» » Дело патриотической совести
Информация к новости
  • Просмотров: 611
  • Добавлено: 29-01-2017, 17:27
29-01-2017, 17:27

Дело патриотической совести

Категория: Общество, Интервью, № 1 январь 2017

Дело патриотической совестиМинистерство по национальной политике Республики Дагестан не отвечает за темпы экономического роста или качество дорожного строительства, не контролирует то, как нас учат или лечат, не распределяет по городам и селам оборудование и не налаживает современную связь. Оно отвечает за другие связи. Те, которые, нельзя измерить километрами кабелей и кубометрами асфальтобетона, но без которых невозможны ни культурное развитие, ни пресловутый экономический рост.

Миннац ведет свою историю с 1990 года, когда был создан Государственный Комитет по делам национальностей РД. Его создание было вызвано вспыхивающими в тот период острыми и сложными конфликтами, в основе которых лежали и проблемы реабилитации репрессированных народов, и земельные отношения, и многие другие проблемы, которые накапливались десятки лет. В процессе разрешения межнациональных противоречий формировалась правовая основа решения национальных проблем. С учетом ситуации межнациональных отношений в республике были приняты Конституция, комплексная программа решения проблем национальных отношений, законы о выборах в парламент и представительные органы местного самоуправления, глав муниципальных образований и другие правовые акты, ставшие основой современной законодательной системы республики. «Лихие 90-е» кончились, но именно в «стабильные нулевые» сотрудники министерства в буквальном смысле оказались «на передовой»: два министра – Магомедсалих Гусаев и Загир Арухов – погибли в результате террористических актов в 2003 и 2005 гг. А Гарун Курбанов, хотя и не являлся главой ведомства на момент своей гибели, но, по сути, и на новом посту продолжал вести информационную войну с террористами и разжигателями конфликтов всех мастей, за что и был убит в 2011 г. И сегодня сотрудники Миннаца являются без преувеличения «борцами невидимого фронта». Потому что война – за умы и сердца дагестанцев, в первую очередь – молодежи, продолжается.

Но вместе с тем продолжается и мирная, обыденная, жизнь, которая в своей основе сильно изменилась за эти годы, и требует принципиально новых подходов ко всему, начиная от организации культурно-массовых мероприятий и заканчивая изданием учебников и СМИ. И пусть формально эти вопросы не являются сферой ответственности Миннаца, но на деле ими так или иначе приходится заниматься, для чего налажено тесное сотрудничество с профильными ведомствами.

О том, насколько важна деятельность Министерства по национальной политике, и как изменились приоритеты за 26 лет его существования, мы поговорили с министром Татьяной Гамалей.

 

– В разные периоды ваше ведомство называлось по-разному, в частности, «Министерство по делам национальностей и внешним связям», «Министерство по национальной политике, делам религий и внешним связям». С 2013 г. «внешние связи» в названии не фигурируют, а на деле?

– А на деле международные и межрегиональные связи по-прежнему являются одним из направлений нашей деятельности. Точнее, это два самостоятельных направления. Республика имеет 42 своих представителей в российских регионах, и мы являемся органом власти, координирующим их работу.

– В 2010 г. в журнале «Дагестан» вышла серия материалов о жизни дагестанских диаспор в разных уголках страны. Я тогда объездила пять регионов, и представители всех постпредств – от Астрахани до Костромы – жаловались на невнимание к их проблемам со стороны дагестанских властей. При этом все отмечали, что с местной властью на уровне губернаторов, не говоря уже о главах муниципалитетов, царит полное взаимопонимание. Это было очень обидно слышать. Теперь, видимо, работе постпредств уделяется должное внимание. Как строится работа с ними, какие проблемы существуют?

