» » Коротко об инвестициях…
Информация к новости
  • Просмотров: 301
  • Добавлено: 3-04-2017, 16:08
3-04-2017, 16:08

Коротко об инвестициях…

Категория: Экономика, № 3 март 2017

Прошедший 27-28 февраля XVI Российский инвестиционный форум «Сочи – 2017» дагес­танцами остался практически незамеченным. Несмотря на то, что в его работе приняли участие Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, главы федеральных министерств, субъектов, крупнейших зарубежных и отечест­венных компаний, а дагестанскую делегацию возглавил сам Рамазан Абдулатипов.

Подготовка к форуму прошла без традиционного фурора, обошлась республика и без своей отдельной экспозиции. Макет Махачкалинского морского торгового порта оказался скромно встроен в стенд Корпорации развития Северного Кавказа, которая как отчаянный брокер пытается сегодня сбыть невежественным инвес­торам неликвидные фьючерсы. Те, что мы сами уже продавать даже и не пытаемся.

На этом впечатляющем объекте визуализации, призванном наглядно продемонстрировать практически невидимые простым взглядом географические и климатические преимущества нашей столицы, махачкалинский морской порт был подобен деревенской девушке на светском рауте. Украшенный словно макияжем гаванью для круизных судов и яхт, берегоукрепительными сооружениями, причалами, зданием морского вокзала и гостиницы, одним своим именем он невольно выдавал все свои скрытые косметикой пороки. Хотя, заглядевшись на макет, некий, крайне несведущий обыватель мог и воодушевиться, поверив в то, что Дагестан в скором времени станет морскою державой.

К сожалению, созданная руками угодливых чиновников идиллическая картина разбилась о приземленность размышлений главы республики. В ходе делового завтрака на форуме Глава Дагестана не стал лукавить, заявив о том, что тысяча процентов – это в тысячу раз лучше, чем ноль. Отталкиваясь от практики того, что лучшая оборона – это нападение, Абдулатипов заявил о том, что промышленность республики находится на недопустимом уровне.

«Всего 5% населения в Дагестане работает на заводах. Это уровень позднего феодального развития. В начале XX века было 7%», – отметил Абдулатипов. По его мнению, десятилетия Дагестан находится в аутсайдерах по бюджетному обеспечению. Однако за последние годы республике увеличили субсидии из федерального центра, и сейчас она работает в «постреабилитационном режиме».

Сменив маркетинговую стратегию, респуб­лика не стала в этот раз распыляться, сосредоточившись в 2017 году на продвижении проекта, который один почти стоит всех инвестиционных предложений Дагестана, сделанных годом ранее. Напомню, что на форуме «Сочи – 2016» Дагестан представил 62 инвестиционных проекта на общую сумму около 191 млрд рублей и 111 инвестиционных предложений на сумму порядка 209 млрд рублей. Однако пакет на четыреста миллиардов не заинтересовал никого. И это было вполне предсказуемо. В отличие от решения в разы сократить свое присутствие на форуме в текущем году.

 

Каспийский хаб и Дагагро «хап»

Масштабный проект, который по замыслу должен быть встроен в транспортный коридор Север-Юг, получил и громкое название. Проектная стоимость создания Каспийского хаба была заявлена в размере порядка 110-120 млрд рублей, из которых 27 млрд рублей – это федеральные средства. Колоссальные инвестиции потенциально могут быть оправданы не менее внушительными доходами, только налоговые поступления от которых могут составить 5-7 млрд рублей в год.

Проект действительно впечатляет, ведь нашумевшее строительство колоссального Каспийского завода листового стекла обошлось всего примерно в десять раз дешевле. Однако, закончив 2015-й год с убытками в размере порядка 3 млрд рублей, разрекламированный флагман рес­публиканской промышленности сполз в банкроты. Прогнозы о том, что предприятие ждет именно такая судьба, звучали с момента начала его возведения. В связи с этим попытки увязать в прессе банкротство завода с персоной Абдулатипова и его якобы неэффективной экономической политикой неуместны.

Запущенный при Магомедсаламе Магомедове проект по выпуску в Дагестане большого объема стекла изначально вызывал сомнения в своей рентабельности. Информация о том, что для функционирования предприятия в республике нет сырья, которая всплыла уже после того, как завод был торжественно введен в эксплуатацию, вызвала лишь вежливые улыбки на лицах экспертов, понимающих все обстоятельства. По мнению некоторых из них, строительство завода изначально не предполагало долгосрочной работы, и уж тем более – выхода на рентабельность.

