие годы определит вектор развития горных территорий страны. В мире многие страны, в которых имеются горы, приняли такие документы, есть даже общая Горная хартия Европы. У нас же в стране подобного документа, к огромному сожалению, до сих пор нет. То, что в России называют Горной хартией, на самом деле является хартией Горно-рудной, регламентирующей лишь развитие разработок полезных ископаемых в горах. Этот документ, по сути – пережиток государственно-монопольного капитализма, который, с точки зрения современной теории неомарксизма, определял сущность советской макроэкономики.
Глава же республики озаботился подготовкой реальной Горной хартии России, принятие которой создаст условия, позволяющие, скажем так, компенсировать издержки проживания в горной местности. Ведь очевидно, что у людей, которые сегодня живут в горах, «стартовые условия» значительно хуже, чем у тех, кто проживает на равнине. При равных трудозатратах производительность труда, его эффективность в горах всегда будет ниже – это бесспорно. Именно поэтому горы постепенно превращаются в депрессивные территории с высоким уровнем безработицы и низким уровнем жизни. Как следствие – активная миграция, массовый исход горцев на равнину, преимущественно в города.
– О содержании готовящейся хартии мы поговорим чуть позже, сначала расскажите о том, как идет работа над этим документом, и что необходимо сделать для того, чтобы он, скажем так, воплотился в реальность.
– Пока над концепцией проекта работает инициативная группа, в которую вошли: два советника Главы республики – Деньга Халидов и Камиль Ланда, председатель экономического совета при Главе РД Абдулхалик Гиндиев и я. За основу мы взяли Горно-рудную хартию России, которую пытаемся превратить в документ, нацеленный на комплексное, то есть социально-экономическое, этнокультурное и экологическое развитие горных территорий. Мы прекрасно понимаем, что это только начальный этап, поскольку подготовка такого серьезного документа предполагает привлечение к работе над ним большого количества экспертов.
– Вы имеете в виду дагестанских ученых?
– Не только. Мы ведь говорим о документе федерального уровня. Поэтому, по нашему мнению, в подготовке хартии должны принять участие ведущие ученые и эксперты России; кроме того, считаю, что нам бы пригодился и опыт наших зарубежных коллег. С этой целью 10 марта в Махачкале пройдет масштабный «круглый стол», в работе которого примут участие ведущие ученые республики, а также известные эксперты из Москвы и горных регионов страны. Чтобы вы оценили уровень этого мероприятия, скажу, что Русское географическое общество (РГО) на этом мероприятии, в частности, будут представлять президент Международного географического союза, вице-президент РГО, основоположник российской политической географии Владимир Колосов, а также признанный в мире авторитет в области монтологии (науке о горах. – Ред.), член горной комиссии Международного географического союза Юрий Баденков. Оба они – эксперты мирового уровня в вопросах развития горных территорий.
Основная цель этого мероприятия – подготовка необходимых документов к международному горному форуму, который состоится в Махачкале нынешним летом. Руководство республики планирует пригласить для участия в его работе руководителей всех горных регионов России (как известно, в РФ горы занимают около 53 процентов территории страны), а также гостей из ближнего и дальнего зарубежья. Без внимательного изучения их опыта нам будет трудно подготовить документ, определяющий основные принципы социально-экономического, этнокультурного и экологического развития горных территорий России.
– Насколько я понимаю, в хартии будут предусмотрены некие преференции для жителей горных территорий?
– Несомненно. Ведь мы говорим о создании условий, позволяющих компенсировать издержки проживания в горной местности.
– Речь идет о дополнительном финансировании?
– Не только. Больше того, в мире давно отказались от «высотного принципа» финансовой помощи жителям горных территорий, поскольку опыт говорит, что эти меры малоэффективны. А в нашей, скажем так, не совсем еще «отбеленной» реальности, когда уже на стадиях выделения и распределения расхищается примерно половина денег, такой принцип вообще работать не будет. Он лишь обострит ситуацию в межкультурном противостоянии дагестанских народов, исторически проживающих в разных высотных поясах.
– В таком случае расскажите об альтернативных вариантах с точки зрения профессионального обществоведа-географа.
- В развитых странах практикуется другой путь – создание региональных кластеров, в которых горы «привязываются» к близлежащим городам, выступающим центрами инновационного развития для горных территорий.
Многочисленные эксперты, считают, что в Дагестане имеет смысл создать четыре таких кластера, сформированных с учетом бассейнового принципа экономико-географического и одновременно территориально-планировочного деления. Имеются в виду бассейны главных рек Дагестана, поскольку испокон веков связь между горами и равниной осуществлялась вдоль рек.
