» » Наида Хаспулатова "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"
Информация к новости
  • Просмотров: 268
  • Добавлено: 10-10-2017, 16:01
10-10-2017, 16:01

Наида Хаспулатова "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"

Категория: Общество, Экономика, Интервью

Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация

Романтичный серпантин, вьющийся из Махачкалы в Буйнакск, сменяется таким же красивым пейзажем — зелёные, несмотря на выматывающую жару, невысокие приятные холмики, свежие леса. Оптимистично выглядят и рукотворные объекты — неплохие дороги, добротные дома; все сёла активно растут — стройки на каждом шагу.

Наида Хаспулатова  "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"

 

Этот район всегда считался богатым и благополучным: и при советской власти, и до неё. Оно и неудивительно. Здесь, хотя официально район считается предгорным, почти всюду раскинулась равнина с богатой пашней. Хороший климат, не требующий мелиорации. Район всегда считался светским и культурным.

Единственное, что странно: почти вся земля радует глаз природной красотой, а возделанной земли, садов и виноградников почти нет — в отличие от многих других районов. Дикая природа это, конечно, красиво, особенно после асфальтово-цементной Махачкалы. Выходит, и без крестьянского труда можно прожить, судя по растущим и богатым сёлам?

 

Казанищенский ампир

 

Роскошные итальянские гарнитуры с деревянной резьбой, доехав до Махачкалы в начале 90-х, стали мечтой почти всех дагестанских семей. Действительно, красивые, но только стоят, как маленькая квартирка, — явно не по карману обычному человеку. Порадовать своих земляков решили казанищенцы. Именно здесь изготавливают почти всю недорогую, но нарядную мебель, которая продается в дагестанских магазинах. Говорят, одна местная женщина, увидев в махачкалинском дорогом магазине итальянские стулья, очень удивилась: «Я сама видела, как мой сын их делал, когда же он в Италию уезжал?». Зная дагестанских торговцев, такое можно допустить.

Наида Хаспулатова  "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"

Хайбула Дадаев одним из первых, еще в 1985 году начал делать эффектные столы и стулья с изящной деревянной резьбой. Сейчас его предприятие с романтическим названием «Лайля-тёбе» раскинулось на самой верхней точке Нижнего Казанища. Здесь цеха, пахнущие древесной стружкой, выставочный зал, где демонстрируют роскошные столы и стулья, резные двери из бука. На предприятии царит строгий порядок. Мы попали в обеденный перерыв, и торопить рабочих хозяин не решился – всё здесь идёт по расписанию.

— Занялся мебелью потому, что мне это всегда нравилось, с рождения. Как взялся за дело, у меня сразу получилось, — уверяет Хайбула. — Всё зависит от желания. Если бы было желание заняться, например, животноводством, занялся бы им. Потому всё и получилось, что занимаюсь любимым делом. В 1992 году нам выделили участок для строительства цеха, с тех пор разрастаемся, пристраивая дополнительные объекты. Сейчас работаем с изделиями, которые пока никто не делает. Раньше, в 1992 году, мы принимали любой заказ: стенки, кухни, спальни. Но появилось много конкурентов и от некоторых заказов пришлось отказаться. Сейчас в основном делаем входные двери, столы, стулья, межкомнатные двери. Главное — делаем всё только из натурального дерева!

В цехах несколько рабочих шлифуют спинки стульев. Раньше было 50 временных рабочих, сейчас меньше, а конкурентов все больше; но главное то, что подросли сыновья, и все остались работать у отца:

— Все три мои сына здесь остались. Много молодежи уезжает из Дагестана, а чего они добиваются? Максимум один из ста становится успешным, остальные перебиваются в нищете. Лучше держаться за свою родину, здесь тоже можно нормально зарабатывать. Если ты серьёзно будешь заниматься делом, всё будет хорошо. Вот мы нашли себе такое занятие. Делать мебель выгодней и не так тяжело, как заниматься землей и скотом.

Бизнес у Дадаевых успешный, но рассчитывать приходится только на себя. Хотя предприятие всегда было официальным, платило налоги, государственная «поддержка малого бизнеса» до них явно не дошла.

