» » Пленэр Влада Бесараб "Тархо: у подножья и на берегах"
Информация к новости
  • Просмотров: 287
  • Добавлено: 10-10-2017, 15:26
10-10-2017, 15:26

Пленэр Влада Бесараб "Тархо: у подножья и на берегах"

Категория: Общество, Культура

Тархо: у подножья и на берегах

На рисунках Исхака Исхакова в Ахвахе всегда лето. Конечно, он бывал (и бывает) здесь и в холодное время года, но это обычно короткие деловые поездки. А источником вдохновения для художника являются не только сама натура, но и непосредственные впечатления от нее, полученные в детстве и ранней юности, когда он приезжал в родные края в гости к бабушке и дяде на летние каникулы. Эти воспоминания настолько сильны, в них столько солнца, воздуха, теплоты, счастья и свободы, что черно-белые рисунки воспринимаются цветными и яркими.
Административным центром Ахвахского района является селение Карата, но, как говорят сами ахвахцы (и это подтверждают историки и этнографы), «каратинцы — это другой народ». Поэтому в этом тексте не будет историй про каратинских «индейцев» и тому подобного.
Пленэр  Влада Бесараб  "Тархо: у подножья и на берегах"

Если верить преданиям, праотцом ахвахцев является Тахо, он первым обосновался в ахвахском ущелье. Считается, что у него не было никакой религии, а он сам был заблудшим грузином. Название главной ахвахской горы Тархо якобы образовано от его имени, а названия сел и местечек — производные от имен его многочисленных потомков. Этническая территория ахвахцев заселена со времен энеолита, о чем свидетельствуют многочисленные археологические находки. А история собственно ахвахцев начинается в период средневековья. Грузинские хроники XVII в. выделяют ахуалов, ахвалов среди других дагестанских племен. Ахвахцы никогда не жили замкнуто, а активно общались с ближними и дальними соседними народами: торговали, участвовали во всех военно-политических событиях, происходивших на Кавказе и в Закавказье в последние столетия. В Вольном Ахвахском обществе принимали бежавших от феодальных притеснений из других районов Дагестана. Беглецы становились полноправными членами сельской общины: им разрешалось строить дома, обзаводиться хозяйством, выделялись участки общественных пастбищ и т. д. Но и они должны были следовать всем правилам, принятым в здешних краях. Исследователи подчеркивают, что каждое ахвахское сельское общество было «самоуправляемой, саморегулируемой, самоконтролируемой единицей».
Исторически центром Вольного Ахваха было село Тадмагитль, а наш герой, точнее его предки, родом из Кванкеро — одного из многочисленных хуторов Тадмагитля. «Хутор» в данном случае означает не отдельную крестьянскую усадьбу с хозяйством, а небольшое селение, несколько отстоящее от основной части села. На некоторых старых картах Кванкеро, как и соседний хутор Цвакилколо, отмечались как самостоятельные поселения рядом с Тадмагитлем.
Пленэр  Влада Бесараб  "Тархо: у подножья и на берегах"
Говорят в Тадмагитле на северном диалекте ахвахского языка, который относится к аваро-андо-цезской группе дагестанских языков и весьма далек от литературного аварского. Хотя еще совсем недавно ахвахцев, как и представителей других малочисленных народов, исторически проживавших на этой территории, официально «записывали» аварцами. Несмотря на этот и другие факторы современной жизни, способствующие размыванию национальной идентичности, ахвахцы сохранили немало самобытных обрядов, не встречающихся больше нигде в Дагестане. О некоторых из них можно прочесть в серии материалов Сергея Лугуева «Этика этноса» в постоянной рубрике нашего журнала «Генезис».
Расул Гамзатов, приезжавший в эти края, описал своеобразный обычай ухаживания местных юношей за девушками в своем знаменитом стихотворении «В Ахвахе». Говорят, что девушка, выбросившая в окно папаху тогда еще незнаменитого поэта, благополучно дожила до наших дней.
Пленэр  Влада Бесараб  "Тархо: у подножья и на берегах"