Кстати, подобный принцип экономико-географического зонирования республики в свое время использовался. В конце 50-х годов в Дагестане был обоснован совнархозовский подход, ставящий во главу угла задачу формирования эффективных территориально-производственных комплексов с опорными каркасами хозяйствования и расселения в виде конкретных городов Дагестана. Предполагалось, что эти города станут «производственно-кустовыми» центрами диверсификации производств в горной зоне республики. Дагестан, таким образом, был разделен на три сравнительно крупных народнохозяйственных округа с центрами в Кизляре, Махачкале и Дербенте.
И хотя такая модель просуществовала недолго (период так называемой «Хрущевской оттепели»), на мой взгляд, ее вполне можно считать прообразом тех производственных кластеров, научное обоснование которых в 1990-е годы осуществил американский экономист Майкл Портер. При этом под кластерами им подразумевались как раз те самые территориально-производственные «кусты» или «грозди», взаимосвязи между хозяйствующими субъектами в которых осуществляются преимущественно на конкурентной, рыночной основе. Предполагаю, что как только идеологи коммунизма в СССР «учуяли» эту самую рыночную основу в совнархозовских округах, они сразу и прикрыли это дело.
– Вернемся к нашей республике. Вы говорили о четырех кластерах…
– Теперь чаще обсуждается перспектива формирования пяти региональных (зональных) кластеров Дагестана. Первый из них (Теречный) с центром в Кизляре. Он охватывает Терско-Кумскую низменность, и потому это целиком равнинный кластер.
Второй кластер с центрами в Хасавюрте и Кизилюрте начинается с горных районов вдоль Андийского Койсу – от Цумадинского до Казбековского. Его развитию во многом способствует строящаяся на народные деньги новая автодорога «Бузнаса-Нух» над Сулакским каньоном, которая существенно активизирует логистику в этой горно-равнинной зоне.
Кластерообразующими центрами третьей, Сулакской зоны традиционно выступают Махачкала и Буйнакск. Сюда включаются территории от Тляратинского и Цунтинского районов на юго-западе до столицы республики и равнинного Кумторкалинского района на северо-востоке.
Четвертая зона, очевидно, должна включать в себя горные даргинские и лакские районы с опорными центрами в Избербаше и Каспийске.
И, наконец, пятая зона – это Южный Дагестан, объединенный вокруг Дербента и Дагестанских Огней.
– Речь идет о формальном делении?
– Отнюдь. Кластерная модель реально заработает лишь тогда, когда произойдет последовательное обновление органов государственного управления на уровне районной и республиканской властей, и прежде всего, в аспекте существенного сокращения районных управленческих (дублирующих и посреднических) структур. На последующих этапах функции районных органов власти должны быть существенно ослаблены с одновременным усилением властных функций муниципалитетов и их союзов. При этом местные органы самоуправления должны избираться прямым голосованием населения. Таким образом, с одной стороны, будет укрепляться вертикаль власти, а с другой – усиливаться контроль народа над чиновниками. При этом представительство государственной власти на уровне административных районов в условиях рыночной экономики должно ограничиваться функциями социального обеспечения, развития национальной культуры, образования и охраны окружающей природной среды.
– А как насчет правового обеспечения такого рода экономико-географических реформ?
Правовым условием формирования новой схемы социально-экономического зонирования служит Федеральный закон от 06.10.2003 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». В соответствии с ним в зависимости от целей и организационно-правового содержания в регионах и республиках страны межмуниципальное сотрудничество может осуществляться в следующих формах: 1) образование советов и объединений муниципальных образований; 2) создание межмуниципальных организаций; 3) заключение договоров и соглашений о сотрудничестве, совместной деятельности.
– Если я правильно понял, по существу, идет речь о том, что при бассейновом принципе экономического и административно-территориального деления границы между горными районами, входящими в тот или иной кластер, со временем будут размываться, и в обозримом будущем могут исчезнуть вообще?
– Именно так. Выгоды этого очевидны. Во-первых, мы избавимся от целой армии весьма вороватых чиновников, к каковым следует отнести как непосредственно работников районных администраций, так и представителей республиканских и федеральных структур в районах (как известно, в Дагестане самый большой удельный вес государственных чиновников по сельской зоне региона среди всех остальных субъектов Федерации). На первом этапе можно было бы ограничиться сокращением общего количества сельских районов Дагестана путем укрупнения мелких по численности населения (менее 20 тыс. чел.).