Традиционно для России проект предположительно был интересен лишь своей масштабностью. Естественно, что наиболее масштабные проекты в стране сегодня реализуют государственные корпорации, имеющие монопольное положение на рынке извлечения из наших недр того или иного энергоресурса. Например, газа, который предполагалось продавать в Китай по трубопроводу «Сила Сибири», или же поставлять в Европу по трубопроводу «Южный поток». С учетом того, что экономика Китая вполне обеспечивает себя дешевым местным энергоресурсом в виде угля, а Европа давно уже не спешит покупать российский газ из политических соображений, оба проекта заведомо убыточны.

Но, как не устает повторять известная журналистка Юлия Латынина: в России строят не для того, чтобы работать, в России строят для того, чтобы деньги «зарыть». И хотя Дагестан далеко не каждый россиянин сегодня воспринимает субъектом России, однако законы (в том числе и рыночные) в нашей республике действуют такие же. Именно на основе этих неписаных, но исключительно обязательных для исполнения законов подобные масштабные проекты не только зарождаются в головах, формируются на бумаге, но и проходят все необходимые проверки, согласования.

Конечно, масштабные проекты, реализуемые по инициативе частных инвесторов, от проектов, запускаемых менеджментом госкорпораций, на первый взгляд отличаются принципиально. Но если взглянуть внимательнее на тот же проект строительства КЗЛС, то окажется, что все его различие с проектом строительства нового газопровода лишь в количестве нолей в сметах расходов. Разобравшись в принципах финансирования обеих строек, можно понять, что формально коммерческий проект зачастую является таковым лишь на первый взгляд.

 

Игра в один карман

Разрушив плановую экономику, а следом и промышленные гиганты, на которых она держалась, новая экономическая доктрина, и, в первую очередь, непосредственно ее носители, привела к хаотичному размножению частного предпринимательства, которое плодилось словно планктон в теплых водах. И к появлению подпольных мастодонтов, которые подобно китам давали знать о себе в этом мелкособственническом биологическом бульоне, лишь изредка показываясь над поверхностью обывательского восприятия, особо увлекшись в охотничьем азарте.

Естественно, что на таком фоне любому государству исключительно хотя бы для имиджа хочется иметь якорные и флагманские проекты, которые можно будет с гордостью демонстрировать как пример успешного опыта иностранцам, а может, даже и добиваться его повторения на местном уровне. Государство объективно готово направлять огромные средства на спасение собственной экономики, которое априори выглядит невозможным без поддержки новых производств.

Однако именно здесь стратегическая государственная инициатива напарывается на тактику собственных исполнителей в лице чиновников всех рангов. Именно так государственные проекты становятся источником к обогащению частных лиц, которых ранее было принято называть олигархами. Сегодня в отношении этой прослойки уже будет более правильным упот­реблять термин «зицпредседатели», – увековеченный известными советскими писателями еще в эпоху той, советской новой экономической политики.

Наглядным примером обоснованности данного утверждения является широко разрек­ламированный проект «Дагагрохолдинг», который на днях был практически в полном информационном вакууме признан банкротом. Отсутствие должного внимания к факту потери в рамках реализации данного проекта порядка пяти миллиардов рублей государственных денег – даже со стороны ведущих независимых СМИ республики – вновь наталкивает на мысли о том, что подлинными бенефициарами в этом случае выступали не только и не столько ответственные за развитие сельского хозяйства чиновники, но, как минимум, и те лица, которые призваны заниматься пресечением нарушений закона, в том числе негласно действуя и посредством работы независимых СМИ.

Ознакомиться с результатами деятельности «Дагагрокомплекса», который успел к тому времени освоить с 2012 года более трех миллиардов рублей, полученных в виде кредита в «Россельхозбанке», мне удалось в июле 2015 года. Осмотрев заявленное в качестве прогрессивного производство, оставалось лишь развести руками. Проект оказался образцовым примером «потемкинской деревни» – не менее достойным литературной славы, чем всем известная фирма «Рога и Копыта».

Получив в аренду двенадцать тысяч гектаров земли для организации производства, и создав соответствующие жанру «декорации» на тридцати гектарах, «флагман» сельского хозяйства республики формально занимался выращиванием томатов с использованием передовых западных технологий и в фантастических объемах. В реалиях автору этих строк не удалось отведать с грядки ни одной ягоды, потому как единственное ухоженное поле было поражено вредителями, и молодые помидоры, не успевая созреть, превращались прямо на ветках в отходы.