— Господдержку я никогда не получал. Помощь не доходит до предпринимателей. Сколько в нашем селе других мебельных цехов – никто не получал. Не дошла она и до фермерских хозяйств — получают те, у кого вообще скотины нет. Нужны связи, контакты, без них даже близко не подойдешь. Я хотел взять кредит, но один из тех, кто должен был давать, сказал, что много проблем будет, проверок. И я отказался. Хотя мог бы на эти деньги быстрее расширить производство.

Нет помощи производителю и от торговых сетей. Цены на продукцию у Хайбулы Дадаева невысокие, но в магазинах на его мебель делали наценку в несколько раз больше. Естественно, никто не покупал. Поэтому покупатели приезжают сюда сами. Желающих хватает. Мебель и двери из натурального бука стоят примерно столько же, сколько китайские из ламината. Любой понимает, что ламинат и дерево это всё-таки разные вещи.

 

Наскальные рисунки предков и потомков

 

Об истории в Буйнакском районе напоминает не только мебель в версальском стиле. Есть и гораздо более древние следы. Вообще эта местность богата на исторические события, через неё проходили почти все завоеватели из Европы на Кавказ и в обратную сторону. Больше всего запомнился Тамерлан, который разрушил здесь несколько древних городов. Но так как от драматических событий того времени материальных объектов не осталось, нас больше заинтересовали реальные свидетельства прошлого.

Местный краевед Атагиши Муртазалиев повел нас к небольшой песчаной скале, возвышающейся над Бугленом. Там на песчанике выбиты древние наскальные рисунки, известные нам ещё по учебникам истории, – чаще всего это изображения людей, животных с рогами и без. Говорят, до недавнего времени в здешних густых лесах, от которых мало что осталось, в изобилии водились олени — их давно никто не видел. Есть и изображения непонятные — на одном рыба, больше похожая на ромб, разделенный по диагонали, на другом — то ли черепаха, то ли схема древнего захоронения. Точнее сказать никто не может, так как наскальные рисунки, а такие есть и в Нижнем Казанище, и в Капчугае, никто из профессиональных историков или археологов тщательно не изучал. Правда, Булач Гаджиев в книге «Тайна дагестанских скал» написал о творчестве древних людей, о том, что ещё в конце XIX века немецкие учёные заинтересовались этими рисунками, которым от 2 до 7 тысяч лет.

Смотрятся они впечатляюще. Но скоро от них ничего не останется — местные вандалы освоили технику петроглифа и также выковыривают здесь «гениальные откровения» типа «Здесь был Мурад». Нашему фотографу пришлось потрудиться, чтобы при запечатлении древнего творчества в кадр не попали русские буквы.

 

Школы, новые и старые

Наида Хаспулатова  "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"

 

Буйнакский район всегда был немного с претензией на особое место в истории республики, и поэтому здесь традиционно много внимания уделяют образованию. В районе всего 36 школ, из них 16 типовых. Многие размещены в приспособленных зданиях, но постепенно возводятся новые, современные. В этом году первого сентября открылась школа в Новом Казанище — пятая в этом селе. Правда, и село огромное — больше чем половина американских провинциальных городков, — с населением около 20 тысяч человек.

Белый корпус расположен на одном из холмов и виден издалека. Здесь могут учиться более 500 детей, хотя пока их меньше. Все ученики – в единой форме и бордовых галстуках, что редкость даже в Махачкале. Классы просторные, большие актовый и спортивный залы. Простор – это то, что больше всего нравится в новом здании казанищенским детям, а еще столовая — на новом оборудовании меню местных поварих стало разнообразнее. Завуч Шамсият Бамматова хвалит и мастерскую со станками, где вполне можно получить так востребованную сейчас рабочую специальность:

— Такая школа была необходима. Было очень тесно, учились в две смены. Сейчас, с ее открытием все школы в селе перешли на одну смену. Вот только нам необходим школьный автобус: село очень протяженное, много хуторов. В районе 8 школ нуждаются в школьных автобусах. Обещают, но пока не ждем.

