» » Якутский виноград и дагестанские алмазы
Информация к новости
  • Просмотров: 1366
  • Добавлено: 3-04-2016, 22:55
3-04-2016, 22:55

Якутский виноград и дагестанские алмазы

Категория: Экономика, №3 март 2016

Якутский виноград и дагестанские алмазыПрактически все руководители постперестроечного Дагестана главной проблемой республиканского агропрома называли отсутствие собственных перерабатывающих производств, без чего сельскохозяйственная отрасль устойчиво развиваться попросту не может. Ситуация не изменилась и сегодня. По мнению Рамазана Абдулатипова, выйти из этого замкнутого круга можно лишь за счет создания мощных кластеров – производственных объединений, в которых в качестве ядра выступает некий перерабатывающий центр, вкладывающий средства в создание собственной сырьевой базы.

Сегодня в Дагестане примеров подобного рода не очень много. По большому счету (если исключить из списка предприятия винно-коньячной отрасли) современных кластеров в республике всего два – Кикунинский консервный завод и ОАО «Кизлярагрокомплекс». Первое из них только недавно вступило на путь устойчивого развития, тогда как второе вот уже полтора десятилетия является брендовым – молочную продукцию с логотипом «Дарман» знают в каждой дагестанской семье, а фирменные киоски предприятия давно уже стали приметой каждого города республики.

О кризисе, кластерах и новых брендах корреспондент журнала «Дагестан» поговорил с первым заместителем генерального директора ОАО «Кизлярагрокомплекс», членом совета по развитию АПК при Главе РД Мухтаром Магомедовым.

– Мухтар, во время кризиса 2008-2010 годов я брал у Вас интервью. Помните, что Вы мне сказали тогда?

– Честно говоря, не очень – столько лет прошло!

– Я напомню. Вы тогда удивили меня, сказав, что для вас кризиса нет, предприятие как развивалось, так и продолжает развиваться. Объяснили Вы это тем, цитирую, что «из-за нехватки денег человек может заморозить строительство дома, не купит новый костюм и будет ходить в старом, но вот от еды он отказаться не может. Как ел три раза в день, так и будет есть. Так что кризиса нам бояться не стоит. Даже наоборот – легче будет конкурировать с подорожавшим импортом». Скажите, Вы и сегодня смотрите в будущее с таким же оптимизмом?

– Правильно сказал, человек без еды действительно жить не сможет. Правда, теперь оптимизма у меня немного поубавилось в связи с масштабами и глубиной нынешнего кризиса. Да, сегодня люди не перестали есть, но они стали есть намного меньше. Если раньше человек покупал два литра молока и килограмм сыра, то теперь он практически вдвое сократил закупки – берет всего литр молока и просит взвесить грамм четыреста сыра. Одна из самых главных проблем нынешнего кризиса – резкое падение доходов населения и как следствие – снижение покупательной способности. Люди элементарно начали экономить на еде. Кроме того, сильно выросли цены на новое оборудование. А поскольку мы постоянно развиваемся, для нас это очень актуально. Очень негативный момент – рост процентной ставки по кредитам. В агропроме больших прибылей не бывает, и поэтому нынешние проценты сельскохозяйственные предприятия попросту не потянут. Мы, к примеру, сегодня кредит взять не рискнем, дополнительные 5-6% нам не по карману.

– А участие в программе импортозамещения не помогает сглаживать эти негативные моменты?

– Лишь частично. Ни коров, ни молока в стране ведь больше не стало. Единственное, что изменилось – некоторые предприятия расширили ассортимент выпускаемой продукции. Мы, к примеру, организовали у себя выпуск одиннадцати видов твердых сыров. Закупили оборудование в Болгарии и Германии, пригласили специалистов из-за рубежа для организации производственного процесса и обучения наших работников. Производим российский и голландский сыры, моцареллу, эмменталь, сулугуни. Но, как оказалось, тут имеются свои подводные камни. Начнем с того, что конкурируем мы сегодня в основном с крупными российскими компаниями. Все они без исключения работают на сухом молоке, тогда как мы перерабатываем только естественный продукт. Собственно, мы для этого в свое время и строили собственные фермы, чтобы обеспечить себя натуральным молоком. А поскольку себестоимость тех же кисломолочных продуктов, масла, приготовленных из «живого» молока всегда будет выше, чем у «порошковых» конкурентов, мы изначально оказываемся в невыгодной позиции.

Теперь перейдем к сыру. Мы его производим из свежих сливок, тогда как весь остальной сыр, поступающий в республику, делается на основе пальмового масла. По существу, это продукт большой химии, его вкусовые качества определяются исключительно всякого рода добавками. А поскольку пальмовое масло стоит очень дешево, конкуренты могут позволить себя более низкие цены. Так что импортозамещение нам, по большому счету, особых дивидендов не принесло. Небольшая прибыль есть, и ладно.

– А если завтра санкции и контрсанкции вдруг отменят? Ваши «сырные» линии не встанут?

