» » Андрей Меламедов Баба Бабаев: «Наше отставание запрограмировано»
Информация к новости
  • Просмотров: 300
  • Добавлено: 11-06-2017, 20:38
11-06-2017, 20:38

Андрей Меламедов Баба Бабаев: «Наше отставание запрограмировано»

Категория: Общество, Экономика, Интервью

− Баба Джабраилович, − несколько лет назад я писал о старшем научном сотруднике института высоких температур РАН, генеральном директоре ООО «Дагкремний» Идрисе Идрисове. В свое время он работал в Зеленограде, занимался разработкой солнечных модулей для снабжения энергией орбитальных станций. В ходе исследований он разработал собственную конструкцию модуля с коэффициентом полезного действия 23%, тогда как на тот момент КПД лучших зарубежных аналогов не превышало 17, 7 %.

Сегодня очень востребованные и популярные в мире модули Идрисова американцы массово производят в Китае, а он сам является владельцем полукус­тарного бизнеса, поскольку широкого спроса его продукция в России не находит. Очень показательная история, на мой взгляд, Вам не кажется?

− Да, у нас пока альтернативная энергетика приоритетным направлением, увы, не стала. Я знаком с Идрисовым, посылаю студентов к нему на практику и понимаю, что конкурировать с мировыми лидерами в этой области пока без государственной поддержки нереально.

− Слишком уж много нефти и газа в стране?

− И это тоже. Создается впечатление, что государству данное направление не очень интересно, внятной политики в области возобновляемых источников энергии нет, государственная поддержка отсутствует, никаких дотаций для «альтернативщиков» не предусмотрено. В развитых странах все крупные генерирующие компании, работающие на традиционном сырье, законодательно обязывают ежегодно наращивать мощности на основе возобновляемых источников энергии. Тех, кто не нарастил, заставляют покупать так называемые «зеленые сертификаты». Деньги, вырученные от их продажи, государство сразу же вкладывает в альтернативную энергетику. Поэтому этот сектор и развивается очень динамично

Я уже не говорю о том, что на энергетическом рынке покупателей (опять же законодательно) обязывают прежде всего покупать продукт, полученный за счет экс­плуатации возобновляемых источников, а любой человек, оснас­тивший свой дом солнечными батареями, к примеру, может без проблем продать излишки энергии на рынок. В итоге все вложения окупаются уже через 3-5 лет. У нас же продажу альтернативной энергии разрешили только недавно, причем разрешение это касается лишь крупных производителей энергии, мощности которых составляют от 5 до 25 МВт. Как результат − инвестор, вкладывающий средства в альтернативную энергетику в России, может рассчитывать на прибыль лишь через 15 лет. Для бизнеса, согласитесь, срок нереальный.

− Думаю, по поводу сказанного выше у наших читателей могут возникнуть вопросы. Например: солнечная энергия дармовая, за ветер тоже никому не надо платить. Почему же, в таком случае, энергия, получаемая за счет эксплуатации «халявных» источников, в итоге оказывается более дорогой, чем у традиционных производителей.

− Производство солнечных модулей − процесс достаточно дорогой. Еще дороже обходится изготовление аккумуляторов, контроллеров заряда, инверторов. Именно поэтому альтернативная энергетика сего­дня, в начале своего пути, без государственной поддержки не может конкурировать с энергетикой традиционной.

Андрей Меламедов  Баба Бабаев: «Наше отставание запрограмировано»

− Почему же в таком случае прагматичные западные бизнесмены так активно вкладываются в эту отрасль?

− Все просто. Для начала, альтернативная энергетика не ухудшает экологическую ситуацию, не усугубляет парниковый эффект. Во-вторых, традиционные источники энергии не бесконечны, наступит время (и к нему уже сегодня надо готовиться), когда их не станет. В-третьих, ежегодно энергия, вырабатываемая на традиционных мощностях, дорожает, тогда как «нетрадиционная» энергия, наоборот, дешевеет. Если десять лет назад между ними была практически пропасть, то теперь это небольшой ров. Еще несколько лет и они сравняются в цене, ну а потом мы будем наблюдать, как альтернативная энергия уйдет в отрыв.