Как ни странно, худшая школа района совсем рядом, в селе Верхнее Казанище. Её основой стала одна из первых светских школ Дагестана, построенная ещё в 1914 году на 25 учеников. Второй корпус достроили в 60-е годы, но он немногим лучше. Сейчас здесь учатся 420 детей. Сами классы уютные, чистые, хорошо оформленные, но удивительно маленькие. Между рядами такой узкий проход, что странно, как здесь может протиснуться взрослый человек. Залов — ни актового, ни спортивного — нет, а крошечная столовая слеплена из двух классов. Сейчас дети увлеченно играют на улице. Но это в солнечный сентябрьский день. А что они делают в дождь и холод?

Бурлият Атаева 45 лет преподает здесь русский язык и литературу. Она рассказывает, что пришлось отказаться от кабинетной системы, так как не хватает помещений:

— Начали нам строить огромный спортзал — не достроили, он стал разваливаться — снесли. В прошлом году начали было строить сами, но нам запретили, говорят, фундамент не соответствует стандартам. Всё, что здесь делается, делается своими силами и спонсорами — выпускниками нашей же школы. Школа держится на честном слове.

Новый директор сумела привлечь бывших выпускников. Те обшили один корпус сайдингом, часть окон заменили на пластиковые, сделали новую крышу. Здесь действительно очень чисто и аккуратно. Но от ремонта площадь классов больше не станет.

В районе есть и более наглядный пример щедрости человеческой души. В селении Чанкурбе местный житель, фермер Каптарбек Тагаев, построил и безвозмездно подарил селу детский сад — яркий, отвечающий современным требованиям. Подарок обошелся ему приблизительно в 15 миллионов рублей. Сейчас детсад оборудуют, набирают штаты, и через пару месяцев он распахнет двери для маленьких чанкурбинцев. Каптарбек, возможно, человек не бедный, но и не самый богатый. Но почему-то местные олигархи очень редко строят в Дагестане социальные объекты, предпочитая строить мечети. Есть что замаливать?

 

Буйнакские фермеры — за Конституцию

Наида Хаспулатова  "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"

 

Главная ценность в Буйнакском районе, впрочем, как и в любом другом, конечно же, земля. Её тут много, хорошего качества, не требует орошения. Правда, людей ещё больше — население растёт с каждым днём. И она не заброшена, нет, но… По данным отдела сельского хозяйства Буйнакского района, не обрабатывается 37% сельхозугодий. Причём, что самое странное, на равнинной части: в горной, так называемой карамахинской зоне, заброшенных земель фактически нет.

Не хотят люди крестьянствовать? Оказывается, ситуация запуталась ещё в 90-е. Район принял решение раздать землю поровну всем жителям села. В итоге, учитывая малоземелье, каждая семья получила маленький клочок, которым не особо и прокормишься. И получается — земля стоит, а желающие заниматься ею не имеют права подойти к ней. Что это — социальная справедливость или экономическая глупость?

Малик Ирбаинов, председатель СПК «Казанище», уверен, что решение было справедливое. И проблема только в чиновниках:

— В Конституции России есть право на землю. В 1997 году НС РД приняло решение о реализации земельных прав, и все наши земли были разделены. Каждому пайщику досталось 30 соток пашни, 3 сотки сенокоса, 1,5 сотки сада. На основании этого мы объединили 184 хозяйства, создали сельхозкооперативы, но чиновники не дают реализовать нам наши конституционные права. Сады были ближе к Буйнакску, стали говорить, что неправильно было выделены, сейчас на этих землях ведется незаконное домостроение. Мы ничего не смогли сделать. Только пашня осталась, потому что она пока никому особо не нужна. Даже на своих землях мы себя хозяевами чувствовать не можем, нам администрация даёт их в аренду на 11 месяцев. До 2009 года 16 процессов было, через суд аннулировали постановление о выделении земельных паев. Арбитражный суд вынес решение в нашу пользу, а федеральный суд Буйнакского района аннулировал СПК «Казанище». Новый глава района — Камиль Изиев, приезжал к нам, пообщался с работниками, обещал помочь, поднял дух.