– Два раза в год в Махачкале проводится семинар-совещание с постоянными представителями республики. На совещании в августе прошлого года Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов отметил, что, в целом, руководители постпредств прилагают большие усилия для создания и укрепления позитивного имиджа республики за ее пределами, и напомнил, что, наряду с сотрудничеством в области культуры, приоритетными остаются задачи налаживания взаимовыгодных торгово-экономических отношений с другими субъектами России. Самые разные дагестанские товары – от сувениров и изделий народных художественных промыслов до сельскохозяйственной продукции – должны быть представлены в других регионах. Эта задача была поставлена перед руководством Минпромторга республики, которые также участвовали в работе семинара. То есть, не только Миннац вовлечен в эту деятельность. В то же время, всего три постпредства (в Санкт-Петербурге, Ставропольском и Краснодарском краях) работают на постоянной основе, остальные – на общественных началах. Конечно, такое отсутствие официального статуса многих не устраивает, и мы сейчас активно работаем в этом направлении, предлагаем разные варианты. Например, открыть постпредства в федеральных округах и финансировать только их работу. Такой формат потребует бюджетных средств, конечно, и при этом не решит всех поставленных задач, к сожалению. Одним словом, решение пока не принято. Для укрепления связей мы ввели в практику проведение он-лайн конференций, это просто находка, позволяющая оперативно решать любые вопросы. Хотелось бы отметить тот факт, что, помимо сотрудничества в области культуры и экономики, постпредства, актив дагестанских диаспор выполняют очень важную роль по социальной адаптации дагестанцев, покинувших республику. Известны, например, случаи вербовки международными террористическими организациями молодых людей, которые уехали из Дагестана. Когда человек вдали от дома, в непривычной обстановке, он чувствует себя одиноким, растерян, испытывает финансовые трудности – этим и пользовались вербовщики. Поэтому лидерам наших диаспор очень важно поддерживать связь со всеми прибывающими в регион, чтобы они чувствовали поддержку земляков, с одной стороны, а с другой – знали, что в случае их неподобающего поведения об этом станет известно в Дагестане. В 2016 г. я сама побывала в некоторых регионах, где наши постпредства работают давно и хорошо себя зарекомендовали. Так, очень приятно было слышать от вице-губернатора Ярославской области, что дагестанцы – самые надежные парт­неры, ответственные хозяйственники, патриоты. В Ростове-на-Дону состоялись торжества по случаю 20-летия Дагестанского Донского землячества, где также много говорилось о том, насколько большую и важную работу оно проводит.

– Вы упомянули Донское землячество, и я не могу не отметить того, что в самом Дагестане в последние годы активизировалась работа с казачеством. Расскажите об этом подробнее.

– Работа по вопросам казачества в Дагестане ведется в соответствии с нормативно-правовыми актами органов госвласти Российской Федерации, регулирующими эти вопросы. Еще в 2012 г. Владимир Путин утвердил «Стратегию развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года»; есть Федеральный закон «О государственной службе российского казачества» (2005 г.) и Концепция государственной политики РФ в отношении казачества, утвержденная в 2008г. Поэтому наша задача, с одной стороны, обеспечивать их реализацию в Дагестане, оперативно решая возникающие проблемы, а с другой – продвигать собственные проекты в этой области. Для улучшения взаимодействия казачества с органами власти в 2009 г. была введена должность советника председателя правительства РД по вопросам казачества. В 2014 г. Указом Главы Республики Дагестан утвержден Устав Кизлярского особого приграничного окружного казачьего общества. Мы учитываем влияние дагестанских казаков на общественно-политическую ситуацию на Севере Дагестана, особенно на процесс отъезда оттуда русского населения. Поэтому в декабре 2013 г. была принята государственная программа Республики Дагестан «Поддержка проживающего и возвращающегося в Республику Дагестан русского населения на 2014–2017 гг.» и подпрограмма «Государственная поддержка казачьих обществ в Республике Дагестан на 2014–2016 гг.». Подпрограммой, в частности, предусмотрено создание условий для привлечения казаков Кизлярского особого приграничного округа Терского казачьего войска к несению государственной и иной службы в республике; оказание методической и организационно-технической помощи казачьим воскресным школам; проведение ежегодного фестиваля казачьей культуры, а также конкурсов по традиционным видам искусства и спортивных соревнований среди казаков. Еще несколько лет назад дагестанское казачество было разрозненным, между атаманами существовало недопонимание. Нам удалось переломить эту ситуацию, и сегодня можно говорить о начале консолидации казаков, о понимании ими своей ответственности за мир и согласие в регионе. Немаловажное значение имеет и работа по информированию широкой общественности о деятельности казачества, о его позитивной роли в деле стабилизации общественно-политической ситуации в республике.