Смотрите, несколько лет назад ученые впервые объявили о том, что вскоре традиционные кремниевые модули заменят органические полупроводниковые преобразователи. Сегодня такие материалы уже есть, вскоре они из научных лабораторий придут на рынок.

− А чуть попроще объяснить можно? Что именно придет на рынок?

− Грубо говоря, речь идет о полимерной краске, которой можно будет, к примеру, окрасить фасады домов. После чего эти фасады превратятся в гигантские солнечные батареи. Под воздействием солнечного света органическая структура этой краски будет деформироваться, аккумулируя электрическую энергию, а в ночное время − восстанавливаться, одновременно генерируя ее. Все очень бюджетно и очень эффективно.

Параллельно идет работа над удешевлением аккумуляторов с одновременным повышением их коэффициента полезного действия (КПД). Это как раз сфера моих научных интересов, я плотно занимаюсь вопросами повышения производительности аккумуляторов, предназначенных для нагревания теплоносителя за счет солнечной энергии.

− У нас на даче была душевая кабинка, на крыше которой стояла бочка с водой, выкрашенная в черный цвет. За день вода в бочке ощутимо нагревалась, обеспечивая комфортное мытье после трудового дня. Если бы вместо бочки мы установили плоскую емкость с большей площадью инсоляции, думаю, температура воды была бы больше. Других способов повышения КПД я абсолютно не представляю.

− Тем не менее, они есть. Я вас сейчас немного загружу цифрами, но без них не обойтись. А сначала немного теории. Есть такое понятие − фазовый переход, означающее изменение структурного состава вещества. Это когда, к примеру, лед превращается в воду. Или вода в пар. Так вот во время фазового перехода происходит множество интересных вещей. Вы вот сказали про бочку с водой. Если мы возьмем кубометр воды, то при нагревании ее всего на 1 градус, мы получим 4,2 МДж энергии. Много это или мало? Давайте сравним. Если мы эту же воду поднимем на сто метров, а затем выльем, энергии при этом будет выработано в четыре раза меньше − всего 1 МДж. Получается, что внутренняя энергия вещества всегда больше внешней. С включением в процесс аккумулирования внутренних структурных частиц вещества аккумулирующая способность возрастает в сотни, тысячи раз. И именно здесь кроются все резервы.

Если мы заменим воду парафином, то после фазового перехода, а проще говоря, расплава, который происходит после 70 градусов, повышение его температуры на тот же один градус позволит саккумулировать уже 240 МДж/куб.м. энергии. Существуют некие соли, многокомпонентный состав которых, во-первых, плавится при тех же 70 градусах, а, во-вторых, аккумулирует при нагревании больше энергии, чем парфин. Я, к примеру, подобрал состав, который позволяет получить на выходе 324 МДж/куб.м. энергии.

− Это чисто научный опыт, или ваше открытие можно конвертировать в какое-нибудь изделие?

− Вполне можно. Немцы, например, заинтересовались моей системой теплохладоснабжения, работающей за счет энергии Солнца. Это такой большой кондиционер зима-лето на солнечных батареях, при помощи которого можно отапливать или охлаждать здание. В нем используется низкокипящий теплоноситель, обеспечивающий бóльшую производительность, чем у существующих аналогов.

− В России это, как понимаю, никого не заинтересовало?

− Пока нет. У меня 17 запатентованных изобретений, 5 авторских свидетельств, но в стране все, что относится к нетрадиционной энергетике, не очень востребовано.

− В «металл» что-нибудь воплотили, или все зависло на стадии чертежей и научных разработок?

−У себя на кафедре «Возобновляемые источники энергии» в ДГУ я собрал опытную установку для производства биогаза, работающую на навозе и опилках. Результаты такие: из килограмма сухого навоза легко можно получить 0,2 кубометра биогаза с содержанием метана на уровне 64%. Чтобы было понятней, поясню: достаточно переработать 70 кг навоза, чтобы загруженная «Газель» может проехать 100 километров. А возле каждого фермерского хозяйства этого топлива − десятки тонн.