Несмотря на все проблемы, СПК успешно развивается — в этом году собрали больше 300 тонн зерна, прибыль пускают на покупку техники: комбайн, тракторы. И с пайщиками, говорит Ирбаинов, можно работать, он предлагает им две схемы. Если он не в состоянии обрабатывать свой пай, СПК полностью обрабатывает и оставляет ему солому, а это 3500 рублей с гектара. По второй схеме пайщик платит за полную обработку и засев земли 10 тысяч рублей за гектар и получает весь урожай. В этом году таким пайщикам зерно обошлось по два рубля за килограмм, а рыночная цена — все восемь.

Помощи они от государства не ждут. «Мы ни разу господдержку не получали, два года назад нам предлагали, но половину надо было отдать откатом».

Магомед Гаджимурзаев — начальник отдела сельского хозяйства Буйнакского района, ещё три месяца назад был владельцем птицефабрики; кандидат сельскохозяйственных наук. Успешный опыт работы плюс профильное образование послужили основанием для его назначения на эту должность. Он рассказывает, что район производит много фруктов и овощей — почти на два миллиарда рублей, мяса и молочных продуктов — более чем на два миллиарда. В этом году погода балует, поэтому ожидается большой рост, особенно овощей. С тем, что фермеры не получают гос­поддержки, не согласен: по его словам, гранты с 2012 года получили 79 предприятий. Сейчас будет хуже: финансирование господдержки сельского хозяйства в Дагестане сократили в три раза, так что за этот год гранты достались лишь трем буйнакским фермерам.

Наида Хаспулатова  "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"

Сам Гаджимурзаев получил два гранта — еще до работы в администрации. Поэтому и не согласен с той точкой зрения, что получить их невозможно. Говорит, для этого надо работать «вчистую»: платить налоги, сдавать отчёты, оформлять договора на рабочих и т.д.

— По программе «Начинающий фермер», — вспоминает Магомед, — в 2012 году получил грант один миллион двести тысяч рублей. На него построили дополнительно одно помещение, купил заброшенное оборудование каспийской птицефабрики. По программе «Семейная ферма» получил пять миллионов и купил оборудование на голицинской фабрике на восемь миллионов. Просто нужно понимать, в чём нуждается республика. 80 процентов грантов выделяется на молочное производство и на птицеводство. Овцы и крупный рогатый скот неактуальны для республики.

Главной проблемой района Гаджимурзаев считает малоземелье и раздробленность участков:

— Чтобы использовать современные достижения агротехники, земля должна быть объединена. Мы провели много собраний, объясняем, что выгодней объединиться в СПК или СПОКи. Чтобы семья была нормально обеспечена, ей нужно минимум 300 га, а у нас по 1,5–2 гектара на семью. У нас агрохолдинги создавать нельзя. В центральной России на человека приходится 4 га, в Дагестане — 33 сотки пашни, в нашем районе — 25. И все равно не хотят в «колхоз».

Свою птицефабрику он создал 12 лет назад, просчитав, что это самое выгодное производство, — обеспеченность яйцом в Дагестане составляла всего 10 процентов. Несколько корпусов на 60 тысяч несушек обслуживают 15 человек. Зарплата — 15–20 тысяч.

— Если круглые сутки не будешь думать о своём деле, обанкротишься. Ежегодно мы продаём около 100 тысяч молодняка, за 10 лет мы увеличили производство в десять раз, в прошлом году 10 миллионов яиц продали. В дальнейшем хочу заняться выращиванием зерна,чтобы удешевить стоимость.

 

Глава со своей стратегией

Наида Хаспулатова  "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"

 

Камиль Изиев стал главой Буйнакского района 27 апреля 2017 года. Корни его отсюда, учился в Буйнакске, затем уехал в Махачкалу, работал преподавателем экономики ДГУ, два года назад мэр Махачкалы Муса Мусаев назначил его своим заместителем в самом сложном и скандальном секторе — ЖКХ. Весной пригласили вернуться на родину, и Изиев согласился. Социально-экономическим положением района он доволен: район динамично развивался, занимал хорошие места, всегда вводились социальные объекты. Сейчас главной проблемой считает нерациональное распределение земли:

— Вся она разошлась клочками в частные руки. Скажем, местность Карантай идеально подходит для посева зерновых, но там огромное количество собственников, у них по гектару, по полтора. Мы проводим огромную работу, чтобы собрать земли в массивы.