– Я бы сказала – о его исторической роли в этом деле.

– Вот именно, и об этом нужно как можно больше говорить и писать! В Кизляре открылся Республиканский казачий центр, причем разместился он в здании бывшей казачьей управы, – мне кажется, что это очень символично. Сегодня он полностью оборудован, как и казачий класс – это часть системы казачьего образования, она существует по всей стране на разных уровнях – от казачьих классов и школ в отдельных муниципалитетах до казачьего университета, который находится в Москве. Хочу отметить, что, несмотря на особый статус казачества в нашей стране, в Дагестане казаки при всей своей самобытности в первую очередь являются представителями русской культуры, носителями русского языка как родного. А роль русского языка как средства межнационального общения, думаю, всем очевидна. Он не просто является универсальным средством общения для представителей разных национальностей нашей республики, но обеспечивает само единство и культурное развитие народов Дагестана. В 2014 г. вышел Указ Главы Республики Дагестан «О мерах по обеспечению развития, защиты и поддержки русского языка в Республике Дагестан». Да, к сожалению, сегодня русский язык находится в таком состоянии, что нуждается в нашей защите.

– Это проблема не только нашей республики, но всей страны. Низкие результаты ЕГЭ по русскому языку демонстрируют выпускники многих регионов.

– Но для нас это не повод бездействовать. Помимо общих для всей страны проблем в этой области, мы имеем и ряд тех, что обусловлены спецификой нашего региона. Указом, в частности, предусмотрено повышение квалификации дагестанских учителей русского языка и литературы с учетом современных требований, предъявляемых к образовательному процессу, а также популяризация знаний не только о русском языке и литературе, но и русской культуре в целом. С этой целью в 2015 г. в Махачкале и был создан единственный на Северном Кавказе Республиканский центр русского языка и культуры. То есть, он работает с русским населением респуб­лики: помогает им поддерживать комфортную психологическую среду, удовлетворяет их этнокультурные потребности.

– Проще говоря, является местом, где можно собраться, чтобы отметить русские народные праздники, услышать народные песни?

– Ну, если совсем упростить, то да, Центр занимается улучшением социального самочувствия русских в республике. Но он открыт для всех тех дагестанцев, которые интересуются проблемами русского языка, любят его и хотят улучшать свои знания. Важная сторона деятельности Центра: создание условий для полноценной реализации функций русского языка как государственного языка Российской Федерации, а также для гармоничного развития русско-дагестанского двуязычия. Формирование принципов межнациональной и межконфессиональной толерантности, развитие социокультурных связей с народами других регионов России и стран мира. Ну, например, на каком языке мы можем рассказать жителям, скажем, Сибири о кубачинском искусстве или о табасаранских коврах? Конечно же, на русском! А с какого языка рассказ об этом переведут европейские издания? С русского! Нет, были и есть иностранные специалисты, лично приезжающие к нам в горы с целью научных исследований, и публикующие свои работы на европейских языках, но большинство литературы все же переводится непосредственно с русского. Кстати, чтобы работы дагестанских ученых были достойно представлены на всероссийском и международном уровне, они также должны быть написаны на хорошем русском языке. При Центре работает бесплатная горячая линия «Грамотей». Обратившись на нее, можно получить разъяснение специалиста по любому вопросу, связанному с языком.

– Здорово! И что – звонят?

