» » Юлия Зачесова "Кумир"
Информация к новости
  • Просмотров: 85
  • Добавлено: 16-08-2017, 12:46
16-08-2017, 12:46

Юлия Зачесова "Кумир"

Категория: Литература


Кумир

Амина долго не могла уснуть. Она вертелась в постели, то и дело закрывая глаза, но сон не шёл. Сегодня она наконец попала на концерт Ахмеда Бакидова, песни которого очень любила! Этот парень с гитарой, поющий на сцене, ещё два года назад покорил её сердце, когда она, ещё совсем девчонка-семиклассница, впервые увидела и услышала его по местному телевидению. Амина стала собирать его песни на диске – Ахмед, в отличие от большинства исполнителей, сочинял себе песни сам.
Отчаявшись уснуть, она села на постели, спустила на пол босые ноги – и поджала их: пол был прохладный. Потом встала, подошла к зеркалу. На неё в полумраке комнаты смотрела пятнадцатилетняя девочка с длинными тёмными волосами, нежными чертами лица и большими глазами в обрамлении длинных пушистых ресниц. Цвет глаз не был виден, но они были ярко-синими – этот цвет Амина унаследовала от бабушки Марфы. Девочка долго рассматривала себя в зеркало и чувствовала одновременно печаль, сомнения и надежду. На концерте она не прыгала, не кричала и не пыталась пробиться на сцену, как некоторые её сверстницы, хотя это было осуществимо – она сидела во втором ряду и видела его совсем близко, ей даже показалось, что он несколько раз посмотрел на неё.
Амина даже на гитаре решила научиться играть, когда услышала его песни; двоюродный брат показал ей аккорды и подарил свою старую гитару. Девочка оценивающе смотрела в зеркало, пытаясь увидеть себя глазами Ахмеда. А если вдруг представится случай, захочет ли он познакомиться с ней? «Ну что за фантазии, – вспомнились вдруг Амине мамины слова, сказанные вечером, когда она пришла с концерта воодушевлённая, с сияющими глазами. – Ты представляешь, сколько у него поклонниц? Да он на таких восторженных дурочек и не смотрит. Не забивай себе голову глупостями, учись! Через пару лет будешь в медицинский поступать!» Амина вспомнила толпы девчонок у сцены, но никакой досады не испытала. Ахмеда любят – разве это плохо? Нет, это хорошо, даже очень…
А с Ахмедом она всё же постарается познакомиться. Но как?..
И тут смутная идея забрезжила в её голове. У её одноклассницы старшая сестра – журналист. Она попросит Умукусум, чтобы её сестра договорилась об интервью с Ахмедом, а на само интервью взяла бы с собой её, Амину!
Девочка тихо захлопала в ладоши, вернулась в кровать. И принялась обдумывать идею, покусывая ноготок. У неё было много вопросов к Ахмеду. Она была отчего-то уверена, что им будет о чём поговорить…

*   *   *
– Ахма! Ахма, опять ночами не спишь?!
Ахмед, почти неслышно наигрывающий на гитаре новую мелодию на кухне, чтобы не разбудить домашних, невольно вздрогнул. Резкий голос старшего брата вырвал его из задумчивости. Почти сочинённая новая песня оборвалась и улетела – как дымка, потревоженная порывом ветра. И чего понадобилось Мураду вскочить в час ночи?
– Придурок. – Сонная физиономия брата появилась в дверном проёме. – Сколько тебе отец говорил – бросай свои песенки, займись делом?! Чё, пользуешься, что отца дома нет? Так я скажу ему, что ты вместо ювелирки на гитаре тренькал! Тебе поступать надо в универ! Или в армию хочешь загреметь? Чё, надеешься, не призовут? 18 уже исполнилось, или забыл? Повестку не принесут – так я договорюсь, чтобы призвали, если не поступишь!
– Мурад… – попытался остановить его Ахмед.
Он хотел сказать, что сам поступит на тот факультет, который выберет, а если нет, то от армии «косить» не собирается, но брат не дал и рта открыть.
– Я знаю, что я Мурад! Спать бегом, а то щас твою гитару в щепки!
Ахмеду не понравился тон брата. Он пристально посмотрел на Мурада, но спорить не стал – спор всегда шумен, а шум разбудит больную мать.
– Ладно, сейчас лягу, – сказал он.
Брат ушёл, а Ахмед вышел на крыльцо.
Моросил мелкий дождь. Ахмед, щурясь, смотрел вверх. В ночной тьме тучи казались белыми. Недописанная песня потихоньку возвращалась. И возвращалось, выплывало из тьмы лицо совсем юной девушки, которую он заметил сегодня со сцены. Она сидела во втором ряду и смотрела на него. Глаза её были синие – это он разглядел. И отчего-то именно она, а не кричащие девчонки, привлекла его внимание. Ему даже казалось, что он поёт для неё… И он решил, что после концерта обязательно подойдёт к ней, но когда зажёгся свет, в толпе её уже не было. Как теперь разыскать? Узнать бы хоть имя…
– Ахма, спать! – донеслось из дома.
«Что ты орёшь?! – рявкнул Ахмед мысленно. – Мать спит!» Он взглянул в небо, тряхнул головой и зашёл в дом.

