» » «Хаджи-Мурат боролся за жизнь, не за политику»
Информация к новости
  • Просмотров: 944
  • Добавлено: 3-03-2017, 15:41
3-03-2017, 15:41

«Хаджи-Мурат боролся за жизнь, не за политику»

Категория: Интервью, № 2 февраль 2017

В начале жаркого и душного августа 2011 года мы с моим грузинским другом сидели на даче известного кинорежиссёра Георгия Шенгелая, расположенной в дачном поселке Дигъоми к северу от Тбилиси.

Разговор почему-то зашел о знаменитом Хаджимураде, и, поскольку он представлял собой несомненный интерес для дагестанцев, я попросил разрешения записать беседу в форме интервью и потом опубликовать в нашей прессе, на что батоно Георгий с радостью согласился.

Думается, что представлять читателям его не нужно, но все-таки напомню, что родился он в 1937 г. в семье режиссёра Николая Шенгелая и актрисы Нато Вачнадзе. С 1961 года – он режиссёр киностудии «Грузия-фильм», и уже в 1962 году снял один из наиболее известных своих фильмов – «Алавердоба». Всего на его счету 12 кинофильмов, последний из которых увидел свет в 2005 году. Является лауреатом Берлинского кинофестиваля в номинации «Режиссёр» (1986 год), годом ранее он получил звание народного артиста Грузинской ССР.

Сейчас ведет режиссёрскую мастерскую в Тбилисском институте театра и кино имени Ш. Руставели.

 

– Прежде всего, хотелось бы узнать, почему возник интерес к этому персонажу и чем он обусловлен – интересом к творчеству Толстого или к личности Хаджи-Мурата?

– Эта история началась в далеком 1985 году или даже еще раньше. С 1965 года я работаю режиссером. После первой картины «Алавердоба», снятой по рассказу талантливого писателя, моего ровесника, у меня сразу же возникла мысль экранизировать повесть «Хаджи-Мурата» Толстого. Я был очень молод и осмелился, так как рос в семье кинорежиссера и актрисы, а мои дедушка и бабушка были князьями. Князья были людьми образованными, а образованных людей хорошего происхождения массово уничтожали, когда строили коммунистическое государство. К сожалению, на тот момент власти не осознавали, что вместе с образованными людьми высшего сословия они сгубили на корню культурную составляющую народа. Результаты этих необдуманных действий все мы помним.

Я представил свой сценарий фильма о Хаджи-Мурате в Госкино, которым на тот момент руководил бывший рабочий Филипп Ермаш, попавший со свердловского завода в партком, а из парткома – прямиком в Госкино. От его решения зависело, какие картины увидят свет, и мою идею жесткая цензура не пропустила.

Этот самый рабочий в 1966 году руководил такими талантливыми людьми, как Тарковский, Иоселиани, Поражан... Очень знаковый факт для того времени.

– Запрет подобных проектов был на всесоюзном уровне?

– Да. Со мной встретился министр культуры. Учитывая успех моей первой картины и высокую оценку Тарковского, других именитых людей, несмотря на мою молодость, он посчитал нужным объяснить мне причину отказа.

В коротком диалоге были изложены причины.

«Слушай, ты понимаешь, что ты хочешь сделать?»

«Понимаю, я хочу экранизировать произведение Толстого – классика русской литературы».

«Ты же понимаешь, что мы атеистическая страна? Сейчас мы все мирно живем, и дагестанцы, и русские, а ты хочешь напомнить людям, о том, что была религиозная война между Дагестаном и Россией? – Потом, несколько помедлив…– Как ты, например, покажешь Шамиля? Если ты покажешь его как отрицательного героя, то все мусульмане отвернутся от нас, а если таким, каким он был – то все побегут в мечети».

В этом диалоге – вся идеология коммунизма. На моей идее был поставлен крест.

После этого я снял немало фильмов, а когда началась Перестройка, надеясь на то, что изменился режим, я еще раз озвучил свою давнюю задумку. Коммунисты меняли тогда свои убеждения. Мне ответили, что препятствовать не могут, чтобы нашел средства и снимал у себя в Грузии.