– Звонят, и «тотальный диктант» писать приходят! В планах Центра также методическая работа и социологические исследования. Но, наверное, самый любимый проект сотрудников Центра сегодня – выступления в детских садах и школах республики с рассказами о корнях русско-дагестанской дружбы. Это даже не рассказы, а целые красочные костюмированные представления, с показом подлинных предметов быта, произведений народного искусства.

– Неудивительно, что этот проект любимый, ведь дети – самые благодарные зрители и слушатели. Давайте поговорим о большом проекте Миннаца, который также был связан с детьми, – «Куначество». Как он появился, и удалось ли вам за время его реализации достичь всех целей, которые ставились? И чем новый проект «Как живешь, сосед?» отличается от «Куначества»?

– Идея «Куначества» пришла спонтанно. На всех совещаниях, конференциях выступающими много говорится о дружбе между народами, о дагестанских традициях гостеприимства и взаимовыручки, которые, как с сожалением констатирует очередной выступающий, уходят в прошлое. Действительно, сегодня в республике хорошо развита сеть автомобильных дорог и добраться из пункта А в пункт Б можно быстро и без особых усилий. А раньше, в отсутствие дорог и транспорта, путнику трудно было обойтись в горах без кунаков. Они были вроде как «опорные пункты», где можно было отдохнуть, обогреться, переждать непогоду. Это с одной стороны, а с другой – разве не ездили в гости к кунакам просто так, без причины? Разве дети и внуки тех, кто когда-то встретился в пути, не продолжали поддерживать эти дружеские связи на протяжении многих лет? А что мешает нам сейчас поехать в гости – да ничего не мешает, решили мы, и придумали для начала «заслать» в качестве кунаков детей. Ведь чадолюбие тоже исстари присуще всем дагестанским народам. За два года в проекте приняли участие более ста детей: в 2015 г. обмен был между детьми из разных районов республики, в 2016 в него включились ребята из других субъектов СКФО. Проект строился на индивидуальном подходе. Важно понимать, что двухнедельному пребыванию каждого ребенка в семье кунаков предшествовало несколько месяцев работы, в которую было вовлечено большое число людей, включая представителей Минобразования и глав муниципалитетов, – именно они контролировали весь процесс на местах, и я очень благодарна им за столь высокую ответственность, которую они проявили в этом вопросе. К семьям предъявлялись большие требования, но, что приятно, это никого не остановило. Желающих участвовать в проекте почти сразу оказалось более чем достаточно! Дети жили в семьях, слушали другой язык, знакомились с обычаями, кухней, особенностями быта другого народа не по книгам, а «вживую». Они ходили там в школу, участвовали в общих мероприятиях, знакомились с достопримечательностями. Проект получился очень теплым. Официально он закончился, но муниципалитеты продолжают общаться, семьи сдружились и регулярно встречаются. На торжественном собрании по окончании проекта, когда встретились все участники, они с удивлением говорили о том, что забыли об этой прекрасной традиции, и как здорово, что она возродилась. Время показало, что, хотя достижения цивилизации и избавили людей от необходимости совершать многодневные переходы в горах или заниматься меновой торговлей, но потребность в человеческом общении осталась. Поэтому иметь кунаков в отдаленных районах естественно и сегодня, это по-прежнему основа бытия горцев. Что касается проекта «Как живешь, сосед?», то при всей схожести, он построен иначе. В его основе лежит идея добрососедства. Просто межрайонные мероприятия отчасти повторяли бы «Куначество», поэтому мы искали особый подход. Он нашелся неожиданно: в ходе проведения совсем другого исследования обнаружилось, что есть мононациональные районы, в которых на территории отдельных сел компактно проживают представители другой национальности. Например, с. Мегеб Гунибского района – даргинское, в преимущественно даргинском Левашинском районе девять аварских сел. И нам показалось, что будет интересно узнать, как складывались их взаимоотношения в разное время, и каковы они сегодня, как они друг друга воспринимают. Проект начался в ноябре 2016 г. и сразу стал очень активно развиваться. Причем мы не всегда могли предугадать, в каком направлении пойдет это развитие. В том же Мегебе, который находится недалеко от Согратля, в рамках традиционного концерта нам показали инсценировку местной анекдотической истории о женщине, которая так любила пить чай, что обменяла у согратлинцев свою единственную корову на мешок чая. А в конце вечера всем собравшимся подарили на память мешочки традиционного согратлинского чая из высокогорных трав. Ну, в каком сценарии можно запланировать такой искренний душевный порыв, такую замечательную инициативу!