Сестры

– …Я сказала, будешь поступать на юридический! Всё давно решено! И не спорь со мной и отцом!
До Марьям, спрятавшейся за дверью, доносились сердитые восклицания матери и всхлипывания старшей сестры Наиды. В этом году сестра оканчивала школу, и ей предстояло поступать в вуз. Сестра была всерьёз увлечена рисованием, её хвалили учителя – талант ей передался от деда-художника, живущего в селении, – и Наида мечтала поступить на художественно-графический факультет. Марьям знала, что сестра видит себя в будущем только художником. Но у родителей были иные планы на её счёт.
– Мама! Я не хочу быть юристом! Я рисовать хочу!..
– Что за детский сад! Я тебе уже сказала, что мы с отцом решили. Сейчас самые престижные профессии – юрист и экономист! Ты будешь юристом, а Марьям – экономистом!
Марьям съёжилась за дверью. Экономистом… Она ходила в музыкальную школу и, хотя только перешла в шестой класс, но уже решила, что станет пианистом и будет играть на сцене Рахманинова, Моцарта, Баха и «Лунную сонату» Бетховена – она ещё в девять лет самостоятельно разучила её по нотам, к большому изумлению учительницы Веры Львовны.
– Мам, – Марьям решилась высунуть нос из-за двери и вклинилась в разговор, – я не хочу на экономический…
– Ещё одна! – мать всплеснула руками. – А ну марш уроки учить! Мы с отцом о вас печёмся, а вы не цените! Ничего, потом ещё спасибо скажете!..
…Ночью сёстры долго не спали. Они лежали в своей комнате, стены которой были увешаны рисунками Наиды с изображением летящих коней, заснеженных гор, парусников на волнующемся море, фантастических островов и зверей, – и тихо беседовали.
– Всё равно буду учиться на художника, – твердила Наида, обиженно утирая слёзы, невидимые в темноте. – Магомед Аминович, наш педагог, взял мои рисунки на выставку в Индию, там они понравились, меня пригласили на международный фестиваль юных художников…
Марьям сочувственно слушала и думала, как помочь сестре. Ведь и ей в будущем грозит обучение нелюбимой профессии… Она любила маму и папу, но от мечты отказываться не собиралась. Она будет музыкантом! И сестра должна стать художником, ведь у неё есть талант. Марьям понимала, что Наиде не удастся поступать на худграф так, чтобы об этом не узнали родители, а если они узнают – скандала не избежать. Значит…
– Наида, а если попросить дедушку, чтобы поговорил с родителями? – поделилась она с сестрой внезапно возникшей идеей. – Дедушку они послушают.
– Как? – всхлипнула Наида. – Ты же знаешь, у деда в селе телефона нет… Не любит он никаких гаджетов. И соседи его давно все в городе живут. А документы на поступление надо сдавать уже скоро.
Марьям промолчала. Она обдумывала план…
А вечером следующего дня в их дверь раздался звонок. Открыл отец. И с удивлённым почтением отступил на несколько шагов, давая войти гостю:
– Дядя Осман? Ас-салам алейкум!
– Ва алейкум ассалам, Муслим. – На пороге стоял седобородый крепкий старик, пожимая руку хозяину. – Вот приехал навестить вас. Где Гульнара? Где внучки?
Мать вышла из кухни, изумлённо улыбаясь:
– Отец! Рада тебя видеть.
– Де-едушка! – с радостным криком Марьям выскочила из комнаты и запрыгала вокруг деда, хлопая в ладоши.
– Тише ты, баловница, – урезонил её дед, посмеиваясь в густые усы. – Подросла за год, машаллах, а всё такая же непоседа! А Наида где?
– За чуреком ушла, – ответила мать. – Проходи, отец, я как раз хинкал приготовила…
Семья села за стол. Мать подала каждому по полной тарелке ароматного хинкала.
Вернулась со свежим чуреком Наида.
– А вот и ты, внучка, – удовлетворённо кивнул дед Осман в ответ на радостное приветствие девушки. – Школу ты окончила, пора дальше учиться. Рисуешь ты хорошо, тебя должны принять на худграф. Приехал я тебя перед поступлением немножко подготовить…
– Но, отец, – нерешительно начала Гульнара, – мы думали отдать её на юриста…
– Какого ещё юриста? – нахмурился дед Осман. – А моё дело кто продолжит? Я сам только художественную школу окончил, а Наида пусть дальше учится. Если есть талант – грех перед Аллахом не развивать его! Пусть художницей будет!
Хозяева не нашлись что возразить. Лицо Наиды светилось счастьем. Радовалась и Марьям, глядя на сестру.
– Ну… хорошо, – сдался Муслим, взглянув на жену. – Пусть поступает на худграф. Но чтобы училась там на «отлично»! – Он строго взглянул на старшую дочь.
Наида энергично закивала.
– Да-да, я буду!..
…Поздно вечером сёстры снова лежали в темноте и шептались.
– Как хорошо, что дедушка Осман приехал! – радовалась Наида. – Так неожиданно, словно почувствовал, что он очень нужен!
– Это я его позвала, – сообщила Марьям как ни в чём не бывало.
– Как?! – поразилась Наида. – Каким образом?
– Ты забыла, что наш сосед дядя Нариман – отец Рашида, одноклассника Руслана – племянника тёти Хадижат, которая носит молоко хромому Хабибу, сын которого Вакиль на маршрутке в наше село ездит. Вот я рано утром забежала к соседям и передала дяде Нариману просьбу для Вакиля, чтобы, как будет в селе, сказал нашему дедушке: Наида, мол, хочет поступать на художественный факультет, а родители не разрешают. Вакиль, оказывается, через два часа поехал в село – и передал. И дедушка решил сам приехать. – Марьям довольно улыбнулась.
– Какая цепочка людей… – поразилась Наида. – Слушай, а может, у тебя и экономические способности есть?
– Я буду музыкантом! – выпалила Марьям. – Это решено!
– Ну конечно, я шучу, – успокоила её Наида со счастливой улыбкой. – Теперь надо готовиться к поступлению… Спасибо тебе, Марьямка. Как хорошо, что ты у меня есть!


Оценить статью

Метки к статье: Юлия Зачесова, Литература, Дагестанская Проза, Кумир

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^