– Встанут однозначно. Запад обогнал нас очень сильно, особенно в плане новых технологий. Плюс программы государственной поддержки сельхозпроизводителей, действующие практически во всех развитых странах. Конкуренции с ними мы точно не выдержим, они просто задавят нас более низкими ценами. Так что санкции сегодня для нас благо – буду рад, если они еще лет десять продержатся.

– А российским аграриям разве государство не помогает?

– Помогает. Последние десять лет поддержка идет, деньги выделяются. Правда, хватает их лишь для поддержания штанов. На мой взгляд, помощь должна быть более адресной. Не надо выделять средства трем десяткам умирающих предприятий. Намного рациональней помочь одному, доказавшему делом, что может успешно работать, наращивать объемы производства, увеличивать номенклатуру.

– А примеры привести можете?

– Легко. Пару лет назад Глава Республики сказал о том, что надо всемерно поддерживать бренды нового Дагестана, чтобы они стали узнаваемыми не только в республике, но и во всей России. Замечательная идея. Одна беда, узнаваемые бренды не появляются по мановению руки, их становление связано, как правило, с серьезными финансовыми вливаниями, грамотно выстроенной маркетинговой политикой. Но, самое главное, в основе их должна обязательно быть интересная, оригинальная идея, благодаря которой они собственно брендами и становятся. Увы, в последнее время новые бренды в республике практически не появляются. Поэтому то немногое, что у нас есть, надо всячески поддерживать.

К примеру, вот уже более двадцати лет в республике работает крестьянско-фермерское хозяйство «Дидо» из Цунтинского района. Но многие ли дагестанцы знают о нем? А между тем здесь производят продукцию, которая вот уже сотни лет составляет славу Дагестана, золотой фонд нашей народной кухни. Это, прежде всего, наш знаменитый урбеч (его в КФХ «Дидо» готовят почти два десятка видов), натуральный горный мед, толокно, мука из льна, кукурузы, тыквенных семечек, ячменя, черного тмина и других продуктов, натуральные лечебно-диетические напитки, созданные на основе экологических продуктов, выращенных высоко в горах. Все это, во-первых, создается на основе старинных народных рецептов, бережно передаваемых из поколения в поколение, а, во-вторых, производится по старинным технологиям. К примеру, семена, орехи и зерно перетираются на мельницах с каменными жерновами, готовятся без термической обработки, что способствует сохранению всех витаминов. По моему мнению, именно таких лидеров надо финансировать в приоритетном порядке, а об их уникальном опыте регулярно рассказывать в телевизионных передачах, писать в газетах и журналах.

– Согласен на все сто процентов. Когда в финансировании действует принцип «всем сестрам по серьгам», прорывов ожидать не стоит. Единственное «достоинство» такого подхода – в общем списке зачастую оказываются «нужные» предприятия, принадлежащие друзьям и родственникам чиновников, занятых распределением финансовой помощи.

Но вернемся к брендам. Расскажите, как сегодня развивается бренд «Дарман»?

– Никак. Наши давние планы пока, увы, так и остаются планами, а программа строительства собственных ферм выполнена только на треть.

– Напомните, сколько ферм вам все-таки удалось построить?

– Три. Прежде всего, это наш первенец – племенное предприятие «Элита» в СПК «Урицкий» на 1200 голов. На сегодняшний день – это единственный действующий племзавод в Дагестане. О качестве поголовья говорит то, что среднегодовые надои на одну корову здесь составляют 5 тысяч килограммов – в три раза выше, чем в среднем по республике. Второй наш реализованный проект – агрофирма «Молочник», созданная совместно с СПК «Некрасовка». Здесь тоже содержатся 1200 коров, большая часть которых – дойные.

Ну и, наконец, третий объект, построенный в рамках национального проекта «Развитие АПК», – это животноводческий комплекс европейского уровня на 2,5 тысячи голов крупного рогатого скота в селении Черняевка. Эта ферма уникальна не только для Дагестана. Ни в одной республике СКФО нет предприятия такого уровня: полная автоматизация всех процессов, отсутствие ручного труда, доильный зал на сорок коров, обслуживаемый всего двумя доярками, – в общем, все как в Европе. Не успеваем туда экскурсии возить. Я часто повторяю, что единственное, чего нет в Черняевке, – это музыки для наших коров, но и это, думаю, вопрос решаемый. В сутки наши три фермы производят 30 тонн молока – независимо от сезона, тогда как поставки из других хозяйств (а у нас сегодня более шестидесяти поставщиков) очень сильно зависят от сезона. Если летом они доставляют на наш завод до 50 тонн молока, то зимой этой показатель сокращается практически в 10 раз.

– Насколько сильно загружены мощности завода, который, как я знаю, постоянно модернизируется?