– Действительно, ни в каком. И это доказывает, что проект получился не для галочки, а для людей. Но я так понимаю, что одними концертами он не исчерпывается?

– Конечно, проводится ряд серьезных мероприятий. Содержание варьируется, но всегда есть экологическая акция – мы сажаем деревья, чтобы была живая память о встрече. В Левашинском районе, например, посадили ели возле монумента славы. И они так органично туда вписались, что сами жители стали говорить: и почему мы раньше их тут не посадили!? Также всегда проводится круглый стол с участием общественности: приходят учителя, врачи, садоводы, чабаны – все. В процессе общения люди делятся хозяйственными навыками, практическим опытом. Иногда оказывается, что во всем районе проблема с вывозом мусора, а именно в этом селе ее нет, потому что они решили на сходе действовать так-то и так-то. Или одним удается стабильно добиваться высоких результатов ЕГЭ, и большой процент учащихся поступает в российские вузы, в то время как у соседей молодежь успешно трудится в сельском хозяйстве и никуда не планирует уезжать.

– И должны были приехать представители Миннаца со своим проектом, чтобы жители одного района встретились и поговорили об этом?!

– Получается, что так. Их нужно было просто свести друг с другом, а дальше все пошло само. Хотя тут много тонкостей, конечно. Например, проводя спортивные турниры, мы никогда не выставляем соседей друг против друга. Все команды смешанные – это сплачивает лучше любых призывов!

– Все главы муниципалитетов активно включаются в эту работу?

– К сожалению, нет, хотя большинство понимает важность и нужность таких мероприятий. Это ведь не просто наши креативные идеи. Все делается в рамках реализации «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации до 2025 года» и соответствующих республиканских программ.

– Среди направлений деятельности министерства значится и взаимодействие с институтами гражданского общества. Как здесь обстоят дела?

– Гражданское общество – это формы самоорганизации общества путем создания различных объединений: от ветеранских и благотворительных организаций до творческих союзов, так называемых НКО – некоммерческих организаций. И со всеми мы работаем. Порой случается недопонимание, когда от нас ждут только финансовой помощи, а она не всегда подразумевается. Нужно учиться привлекать в свои ряды волонтеров и обучать их, правильно подавать заявки на гранты, размещать информацию о себе в СМИ, включая электронные, и т.д. Мы оказываем консультативную, методическую, информационную помощь в подобных вопросах. Важно, чтобы НКО не были сосредоточены только в столице. Буквально на днях заработал «Единый информационный портал некоммерческих организаций Республики Дагестан», разработанный специалистами нашего министерства в целях развития институтов гражданского общества и укрепления информационного взаимодействия власти и общества. Активная ссылка доступна на нашем сайте.

– До того, как уйти во власть, вы много лет работали в Даггосуниверситете. Будучи профессиональным лингвистом, имеющим ученую степень, являлись одним из ведущих специалистов республики в области русского языка и культуры речи, заведовали кафедрой редакционно-издательского дела, отделением журналистики филологического факультета. А сейчас вы занимаетесь наукой?