Самая главная наша задача — продолжать развитие сельского хозяйства. На следующий год под озимые в три раза больше пашни вспахали, собираемся интенсивные сады закладывать. Мы проводим сельхозярмарки, готовы выделить землю под овоще- и фруктохранилище с привлечением инвесторов. Потому что без переработки перспектив нет. А инвесторов отпугивает отсутствие крупных единых земли. Продукция фермерская перспективная, люди сейчас уже задумываются над тем, что едят. Посмотрите, каким спросом пользуются соки Кикунинского завода! Подавляющее количество говядины на рынках Махачкалы наше: мы выращиваем огромное количество скота. Есть маленькие перерабатывающие, экологически чистые заводы. В Чиркее прекрасная колбаса. В Кафыр-Кумухе разделывают и фасуют курицу своей птицефабрики.

По проекту «Обеление экономики» поставлены на учёт 1281 участок, 1327 индивидуальных предпринимателей, 396 малых и средних предприятий. Планируем войти в программу комфортной городской среды: в следующем году она начнет работать по поселениям — мы подали документы. Все сёла газифицированы. С водой сложнее, но всюду она есть. Строится накопитель на 37 тысяч кубов: его откроют в октябре, и тогда Буглен, Атланаул и Нижнее Казанище обеспечим водой по нормам.

Как педагога со стажем, Камиля Изиева особенно волнует материальная база образовательной сферы:

— В Нижнем Казанище идет реконструкция дома культуры. Строится школа в Чанкурбе, в Апши и Буглене на днях сдадут детские сады. Строим спорткомплекс со спортзалами и футбольной площадкой в Нижнем Казанище — за счет муниципального бюджета. У нас есть центр одаренных детей, там каждый талантливый ребенок на учете. Когда эти дети читают стихи, пробивает даже взрослых. Огромное количество наших детей побеждают в разных творческих конкурсах. Мы провели Дни буйнакской культуры в центре традиционной культуры в Махачкале, договорились со Скандарбеком Тулпаровым организовать детский театр поэзии. В этом году провели несколько крупных спортивных мероприятий, волейбольные соревнования, гроссмейстер Джакай Джакаев провел шахматный турнир. Если дети будут образованные и культурные, дальше с ними проблем не будет.

Особенность Буйнакского района — что за благоустройство многих сёл взялись местные жители. Дороги здесь неплохие, и сейчас интенсивно обновляются. Часть трассы «Махачкала – Верхний Гуниб» проходит по Буйнакскому району, и реконструкция идет в сторону горной кадарской зоны:

Наида Хаспулатова  "Вокруг Буйнакска: ампир, петроглифы и коллективизация"

— Из муниципального дорожного фонда финансируем строительство внутрисельских дорог. Отремонтированы центральные улицы в Халимбекауле, Казанище, Эрпели, в этом году — в Нижнем и Верхнем Дженгутае, Кадаре и Карамахи. Теперь там, где никогда не было асфальта, нормальные улицы. В следующем году приведем в порядок дороги в других селах. Ямочный ремонт провели в сторону Кадара. Вся эта работа будет вестись поэтапно. Регулярно акцизы пополняют дорожный фонд. Большую часть работы берут на себя сами люди. Казанищенцы, например, столбы переносили, дороги выравнивали. Прежде чем прокладывать асфальт, меняем все коммуникации за свой счет. Мы выделяем средства на трубы, а уже сами жители их меняют, проводят земляные работы — мы на это деньги не тратим.

 


Оценить статью

Метки к статье: Хаспулатова, Буйнакский район, Экономика Дагестана, Буглен, Сельское хозяйство, Камиль Изиев

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^