» » Не верьте слухам
Информация к новости
  • Просмотров: 340
  • Добавлено: 29-01-2017, 17:36
29-01-2017, 17:36

Не верьте слухам

Категория: Общество, № 1 январь 2017

Не верьте слухамОбезьяна вступила в свои права со злобной гримасы. Минувший год для дагестанцев по сути начался 29 декабря года 2015-го, когда на смотровой площадке у дербентской цитадели неизвестными были обстреляны мирные жители. Несмотря на резонанс, уголовное дело Следственный комитет возбудил вовсе не по факту терроризма, – очевидно, чтобы не портить позитивную статистику об отсутствии за последние 3 года терактов в Дагестане. 
Отсутствие терактов, как и их наличие, в регионе стало, наверное, главным критерием оценки политической активности регионального руководства на Северном Кавказе. К примеру, основным кредо политического тяжеловеса Рамзана Кадырова можно уверенно назвать борьбу с террористами. Естественно, что эта криминальная нестабильность напрямую связана с политической нестабильностью и в Дагестане.
Сами новогодние праздники в Махачкале сопровождались возмущением в СМИ и социальных сетях по поводу огромных гор мусора в Махачкале. Баталии на медийных просторах между администрацией столицы и представителями компании «ЭКО-М» стали главным политическим трендом января. 
Глава администрации Махачкалы Муса Мусаев заявил: «Руководство компании только в мою бытность получило 84 миллиона рублей. Городская администрация должна выплачивать компании 27% от общего объема уборки мусора, а 73% компания должна собирать с горожан, и к этой задолженности мы не имеем никакого отношения. Обеспечивать платежную дисциплину населения и предпринимателей должно руководство компании».
Позднее выяснилось, что администрация города оплачивает «ЭКО-М» только за смёт с тротуаров и обочин улиц, а вся городская техника по вывозу мусора находится в управлении у ООО «ЭКО-М». 
В январе случилась и некая «оттепель» в отношениях главы республики с силовиками, которых он в целом ранее критиковал. Несмотря на то, что госнаг­рады от главы республики получили в январе руководители республиканского УФСБ и СУ СКР, очевидно с этого периода стали налаживаться отношения и с главой республиканского МВД Абдурашидом Магомедовым. 
И если с представляющими федеральный центр силовиками республиканское руководство начало дружить, то с местными общественниками не заладилось. Победа на конкурсе «Человек года» общественного деятеля Магомеда Магомедова вызвала жесткую реакцию со стороны уполномоченного главы республики Алибека Алиева, выступившего в роли разоблачителя нечистоплотного, на его взгляд, общественника, которого с того времени больше видят в Москве, чем в Дагестане. 
Едва забыв про незадачливого общественника, дагестанский обыватель погрузился в мир музыки, наблюдая за политической баталией в творчестве Ширвани Чалаева и Мурада Кажлаева за право на звание сочинителя республиканского гимна. В итоге Кажлаеву удалось взять реванш, а ряду дагестанских общественников напомнить о себе в СМИ в качестве защитников творчества Чалаева. 
Зимнюю музыкальную феерию сменил весенний «бал гуманизма», когда, подхваченные политическим ветром, воспитанники интерната «Забота» оказались в эфире Первого канала. И сегодня уже не важно, как в реальности живут бедные дети, главное, что мы все поняли, как построен съемочный процесс в ток-шоу Андрея Малахова, и знаем, что в Инстаграме водятся только одни «кибер-боты», вся цель существования которых, – это атаки на аккаунт Рамазана Абдулатипова.
Очевидно, дрогнув под натиском трехсоттысячной на тот момент армии подписчиков инстаграм-сообщества «ТутДагестан», власти республики пошли на неожиданный шаг и добровольно демонтировали забор, который окружал правительственный комплекс на цент­ральной площади Махачкалы со времен его захвата сторонниками братьев Хачилаевых в 1998 году.
Захват правительственного комплекса не спас братьев Хачилаевых от последующих действий силовиков, однако спастись от, казалось бы, неминуемой гибели сумел житель селения Кенхи Шаройского района Чечни Рамазан Джалалдинов. Обвинив власти соседней республики в коррупции, Джалалдинов скрылся в родном Дагестане, едва не спровоцировав тем самым межнациональный конфликт, но в итоге добившись улучшения условий жизни дагестанцев в Чечне. 
На фоне затянувшегося детектива по спасению Джалалдинова от якобы разыскивающих его вооруженных чеченцев большинство дагестанцев просто не заметило бы такой пустяк, как праймериз «Единой России», если бы в сети заранее не всплыли фотоснимки результатов этого тайного и честнейшего в принципе внутрипартийного голосования. Удивительно, но реальные результаты спустя неделю не сильно отличались от заранее кем-то сфотографированных.
Это вообще на Руси традиция такая, когда после победы над неприятелем, князь возводил в стольном граде храм. После успешного проведения праймериза, предрешившего результаты самих выборов, открытие Рамазаном Абдулатиповым православного храма в честь Святого Равноапостольного Великого князя Владимира выглядит не только логичным, но и очень выверенным политическим ходом.
Пока все республиканские СМИ переключились на изучение роли Абдулатипова в результатах внутрипартийного голосования, оказался позабыт прежний лидер медиа-рейтинга Сагид Муртазалиев, которого в мае сменил на посту управляющего дагестанским отделением Пенсионного фонда России Азнаур Гаджимирзоев, так и оставшийся для большинства «темной лошадкой». Смысл Гаджимирзоева так никто и не понял, ведь структуры по доставке пенсий за собой сохранили ставленники Муртазалиева. 