Вместе с профессором Владимиром Данилиным из Краснодара мы в свое время сделали и запатентовали сумку-холодильник с фазопереходным теплоаккумулирующим материалом. Она держит температуру намного дольше существующих аналогов. При испытании в нашем Минсельхозе за сутки при дневной температуре 26-27 градусов, температура внутри сумки не поднялась больше восьми. Это очень важно при массовых вакцинациях животных − большое количество ампул должно в течение долгого времени храниться при достаточно низких температурах.

Кстати, фазопереходный теплоаккумулирующий материал в своих изобретениях я использую достаточно часто. Для «Дагропромстроя», к примеру, сделал установку для сушки трав, плодов, ягод. Так она работает в постоянном режиме − и днем, и ночью − процесс сушки значительно ускорился.

Очень интересный солнечный коллектор я сделал по заказу Дагавтодора. Он устанавливается на склоне горы, в местах, где сверху стекают ручьи. Вода, попадая в межгофровое пространство, нагревается, без всяких насосов поднимается вверх и при этом нагревается. Хоть баню круглосуточную прямо на строительной площадке запускай, хоть небольшие дома отапливай. Но это все мелочи, масштабные заказы в России, как я сказал, получить нереально. Серьезные продукты интересуют в основном иностранные компании. К примеру, разработал компьютерную программу оптимизации энергоснабжения автономных потребителей за счет местных возобновляемых источников энергии.

− Баба Джабраилович, среди наших читателей технарей не очень много. Если можно, чуть популярней.

− Пожалуйста. Программа позволяет приехать в любой населенный пункт, в тот же Ботлих, к примеру, и практически моментально рассчитать схему альтернативного энергоснабжения. В компьютер вводится параметры солнечной радиации, количество солнечных дней в году, средние температуры за год, данные о господствующих ветрах. На выходе мы получаем следующие рекомендации для оптимального энергоснабжения Ботлиха: построить две ветровые электростанции в северной и восточной частях села (при этом указывается их мощность), установить там-то и там-то солнечные батареи с такими-то параметрами, а на Андийском Койсу − рукавную ГЭС такой-то мощности.

Ознакомившись с нашими разработками и программой, зарубежные коллеги буквально завалили меня предложениями. Зовут работать, читать лекции, внедрять разработки на их площадках.

− Не едете

− Нет.

− Из чувства патриотизма?

− Тут другое. Зовут в основном в англоговорящие страны, а я английского не знаю, в вузе французский изучал. Возраст на плечи давит, инертным стал, думаю о том, что менять что-то в жизни уже поздно. Раньше совсем другим был. В молодости с радостью выезжал в командировки, полстраны объездил. Я ведь после окончания факультета теплоэнергетического строительства Московского государственного инженерно-строительного института (МИСИ) восемь лет проработал на Кольской АЭС, практически все наши атомные станции объездил по работе.

− А в Дагестан почему вернулись? Ностальгия?

− Да, по родине заскучал. Записался на прием к заместителю министра энергетики СССР Федору Васильевичу Сапожникову, и он посоветовал мне устроиться на работу в ДагЭНИН, сказал, что там работают талантливые ребята, интересными темами занимаются.

− Вы были знакомы с Сапожниковым?

− Под его руководством я писал дипломную работу в МИСИ. Честно говоря, с приездом в Дагестан я немного запоздал. Это ведь было самое начало перестройки, все проекты сворачивались, НИИ разваливались, повсюду бандитизм и «прихватизация». Здание ДагЭНИНа, кстати, тоже прибрали к рукам. В грязь (в буквальном смысле слова) были втоптаны результаты многолетнего труда коллектива института. Недавно я написал книгу по своей тематике. В ней я использовал (естественно, со ссылкой на первоисточник) результаты многолетних полевых исследований всех рек и ручьев Дагестана. Так вот этот самый первоисточник − мокрый, грязный, практически убитый − я извлек из кучи бумажного мусора во дворе ДагЭНИНа (новые хозяева освобождали помещение от «хлама»).