Но это было невозможно, это была картина, которую должно было снимать государство, – в фильме много баталий, к съемкам нужно было привлечь армию. Снять это самостоятельно не представлялось возможным.

В эпоху Перестройки нашим кинематографом начали интересоваться иностранные продюсеры, которые были заинтересованы в экранизации произведений Толстого, Чехова и других классиков русской литературы досоветского периода. Я решил действовать при помощи европейских и западных продюсеров. Приехал в Дагестан, в Аварию, с тобой познакомился тоже потому, что ты – аварец.

Когда я приехал в Хунзах и увидел местных жителей, я подумал, что они – грузины. Вы, наверное, знаете историю; наши ученые, например, Арнольд Чикобава писал, что очень много общего в наших языках.

Я тогда спросил хунзахцев, сколько языков в Дагестане, и мне ответили, что 19 или 20. На вопрос, понимают ли все народы друг друга, ответили, что не понимают, но, что есть в Дагестане этнос, который понимает турков и азербайджанцев, как и других тюрков. По видимости, они прибыли сюда в разное время.

Я проделал огромную работу, были нужны серьезные расходы, так как аулов, в том виде, которые мне были нужны, я не обнаружил; их было необходимо восстанавливать. В Хунзахе все дома были крыты цинковыми крышами, нужно было все декорировать.

У западных продюсеров первоочередная задача – извлечение прибыли, и вопрос уперся в выбор актера для роли Хаджи-Мурата. Я хотел, чтобы Хаджи-Мурата играл кавказец, а они настаивали на том, что это должен быть известный западный актер, узнаваемый. Они представили мне фотографии разных артистов, в которых они рискнули бы вложить деньги, но они все были голубоглазые, светлые... Этнически не подходили они для этой роли.

В это время в Москве проходил кинофестиваль, где председателем жюри был американский актер Роберт де Ниро. Он носил бороду и был по происхождению итальянцем, в общем, было сходство с Хаджи-Муратом. Когда я сказал, что попробую с ним договориться, они готовы были вложить любые деньги, потому что он возвращает деньги. Этот Ермаш вместе с замечательным актером Климовым написали ему письмо, на которое он ответил, что у него уже заключены контракты на ближайшие два-три года.

Я предложил дождаться, пока он освободится, и послал ему сценарий. Сценарий был большим, а актеры этого не любят. Вместе со сценарием я отправил и повесть Толстого в хорошем переводе.

Ждал я три года – он ничего не ответил. Тогда я с грузинской сообразительностью – грузины знаете, какие хитрецы, – поехал туда и встретился с ним. Он страшно растерялся и начал говорить, что занят очень, а потом добавил, что не любит костюмированные роли.

Я сказал, что видел его игру в «Мессии», мне показали этот фильм: сидит в седле хорошо, что было немаловажно. Он ответил, что снялся в фильме друга по его личной просьбе. К сожалению, договориться с ним у нас не получилось.

Потом у меня появился другой вариант – Иран на меня вышел. Мне пришло письмо от иранцев, где было предложено сотрудничество в съемках фильма про Хаджи-Мурата. Я поехал туда.

Там снова все уперлось в религиозный аспект, как в свое время Ермаш говорил. Только тут уже говорят, что мы должны повернуть все дело так, что мусульмане все хорошие, а христиане – плохие.

Я им объяснял, что сам Толстой был экуменистом, в конце повести русская женщина оплакивает Хаджи-Мурата и говорит солдатам, что нельзя смеяться, надо предать тело земле. Я пытался объяснить, что Толстой вложил в эту повесть мысль об общечеловеческих ценностях, поинтересовался, читают ли в Иране «Хаджи-Мурата». Толстой показывает, что религии не должны быть противопоставлены друг другу, что люди все одинаковые, и они должны, в конце концов, помириться. Иранцы заявили, что это их не интересует, им нужна картина только в оговоренном формате противопоставления. Я не мог этого допустить, потому что это было бы против идеи Толстого. Надо думать не только о прибыли, но и о том, какой продукт ты выдаёшь.