Но даже не это главное. Основным тормозом развития экономических и социально-политических реформ в Дагестане сегодня является мононациональность горных районов. Начиная с 90-х годов, весьма четко просматривается тенденция их хозяйственного и этнополитического обособления. Каждый сельский район превращается в носителя интересов конкретной этнической общности Дагестана, в администрациях некоторых горных районов родной язык начинает вытеснять русский, как язык официально-делового общения.
Усиление этнической однородности населения является мощным конфликтогенным фактором. Моноэтнический характер развития горных территорий представляется тревожной тенденцией, несущей в себе зерна сегрегации и межэтнической нетерпимости. Добавьте к этому процесс «этнизации» рынка труда и земельных отношений, что реализуется в весьма уродливых формах тухумно-клановой поруки. Не секрет, что состав принимаемых на работу сотрудников обычно зависит не столько от их деловых качеств, сколько от принадлежности к тому же этносу или тухуму, что и руководитель. Поэтому в республике стала обычной практика передачи должностей «по наследству» близким родственникам – детям, братьям, племянникам и т.д.
– Вы полагаете, что эти проблемы можно решить с помощью бассейнового, то есть по сути «трансэтнического" административно-территориального деления республики?
– Нет, конечно, но это могло бы стать началом процесса. Кроме того, есть возможность использовать прекрасно зарекомендовавшие себя в других странах наработки в этом плане. К примеру, опыт Индонезии прошлого века, особенно в период правления президента Сухарто. Знаете, как он решил тему межнациональных конфликтов? Начал назначать на престижные должности на острове Ява, где расположена столица этой страны Джакарта, представителей других национальностей. А ведь на многочисленных островах Индонезии проживает до сотни этнических и лингвистических меньшинств. В свою очередь, самые влиятельные посты на этнически обособленных островах предоставлялись переселенцам из столичной Явы. За несколько лет такого обмена элитами все этнические конфликты остались в прошлом.
Почему бы подобные методы не использовать в Дагестане. Я – аварец, подчеркиваю этот факт потому, что хочу озвучить следующую мысль: на мой взгляд, самые престижные должности в аварских районах надо при всемерной поддержке республиканских властей закреплять за представителями кумыкской элиты. Чтобы для них, их детей, их родственников горы стали родной территорией, а проблемы горных районов – кровными проблемами.
Естественным образом возникает и вопрос кумыкизации, ногаизации и азербайджанизации других горных территорий Дагестана, выступающих исторической средой проживания, например, даргинского, лакского и лезгиноязычных народов.
Как думаете, поможет это снизить градус противостояния между, скажем так, горными и равнинными национальностями Дагестана?
– Скорее всего, да, хотя, признаюсь, ваше предложение звучит достаточно фантастично.
– Новое время требует новых подходов. Или, как в случае с Сухарто, хорошо зарекомендовавших себя старых (политику переселения с целью интеграции народов Индонезии на заре ХХ века начинали голландские колонизаторы). Ну и, завершая разговор о формировании бассейновых зон, замечу, что они, помимо всего прочего, способны решить главную задачу – облегчить представителям горных районов доступ к производственным мощностям и базам материально-технического снабжения равнины, что, несомненно, послужит усилению процессов производственной и кластерной интеграции – как в горах, так и на равнине.
– Даже если в республике согласятся с таким подходом к решению проблем горных районов (а противников, уверяю вас, будет великое множество), процесс этот в любом случае растянется на долгие годы. Поэтому, отвлекаясь от стратегических подходов, поинтересуюсь: что мировой опыт предлагает нам в качестве тактических методов, которые можно будет использовать практически сразу?
– Людям не надо бесплатно давать рыбу, мудрее предоставить им орудия для ее лова. Почему бы в Дагестане частную собственность на землю не начать активно вводить именно в горах. Ведь ее там значительно меньше, чем на равнине, да и земельные отношения в горной зоне не так «обременены» конфликтами. Получив в собственность землю, люди перестанут думать о переезде на равнину, больше того, многие уехавшие поспешат вернуться в родные села. Выделение земли должно сопровождаться преференциями в виде предоставления техники по лизингу, доступными льготными кредитами, развитием социальной сферы, в первую очередь образования и здравоохранения, доступным высокоскоростным интернетом. А эти перспективы как раз и будут прописаны в Горной хартии. Уверен, что адекватное решение земельного вопроса в горах послужит важным импульсом их экономического роста. И в конечном итоге Год гор станет годом нового Дагестана, многонационального и вместе с тем единого.


Автор: Андрей Меламедов

Оценить статью

Метки к статье: Андрей Меламедов, Журнал Дагестан

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^