» » Магомед-Расул Разве так можно, папа? Глава из повести «Сила духа»
Информация к новости
  • Просмотров: 218
  • Добавлено: 16-08-2017, 11:30
16-08-2017, 11:30

Магомед-Расул Разве так можно, папа? Глава из повести «Сила духа»

Категория: Литература

Разве так можно, папа?

Глава из повести «Сила духа»

Аматулла очень удивила мужа, предложив зарезать петуха в честь куначки. Было время, когда Алихан, не смущаясь, с легкой душой мог зарезать барана или курицу. Что, мол, тут особенного? Все так делают. Чем он отличается от других? Впрочем, как и другие, оказавшиеся в его положении, он и думать не думал, какое насилие совершает при этом над живым существом.
Странно устроен человек: пока беда не коснется его, он продолжает пребывать на поводу всеобщего заблуждения.
Да и Алихан на многие общепринятые вопросы начал смотреть как-то иначе после того, как сын Амир не только стал дружить с животным и птичьим миром, но и творить чудеса изобретательности, проделывая с ними разные трюки. И особенно – после трагической смерти дочери-вегетарианки Култум.
Алихан, человек, скептически относившийся к телевизору и не приемлющий Интернет, стал заинтересованно следить за битвой экстрасенсов по телику. От одного эпизода до сих пор не может прийти в себя.
На сцену вынесли что-то, в несколько слоев завернутое в непроницаемую черную ткань, и предложили экстрасенсам, не дотрагиваясь до свертка, определить, что в нем скрывается. Из более чем десятка экстрасенсов России и Дагестана, Америки и Индии трое безошибочно пояснили: в свертке – твердое вещество, скорее всего – камень, но не отечественный, а привозной; в камне отдаются эхом стоны и крики измученных людей, плач детей, истерические вопли, звуки выстрелов; камень, мол, свидетель давно минувших трагических событий, которые до сих пор не перестают болеть в нем.
О том, что скрывается в свертке, не знали и сами ведущие передачи.
Когда раскрыли сверток, в нем оказался обожженный кирпич из концентрационного лагеря Освенцима, где семьдесят с лишним лет назад немцы замучили и истребили сотни тысяч невинных людей.
Да, Алихана поразила проницательность экстрасенсов. Но более всего тронуло его то, как кирпич реагировал и по сей день реагирует на людскую боль! Выходит, камни не бездушные предметы, какими обычно представляем мы их?
Более того, человек со временем не только привыкает к чужой беде, но и надолго забывает о ней. А камни, ставшие свидетелями человеческой беды, несут эту боль с собой вечно!
Кто здесь более живое и разумное существо – человек или камень?
Кто ответит?!
Окружающий мир (земля и небо, реки и моря, горы и скалы…) Алихан стал особенно близко воспринимать как живой организм после одного, еще до сих пор загадочного для него случая.
Его семнадцатилетняя дочь Култум, обезумевшая от подлости близких людей, под утро в звездную ночь бросилась с Верблюд-скалы и разбилась. Поговаривали, что ее последние слова: «Мама! Прости меня, мама!», унесенные ею с собой, ночами время от времени отзываются эхом в гранитных стенах Верблюд-скалы.
Алихан считал это выдумкой слишком эмоциональных и неуравновешенных людей, но его не покидало желание убедиться: так это или нет. И вот поздними ночами, когда жена и дети безмятежно спали, он пробирался к Верблюд-скале и прислушивался к посторонним звукам. По-детски звучный серебряный голос дочери он мог различить из тысяч других. Каких только звуков – животных и птиц, рек и водопадов, земли и неба – не слышал Алихан, но голоса дочери среди них не было. И вот однажды, когда он, совсем разочаровавшись, собрался домой, его будто кто-то схватил за шиворот и повернул к Верблюд-скале. Он ясно, в здравом уме своем услышал кристально чистый надрывный голос дочери: «Мама! Прости меня, мама!», повторяемый стенами скалы. Потеряв дар речи, он долго простоял на этом месте и не помнил, как вернулся домой.
Однако, приняв это за наваждение, Алихан еще не раз подкрадывался к скале и каждый раз слышал неповторимый голос дочери. Он никому ни слова не сказал об этом, боясь, что его примут за ненормального.
Сейчас ему и к скале ходить не надо было: стоит настроить себя на слушание голоса дочери, как в ушах и голове раздается: «Мама! Прости меня, мама!»
Магомед-Расул  Разве так можно, папа?  Глава из повести «Сила духа»
И потому, наверное, к предложению жены зарезать петуха – совершить насилие! – он отнесся крайне неодобрительно. Но его не переставал беспокоить долг перед желанием куначки, исполнение которого является священным долгом для хозяина. Ведь, по обычаю отцов, если даже враг-убийца заявится к нему в гости, хозяин и пальцем не тронет его – накормит, уложит спать и не даст никому в обиду, пока тот не покинет его дом.