Вот такая история была с экранизацией повести о герое, так она и закончилась ничем.

– В каком году у вас были переговоры с иранцами?

– Это было уже в 1992-93 гг.

– А Роберт де Ниро почему отказался, как считаете?

– Мне говорили мои итальянские знакомые, что он не любит он сниматься в Европе. Конечно, я бы предпочел на главную роль дагестанца, но продюсеров интересовали только деньги! Кино – это деньги, актер должен быть известным, чтобы на нем можно было заработать.

– Это правила бизнеса…

– Два года назад я стал своим студентам рассказывать эту историю и саму идею моего неснятого фильма. И студенты начали просить разрешить сделать аудиозапись моего рассказа. Прослушав его, они пришли ко мне и предложили снять этот фильм под моим руководством.

В итоге фильм мы все же сняли, и по нашему телевидению его показывали. Может, и вы покажете фильм по своему дагестанскому телевидению?

– Фильм готовый?

– Да, я могу даже показать вам фрагменты. Проблема только в том, что он на грузинском языке, нужно или субтитры сделать, или озвучить на аварском языке. У вас есть специалисты по грузинскому языку?

– Таких специалистов нет, но люди, знающие грузинский, конечно, есть.

– А сам Хаджи-Мурат меня привлекает потому, что он один из тех героев Толстого, через которых появляется и растет любовь к автору и его мировоззрению. Героями произведений Толстого всегда были простые люди – Анна Каренина, Катюша Маслова, князь Андрей, Пьер Безухов, Хаджи-Мурат. Хаджи-Мурат был самостоятельным и слыл отъявленным храбрецом, наверное, поэтому Толстой написал о нем, а не об имаме Шамиле. Шамиль – больше политик и стратег.

– С другой стороны, есть мнение, что Хаджи-Мурат часто менял позицию. Вас этот момент не смущал, как вы смотрели на это?

– Это все есть у Толстого, он всегда основывался на документах, работал с ними. Когда он сюда приехал, Воронцов – очень образованный человек, поручил своему адъютанту, знавшему дагестанский язык, записать историю Хаджи-Мурата со слов самого Хаджи-Мурата. Эту историю Толстой взял за основу. Хотя, помимо этого документа, Толстой использовал и другие, но именно по этой записи было видно, насколько честный и искренний человек Хаджи-Мурат.

Он вырос в Хунзахе с братом, его мать была няней, кормила ханских сыновей, и они были очень близки; но когда он вырос, началась война, и эту семью вырезали. Естественно, что, он не примкнул к ним.

Тогда в первый раз Хаджи-Мурат приехал с Умаханом в Тифлис, где в то время были русские, и попросил помощи. Но они повели себя так, что он вернулся и сказал, что они ему не понравились. Они много пили, споили Умахана, и он начал продавать лошадей. Хаджи-Мурат его забрал и вернулся домой, тогда и начал носить белую чалму, но он еще не был с Шамилем.

Он пытался отстоять Хунзах, свой аул. Русские выставили против него отряд, и он проигрывал фактически. В это время Шамиль – он же был хитрый, умный, как политик – прислал своих людей, сказал, что спасет его. У Хаджи-Мурата была семья, которую он желал спасти, и тогда он перешел на сторону Шамиля. Так что не было ничего, что бы он сделал не по-мужски. И долгое время он был с Шамилем, но потом Шамиль начал его ревновать – это известный факт. Шамиль его семью украл, и тогда он перешел к русским, но семью освободить не получалось.

Тогда проявилась его черта, для меня самая привлекательная, он кинулся делать все сам. Эта история о том, как Хаджи-Мурат боролся за жизнь, не за политику, а за себя, за семью. И вот это меня волновало, и я хотел снять о нем фильм. Для литературы такие противоречивые персонажи интереснее, чем однообразные. В какой-то форме я завершил работу.



Автор: Марко Шахбанов

Оценить статью

Метки к статье: Марко Шахбанов, Журнал Дагестан, Интервью, Хаджимурат

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^