Возвращаясь к разговору об инвестициях, надо вновь подчеркнуть, что формально «Дагагрокомплекс» был частным проектом, однако можно ли назвать его действительно таковым с учетом того, что в течение пяти лет ответственными республиканскими чиновниками на фоне вышеописанных декораций велись перед телекамерами бесконечные разговоры о грядущих фантастических урожаях? По непроверенным данным, руководитель проекта, который и выступил в роли зицпредседателя, сегодня проживает в Турции. Сведений о том, что по данному факту возбуждено уголовное дело и к ответственности привлечены какие-либо иные лица, также нет. Известно лишь то, что в отношении республики, выступившей гарантом по кредиту, банком-кредитором подан регрессный иск о взыскании более миллиарда рублей.

 

Пора менять правила?

Как видно на примере вышеописанных предприятий, формально частные инвестиционные проекты на деле являются государственными. Пора признать, что в большинстве случаев подобные проекты создаются либо по прямой воле, либо благодаря активному содействию государственных деятелей. Практически всегда понятие «частные инвестиции» в рамках подобных проектов сводится к заемным средствам, полученным в банках с государственным участием. Обязательным условием старта проектов является и то, что конечными бенефициарами в результате их реализации оказываются чиновники. Непременным условием является и то, что всю прибыль подлинные инициаторы проекта получают уже на этапе строительства, незамедлительно сбрасывая едва запущенное производство банку-кредитору, как неликвидный и полностью выработавший себя актив.

Естественно, что в подобных условиях говорить о подлинном развитии производства неуместно. Необходимо менять правила игры. И здесь возникает сложная дилемма, когда необходимо либо отказываться от практики запуска крупных проектов как таковой. И даже законодательно создавать ограничения для реализации масштабных проектов, стимулируя таким образом кредитование малого и среднего бизнеса, представителям которого в виду относительной незначительности осваиваемых сумм будет бессмысленно проводить рискованные финансовые операции. Равно как и правоохранительным органам станет бессмысленно годами закрывать глаза на подобные финансовые «аномалии».

Либо в масштабах страны необходимо признать то, что построение рыночной экономики, как таковой, в России не удалось, начав поэтапный возврат к плановой экономике, когда государство сразу станет из своих средств строить необходимые ему производства, не дожидаясь пока за его счет будут возведены и затем уже сброшены ему через процедуру банкротства очередные «неликвиды». Данный путь не предполагает также кардинальных законодательных изменений государственного устройства. Достаточно будет до конца выстроить и упорядочить правила создания и работы уже всем известных государственных корпораций. Однако на примере нефтяной промышленности, когда государственная собственность переходит в частные руки, мы видим, что и этот путь нельзя назвать эффективным.

Возвращаясь к проекту Каспийского хаба, стоит отметить, что республика сегодня обладает достаточными собственными ресурсами для его реализации без участия федерального бюджета или кредитования в государственных банках. Для этого хватит имеющейся на руках у населения наличности. Однако сегодня никто – даже на уровне гипотез – не обсуждает механизмы вовлечения в инвестиционный процесс самого населения республики. Обусловлено это, безусловно, очень высоким уровнем недоверия населения к финансовым операциям при участии органов государственной власти. Однако нет и попыток разработать вызывающий доверие финансовый механизм, который позволит преодолеть недоверие населения и увлечь его не только строительством новых ресторанов, аптек, гастрономов, но и такими масштабными проектами, как развитие товарного потока из Азии в Европу.

Здесь вновь стоит вернуться к словам Рамазана Гаджимурадовича о промышленном «средневековье». Стоит напомнить, что бурный рост промышленности в дореволюционное время был во многом основан на вложениях в промышленность самого населения, которое активно и с большой охотой выкупало векселя в различных концессиях. Необходимо понимать, что и сегодня нельзя рассчитывать на промышленный рост, пока размытый термин «инвестор» не обретет реальные очертания и конкретные лица. Несмотря на то, что длительное время Дагестан действительно был в аутсайдерах по бюджетному обеспечению, бизнес-активная часть населения республики не просто готова вкладывать деньги. Дагестанские бизнесмены неустанно ищут новые направления для инвестирования. Однако необходимы прозрачные и понятные условия игры. Необходимы гарантии.



Автор: Тамерлан Магомедов

Оценить статью

Метки к статье: Тамерлан Магомедов, Рамазан Абдулатипов, Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан, Экономика

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^