А ведь он мог просто пропасть. И мы навсегда потеряли бы труд огромного масштаба, результат работы сотен экспедиций, год за годом исследовавших все водные артерии республики (предполагалось, что на самых перспективных участках будут строиться малые ГЭС). Вот, кстати, эта моя книга. Видите, даже у самой маленькой речки тут есть паспорт, в котором записаны ее основные характеристики. К примеру, вот эта. Напор (имеется в виду перепад высот) 50, расход − 0,4 метра в секунду. И вывод: здесь можно эксплуатировать «рукавную» ГЭС мощностью 200 кВт (без учета технических потерь). Объем, конечно, небольшой, но для маленького села в горах вполне хватит. Моему родному селу Муслах, где сегодня осталось всего 40 хозяйств, без учета отопления и 100 кВт хватит с избытком.

− Как я понимаю, сегодня исследования аналогичного масштаба выглядят абсолютно нереальными. И не только из-за нехватки денежных средств, нужных специалистов найти попросту нереально.

− Все верно, мы потеряли очень многое, в СССР альтернативная энергетика считалась приоритетным направлением и финансировалась очень достойно. Жалко, что многие проекты, в том числе в Дагестане, так и не были реализованы. Единственный объект, доставшийся нам в наследство − полигон «Солнце». А планы были громадные. К концу 80-х была выделена земля неподалеку от поселка Дубки, где планировалось построить ветровой полигон, были практически завершены все подготовительные работы. Был готов проект строительства в Тарумовском районе геотермальной электростанции мощностью 24 МВт. Сегодня о таких масштабных объектах нам остается только мечтать.

− Есть надежда, что в ближайшие годы ситуация изменится?

− Надежда остается всегда, хотя сегодня каких-либо серьезных предпосылок для развития альтернативной энергетики в стране по существу нет. Смотрите, в 2009 году было принято постановление правительства РФ, в котором говорилось, что к 2020 году доля возобновляемых источников энергии должна будет составлять не менее 4,5%, а ее выработка достигнет 20 ГВт. В 2013 году, очевидно, с учетом реального состояния дел, постановление это откорректировали. Вместо 20 ГВт в документе появилась цифра 6,2 ГВт, это примерно 2,5% от общей выработки энергии в стране. Еще одна корректировка произошла в 2015 году. На намеченные рубежи (2,5%) намечено было выйти не в 2020, а в 2024 году.

Думаю, что никаких цифр больше приводить не надо. Здесь все − и отношение государства, и уровень финансирования. В общем, наше отставание в этой области запрограммировано.

− Обидно?

− Не то слово. Дагестан ведь регион уникальный. Здесь практически все села в горах можно обеспечить электричеством за счет малых рек. Плюс наши постоянные ветра, волновая энергия каспийского побережья, огромные запасы навоза. Подход абсолютно нехозяйский. Беседую, к примеру, с директором школы в горном селе. Рассказывает, что в этом году за уголь для отопления заплатили 600 тысяч рублей. Забил я его школу в свою программу, смотрю − в шаговой доступности небольшая речка с очень хорошими характеристиками. Рассчитываю потребности школы в энергии и говорю, что ему достаточно будет купить малую ГЭС за 2,5 млн рублей, чтобы навсегда решить все проблемы с отоплением. А за четыре года с учетом роста цен на уголь эта ГЭС легко окупится. Смеется. Уголь, говорит, заложен в смете, а ГЭС нет. На перспективу у нас в республике ничего не считают, у нас живут одним сегодняшним днем.

− Скорее, вчерашним.

− Если не позавчерашним, с учетом нашего отставания. Помните, раньше при подъезде к Москве и другим крупным городам, взгляд постоянно натыкался на параллельные ряды телеграфных столбов вдоль железнодорожного полотна. И где, скажите, эти столбы сегодня? В развитых странах сегодня есть районы, где не встретишь ни одной линии электропередач. У нас же в горах до сих пор топят углем и кизяком и мечтают о газе, как о вершине цивилизации. Тогда как рядом неиссякаемые источники практически бесплатной энергии, которая нужна всем – и никому. Такой вот парадокс.

 


Оценить статью

Метки к статье: Меламедов, Баба Бабаев, Энергетика, Дагестан, ГЭС

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^