Разделяя селение, по его территории протекает река Тархо с ее притоками Тильбищинка и Изанинка. Отчасти поэтому Тадмагитль и отличается большой разбросанностью жилых построек и занимает самую большую площадь среди сел района. Даже сейчас напрямую добраться из одной его части в другую невозможно, ибо нужно преодолеть реку. Кроме Тархо и ее притоков, на территории района протекают десятки речек и речушек, бьют многочисленные источники. Вода в них в ясную погоду прозрачная и холодная, ведь они берут начало в горах, где снег лежит даже летом. Три снежные вершины горы, которая также зовется Тархо, отлично видны из местечка Тледотли или «Кьедокьисемиша» (в буквальном переводе с ахвахского «Место под скалой»), что находится чуть выше Кванкеро («чуть» — это понятие относительное, в данном случае означает часа два пути в гору). Именно здесь было родовое имение предков Исхака Исхакова. Остатки строений, которые можно увидеть до сих пор, имеют для художника особый, почти сакральный смысл.
Пленэр  Влада Бесараб  "Тархо: у подножья и на берегах"
«Казалось бы, такой архитектуры, таких резных камней, как в Кубачи, нет нигде и, будучи там, я как художник, должен был бы вдохновиться на создание чего-то значительного. Я делал зарисовки, фотографировал, но дальше дело не шло», — признается Исхаков. А в Кванкеро, в Тадмагитле и вообще в Ахвахе все сложилось само собой, потому что это его «место силы». Он не просто собрал натурный материал, он его прочувствовал, пропустил через память, ум, сердце. Прожил. Штрихи ложатся на бумагу сами собой, как песчинки в скальных утесах Богосского хребта, что нависли над Тадмагитлем, оберегая его покой.
Горы Тархо — высокие, полные опасностей, а река Тархо — бурная, своенравная. Неопытного путника, решившего перейти ее вброд в непроверенном месте, может и унести. Случилась такая история и с нашим героем: мальчишка неосторожно полез в реку за слетевшей кепкой. Бабушка, поспешившая на помощь внуку, едва сама не пропала в потоке. Вытащил будущего художника сельчанин, по счастливой случайности проходивший мимо.
Пленэр  Влада Бесараб  "Тархо: у подножья и на берегах"
«Я очень хорошо помню бабушкин домик, его простую обстановку, в которой каждая вещь была на своем месте, дворик, залитый солнцем…», — рассказывает Исхак Исхаков. Казалось бы, столь красочные картины, пышную природу Ахваха (кстати, он не разделяет природу и архитектуру — ему интересно изображать в своих пейзажах и то, и другое) лучше было бы изобразить в цвете, а художник предпочитает графические материалы. Почему? Он, не задумываясь, отвечает, что именно карандаш, а не кисть он ощущает «продолжением руки»: «Мне хочется показать жизнь каждой травинки, каждого камня. Когда работаешь в графике, можно показать все в мельчайших деталях, прорисовать их». Сделать так, чтобы зритель не только видел цвет там, где его нет, — надо хорошо владеть рисунком. А чтобы он чувствовал приподнятое настроение в предвкушении встречи с родным селом автора, когда несколько часов пути по горным дорогам уже позади, последний поворот и… откроется вид, знакомый с детства, — автору надо вложить в работу душу, сердце, воспоминания и впечатления. Настоящая магия.
Исхаков овладел ею не сразу. Он окончил худграф ДГПУ в 2000 году, занялся преподавательской деятельностью, написал и успешно защитил диссертацию, в которой исследовал влияние творчества Халилбека Мусаясул на эстетическое воспитание школьников. Возил своих студентов на пленэр, писал и рисовал сам, участвовал в коллективных выставках, но это нельзя было назвать активной творческой жизнью. Он даже не искал себя в те годы, потому что поиски предполагают некие эксперименты с формой и содержанием. «Во мне что-то зрело», — говорит Исхак Исхаков и подчеркивает, что «созрело» оно благодаря общению с заслуженным художником Дагестана Юсупом Ханмагомедовым — блестящим графиком, одним из лучших представителей современной российской графической школы.
Пленэр  Влада Бесараб  "Тархо: у подножья и на берегах"
Тут дело не только в том, что один художник научил другого тонкостям штриховки или секретам гравирования, хотя и это было. Интеллигентность, безупречный художественный вкус, тонкий юмор, легкость и простота восприятия — так Ханмагомедов смотрит на мир, видя его в бесконечном множестве деталей и целиком. В лице Юсупа Мамаевича Исхак Исхаков обрел и учителя, и старшего друга, хотя формально они коллеги.
Серия ахвахских пейзажей, мастерски выполненных итальянским карандашом, сангиной и простым карандашом, большую часть из которой мы публикуем сегодня, станет основой первой персональной выставки Исхакова. Она должна состояться уже этой зимой. И каждый сможет прийти и согреться в лучах ахвахского солнца, увидеть, как блестят свежие воды быстрой реки Тархо.


Оценить статью

Метки к статье: Плэнер, Бесараб, Ахвах, Тархо

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^