С лета главной политической темой логично стали выборы, об участии в которых громко заявили несколько партий. С подачи, на тот момент заместителя главы администрации Президента РФ, Вячеслава Володина, заявившего о проведении в стране честных выборов, население республики пребывало в ажитации, готовясь к протестному голосованию и разгрому «Единой России» по образу муниципальных выборов в Буйнакске в 2015 году.
Несомненным лидером предвыборной гонки считалась партия «Народ против коррупции» (НПК), представители которой не сумели сформулировать ни тезис о «коррупции» в их понимании, ни определить перечень коррупционеров, однако активно проводили различные акции с портретами Владимира Путина в руках. Очевидно, предполагалось, что грозный взгляд Путина с плакатов просто испепелит всех коррупционеров.
Реальную конкуренцию НПК могло составить лишь отделение партии «Родина», которое при финансовых вливаниях и организаторских навыках бывшего начальника Дагестанавтодора Магомедрасула Омарова быстро расширяло свои ряды. Заявлять о себе в медиа-пространстве также пытался Алексей Казак, который, несмотря на приобретенные, по-видимому, специально для дагестанского телевидения плохонькие костюмы, широко известен в околокремлевской тусовке и способен добиваться решения определенных вопросов на этом уровне.
Партию «Родина» с выборов сняли. Активно завлекавшая в свои ряды оппозиционеров, НПК слила их сама. А снимавшие их с выборов голоса на обнародованной кем-то аудиозаписи якобы с секретного совещания в вышеупомянутом правительственном комплексе так и остались не идентифицированными прокуратурой. Собственно, распознать среди такого многоголосья тембр речи Алексея Гасанова, Хизри Шихсаидова и Магомеда Сулейманова не смог и я. 
Естественно, что битва юных ЛДПРовцев под предводительством Алексея Казака против «Единой России», возглавляемой словно высеченным из базальта Хизри Шихсаидовым, напоминала картину «Избиение младенцев» работы Питера Брейгеля (Старшего) – с той только лишь разницей, что современное политическое искусство в Дагестане пока не дотягивает до живописного искусства фламандцев XVI века. Увы, политического таланта одного Рамазана Гаджимурадовича на весь дагестанский истеблишмент не хватает. 
Вишенкой на политическом торте Рамазана Абдулатипова стало участие в выборах самой одиозной российской партии ПАРНАС. Кстати, кидаться тортами в ее руководителя Михаила Касьянова никто не стал. Наоборот, представительницу партии журналистку Юлию Юзик встретили в Дагестане едва ли не с почестями, сопровождали, помогали проводить встречи и так же почетно проиграть. В итоге оспаривать чистоплотность проведения выборов оказалось попросту некому. 
Да и как тут поспоришь, если представитель ПАРНАСа Александр Ларенков публично заявил, что оппозиция в Дагестане проиграла объективно. Однако желающие оспорить выборы все-таки были, особенно после того, как глава ЦИК России Элла Панфилова заявила, что приедет для разбирательства по фактам нарушений в Дагестан. Правда, визит не состоялся ни через две недели, ни через два месяца. А отдельные замечания ЦИКа никоим образом картину выборов в Дагестане не поменяли. 
Видимо, это и вызвало вспышку гнева у журналиста Максима Шевченко, не сумевшего принять участие в предвыборной гонке за мандатом депутата Госдумы от Дагестана. Сфокусировав первоначально свой гнев на работниках МВД, которые и выявили нарушения в процедуре сбора им необходимых для участия в выборах подписей избирателей, Максим Леонардович позднее избрал своим политическим оппонентом лично Рамазана Абдулатипова, которому предрекал неизбежную отставку после встречи с Владимиром Путиным.
Встреча с президентом действительно состоялась, однако отчитываться Рамазану Гаджимурадовичу пришлось не о результатах выборов, а о причинах массового отравления жителей Махачкалы. После первых осенних дождей, затопивших подвалы, вечно гнилые трубы водоснабжения стали подсасывать фекальные массы, протекшие из столь же гнилых труб канализационных. Спасти население от этой беды, равно как и залатать все протечки, Рамазану Абдулатипову было не под силу, но отчитываться пришлось именно ему. 
Однако мэр затопленной дождями дагестанской столицы отчитываться не стал и сам отчитал журналистов в ходе неформальной встречи. Видеозапись выступления Мусы Мусаева, по случайности попавшая в сеть, вызвала в соцсетях едва ли такой широкий резонанс, как скандальная ситуация вокруг его сына, который еще вес­ной грубо нарушил правила дорожного движения и подрался с работниками полиции. Логичным результатом стало признание его худшим мэром России по версии центра информационных коммуникаций «Рейтинг».
Естественно, что решение Рамазана Абдулатипова наказать мэрию за провалы никого не удивило. Работы в итоге лишились главы двух районов Махачкалы, сам Мусаев получил выговор, что породило слухи о вероятности его отставки. Сам же Рамазан Гаджимурадович, с успехом завершив еще один год слухов о его скорой отставке, продолжит спокойно руководить рес­публикой до конца своего срока. Оппонентов у него на сегодняшний день в респуб­лике нет, как и проблем со здоровьем.
Размышляя же о возможном источнике слухов об отставке главы Дагестана, должен признаться, пришел к выводу, что единственным источником этих слухов может быть сам Рамазан Абдулатипов. Об этом говорят и его опыт, и политическое чутье, и сами результаты распространения подобных слухов, которые раз за разом приводят лишь к укреплению Абдулатипова на посту главы Дагестана.  Ну, ведь действительно, что может быть умней, чем тайно распустить слухи о своей скорой отставке, чтобы посмотреть, кто в них с радостью поверит и начнет налаживать связи с потенциальным «преемником»?


Автор: Тамерлан Магомедов

Оценить статью

Метки к статье: Тамерлан Магомедов, Муса Мусаев, Махачкала, Дагестан, Журнал Дагестан

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^