Тяжело вздохнув, Алихан с перочинным ножом в кармане и горсткой пшеницы в руке спустился во двор.
Решил пустить под нож серо-буро-малинового Лису – как наиболее упитанную птицу. Курицы и петухи накинулись на разбросанную пшеницу, тесня и наскакивая друг на друга. Улучив момент, Алихан несколько раз пытался поймать Лису, но он удачно ускользал из-под рук. Почувствовав неладное, петух в воображении своем измерял расстояние между собой и вытянутой рукой Алихана и ел на безопасном удалении, недоброжелательно косясь одним глазом на хозяина. Обратив внимание на то, как гордо и независимо, словно бравый солдат Швейк, ведет себя старший брат, когда в очередной раз Алихан выбросил руку, Лиса как бы ненароком подтолкнул к нему Хулигана. Красно-желтый петух оказался в руках Алихана, и он больше не стал заниматься этим незавидным выбором. Окинув презрительным взглядом Лису за его подлость, Алихан загнал кур и петухов в курятник и осмотрелся. Ему важно было совершить злодейство как можно скорее и без посторонних.
За каменной лестницей, переминаясь с ноги на ногу, стоял ослик Лихбар и прядал большими оттопыренными ушами, тщетно пытаясь избавиться от назойливой мухи. «Значит он, – подумал Алихан, – занят собой, и ему не до того, что происходит вокруг».
На противоположной стороне под яблонями у конуры лежал лохматый Каплан, положив на передние лапы морду, и миндалевидными глазами удивленно смотрел на хозяина; он не помнил, чтобы Алихан был так рассеян и невнимателен к нему и Лихбару, – спускался ли во двор, возвращался ли домой, он не оставлял их без приветствия. Да и не возился он никогда с птицами! «Но мало ли что с человеком может случиться, – думал Каплан, прощая хозяина. – Даже я, не обремененный лишними хлопотами и обеспеченный всем что нужно, не всегда бываю в хорошем расположении духа».
Между тем Алихану и в самом деле не до них было. Он вынул из кармана нож, соединив оба крыла, положил петуха на землю, наступил на ноги и, произнеся «Бисмиллахирахманилрахим», дернул ножом за горло. Пытаясь как можно скорее освободиться от неприятного дела, Алихан сделал шаг назад и стал свидетелем того, как петух вздрогнул, захлопал крыльями, подпрыгнул и замотался по двору, неся с собой на недорезанных жилах голову и брызгаясь кровью. Алихан опомниться не успел, как петух подскочил к ослику, вспорхнул, словно пытаясь сесть на него, но ударился о бок, обрызгал его кровью и упал…
Ослик от ужаса шарахнулся в сторону, больно ударился головой о стену и тупо уставился куда-то вдаль ничего не видящим взглядом: что, мол, за такое бесчинство творится в таком мирном и дружном дворе?!
Алихан поспешил было к петуху, чтобы отделить голову от туловища и покончить с его мучениями, но петух выпорхнул из-под руки и поскакал к Каплану, будто прося у него помощи и спасения.
Увидев перед собой торчащего окровавленного красно-желтого красавца, минутами раньше по-королевски шагавшего перед ним, Каплан впервые струсил и, поджав хвост, юркнул в конуру. Алихана он не узнавал: он это или чудовище какое-то в его облике?!
Алихан наконец схватил издыхающего петуха, отрезал голову и подкинул ее коту Курмяву, возвращавшемуся после уличных похождений, задрав черный пушистый хвост, что свидетельствовало о его удачной вылазке. Учуяв запах крови, кот принюхался к голове и тут же увидел рядом дергавшегося от конвульсий обезглавленного Хулигана, с которым менее чем час назад играл от безделья в догонялки. Глянув на испачканный кровью бок Лихбара и высунутую из конуры печальную морду Каплана, Курмяв ничего толком не понял, жалобно мяукнул и стремительно поднялся по лестнице домой, будто боясь, что такая участь может постигнуть и его.
Алихан еще никогда не помнил себя в более идиотском положении. Тяготясь всем этим, не заметил, как окровавленное лезвие ножа вытер о белую безрукавку и невпопад засовывал нож дрожащей рукой в карман, приговаривая: «Астапируллах! Астапируллах!»
В это время с футбольным мячом под мышкой в воротах появился Амир. Не веря глазам своим, он какое-то время стоял как вкопанный. Потом закричал не своим голосом:
– Па-апа! Что ж ты сделал?! Разве так можно, папа?!
И бросил в отца мяч. Это был дерзкий поступок сына по отношению к отцу, авторитет которого был непререкаем.
Но отец и не думал обижаться:
– Прости, сынок. Так получилось, – затравленным голосом произнес Алихан и, раскачиваясь на непослушных ногах, с поникшей головой поднялся наверх и уединился в мастерской.


Оценить статью

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^