– Я с удовольствием занимаюсь вопросами, связанными с сохранением языкового многообразия нашей республики, в частности, подготовкой проекта «Концепция языковой политики Республики Дагестан» – он находится на стадии экспертного обсуждения. Некоторые его положения реализуются. Так, при ДГУ создан Центр родных языков, которому предстоит заниматься документацией редких идиомов – языков, диалектов, говоров, наречий. В силу мощных миграционных процессов многим из них грозит исчезновение. Языковое разнообразие сокращается во всех странах, это результат естественного процесса глобализации, остановить который мы не можем. Но мы просто обязаны зафиксировать эти идиомы, записать образцы устной речи, сделать аудиозаписи, чтобы задокументировать ударение, интонационные особенности. Такой фонотеки в Дагестане нет. Важно, что Центр открыт на базе вуза, потому что профессиональные ученые из Института языка, литературы и искусства ДНЦ РАН, конечно, составляют словари и грамматики дагестанских языков, но они не фиксируют частности и не занимаются популяризацией родных языков, у них принципиально иные задачи. А в Центре при ДГУ с материалами на языках народов Дагестана работают студенты и аспиранты, то есть та самая молодежь, которую сегодня чуть ли не силком пытаются заставить учить родные языки. Заставить выучить язык невозможно, но его можно полюбить, им можно увлечься самому и увлечь других. Не могу сказать, что дело продвигается быстро. Так, мы с трудом собрали материал для проекта «Колыбельные народов Дагестана». Из колыбельных на бесписьменных языках у нас пока только каратинская и кубачинская. Хочу призвать всех, кто может, участвовать в этом проекте. Его итогом должен стать диск с записями лучших колыбельных: все присланные записи выкладываются на YOUTUBE, идет открытое голосование.

– Студия Александра Татарского, помнится, запускала аналогичный мультипликационный проект.

– Да, это отличная идея была, но финансово мультипликационный проект мы пока не потянем, а вот диск – вполне.

– Если вы занимаетесь вопросами родных языков, то знакомы и с проблемой учебников по ним, точнее, их отсутствия.

– Действительно, в республике существует проблема с учебниками по родным языкам – их мало, они устарели, не соответствуют современным образовательным стандартам. В первую очередь этим занимается Минобразования и НИИ педагогики им. Тахо-Годи. Наша работа – чисто аналитическая, мы провели ряд исследований, чтобы составить объективную картину нехватки даже не учебников, а самих материалов для их создания. Так, по младописьменным языкам (агульский, рутульский и др.), например, нет или очень мало качественной оригинальной художественной литературы. Ну, нет сейчас у нас молодых авторов определенных национальностей, не пишут они на родных языках! А если пишут, то мало и не всегда так хорошо, как хотелось бы. А учебники составлять из чего-то надо уже сейчас. Мы встречались с членами Союза писателей и пришли к соглашению, что единственный выход пока не сформируются национальные литературы – переводы русской и зарубежной классики. Это нужно делать как можно быстрее. Разработать, составить и издать полную линейку учебников по каждому языку – от начальной школы до старшей, плюс пособия для педагогов – тоже дело не одного года. Поэтому мы предлагаем свою помощь: издать антологию на русском и дагестанских языках, чтобы у учителей были качественные тексты разного образца.

– Это сколько же томов должно в ней быть? Антология ингушского фольклора, например, состоит из десяти!

– Концепция издания еще не сложилась, многое неясно. Понятно, что это большой затратный во всех смыслах проект, но реализовывать его надо начинать уже сейчас. Во всем мире это делается за счет спонсоров. Это должно стать делом патриотической совести представителей всех народов! То, что нет республиканского закона о языках, – отговорка! Потому что закон в любом случае не обеспечит мгновенное решение всех накопившихся проблем. А документ, определяющий основные направления по сохранению и популяризации языков, есть – Закон РФ «О языках народов Российской Федерации». Так что, надо работать.

 

Автор благодарит

руководителя пресс-службы Министерства по национальной политике РД Лейлу Гаджимусилову

за предоставленные фото

и помощь в создании материала


Автор: Влада Бесараб

Оценить статью

Метки к статье: Влада Бесараб, Журнал Дагестан, Дагестан, Дагестанцы, Миннац РД

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^