– С учетом того, что предприятие способно переработать до 200 тонн молока в смену, – в среднем процентов на 30. Мы ведь вкладывали средства в реконструкцию предприятия «про запас», рассчитывая на то, что процесс строительства ферм будет продолжаться непрерывно, но, увы, жизнь внесла свои коррективы. В частности, мы планировали построить современный комплекс на 3,5 тысяч голов КРС в селении Огузер, но сегодня этот проект «завис», несмотря на то, что получил в республике статус приоритетного. Сначала предполагалось, что необходимая инфраструктура для комплекса, расположенного в 40 километрах от города и в 11 километрах от трассы, будет построена за счет средств Инвестиционного фонда РФ, но потом этот фонд ликвидировали. В Москве решили, что инфраструктурные проекты в сфере АПК должны возводиться за счет региональных бюджетов. А поскольку бюджет Дагестана очень ограничен, очередь до нас, думаю, дойдет не скоро. Особенно в кризис, когда и без того сокращаются практически все статьи расхода.

– Может быть, вам просто не хватает административного ресурса? Не секрет, что в Дагестане этот фактор зачастую оказывается определяющим.

– Да нет, кураторы отрасли оказывают нам постоянную поддержку. И первый заместитель министра сельского хозяйства Камалутдин Камалутдинов, и наш куратор заместитель министра Шамиль Бахарчиев, и работники Администрации Главы РД оперативно решают наши вопросы, поддерживают в начинаниях. Но все опять-таки упирается в возможности нашего бюджета. Спасибо, что не прекращается субсидирование по линии Минсельхоза, без этого наш бизнес бы полностью встал.

Это, кстати, не только российская проблема – на Западе на каждый вложенный доллар производитель получает дотацию в размере 80 центов – в разы больше, чем у нас, а кроме того государство активно помогает аграриям с продажами.

– У нас же, как я знаю, спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

– Абсолютно верно. Иной раз доходит до смешного. Мы не раз и не два заявляли о своей готовности поставлять свою продукцию предприятиям социальной сферы – школам, больницам, детским садам – с десятипроцентными скидками, но, как видно, никому в республике это не нужно. Нет, на словах, нас все поддерживают, говорят: «Молодцы, прекрасное решение!», но дальше этого дело не идет.

– На проблеме продаж хотелось бы остановиться немного подробнее. Какова доля «Кизлярагрокомплекса» в структуре «молочных» продаж в Дагестане»?

– Примерно 10 процентов. Во многом это обеспечено за счет развития собственной торговой сети, насчитывающей несколько десятков фирменных киосков. Кстати, такую же сеть мы сейчас создаем в Астрахани, правда, там объемы пока еще не очень большие.

– А сколько продукции поставляют на дагестанский рынок другие молочные заводы республики?

– Около 15 процентов. Но мы единственные, кто работает на натуральном молоке. В связи с этим, на наш взгляд, руководству Республики необходимо полностью пересмотреть политику в области молочного животноводства. Даже неспециалисту ясно, что сегодня надо создавать крупные комплексы по производству и переработке молока в районах традиционного развития молочного животноводства – Хасавюртовском. Кизилюртовском, Бабаюртовском. Именно здесь должны заработать молочные кластеры, о необходимости создания которых говорил Глава Республики.

При этом надо иметь в виду, что инвесторы из других регионов в эту отрасль не придут. На икру и рыбу – придут, на вино и коньяк – с удовольствием, а вот на молоко – нет. Особых прибылей тут ожидать не стоит, хотя на стабильный уровень доходов со временем выйти можно. Поэтому, на мой взгляд, республика, невзирая на скудный бюджет, должна стимулировать местных производителей – помогать с кредитами, строительством инфраструктуры, освобождать от местных налогов. Иначе прорыва в этой области не обеспечить, и мы будем вынуждены завозить продукцию сомнительного качества из других регионов, подрывая при этом продуктовую безопасность.

– Если государство не окажет вам поддержки, от строительства комплекса в Огузере придется отказаться?

– Нет, мы являемся заложниками ситуации, которую сами и смоделировали – чтобы мощности завода не простаивали, необходимо наращивать производство молока. Так что потихоньку будем строить комплекс за счет собственных средств. Правда из-за их ограниченности, боюсь, что строительство это растянется на долгие годы.

– А разве с ростом цен на молочную продукцию ваши доходы не увеличились?

– Нет, конечно, особенно, если пересчитывать на валюту. Связано это с тем, что вместе с ценами выросла и стоимость упаковки, транспортные расходы, многое другое. И все это на фоне сокращения продаж, о чем я говорил в начале разговора. В итоге мы не выиграли, а потеряли. Как, впрочем, и другие российские производители пищевой продукции.

– Напоследок несколько слов о том, по какому пути должно развиваться сельское хозяйство в Дагестане?

– Как я уже говорил, нам надо делать акцент на развитие традиционных отраслей, производить традиционные экологически чистые продукты. Никто ведь не будет выращивать виноград в Якутии, и пытаться организовать добычу алмазов в Дагестане. Мы должны поставлять на рынок наши фрукты и овощи, сыр, молочную продукцию, вино и коньяк, соки и консервы, тот же урбеч. Государство должно поддерживать именно эти отрасли, не распыляя и без того небольшие средства, выделяемые на развитие АПК.


Автор: АНДРЕЙ МЕЛАМЕДОВ

Оценить статью

Метки к статье: Журнал Дагестан, Дагестан, Дагестанцы, Андрей Меламедов

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^