» » Андрей Меламедов "Подделка как символ признания"
Информация к новости
  • Просмотров: 88
  • Добавлено: 12-11-2017, 22:33
12-11-2017, 22:33

Андрей Меламедов "Подделка как символ признания"

Категория: Общество, Экономика, Интервью

Подделка как символ признания

 

Помните, чем заканчивается большинство сказок про героев и красавиц? Когда все чудовища и злодеи побеждены и все принцессы спасены? Конечно же, весёлой свадьбой с кучей гостей, дорогими подарками и изысканными закусками. Ну а после свадьбы муза сказочника, как правило, берёт бессрочный отпуск и удаляется на покой, и нам остаётся только гадать, как сложилась дальнейшая жизнь любимых героев.

 

 

Меня же всегда интересовало: чем зарабатывает на жизнь богатырь, который после свадьбы повесил свой славный меч на ковёр в гостиной; где он находит деньги на ремонт обветшавшего замка; как оправдывается перед инспекторами энергетических компаний, собирающими плату за свет, газ и воду. Не ссорится ли со своей погрузневшей и подурневшей принцессой, которая неделями пребывает в тяжёлой депрессии из-за того, что ей пришлось продать очередное кольцо, чтобы собрать старших детей в школу и дать взятку заведующей детским садом, чтобы без очереди устроить в это заведение двух младшеньких.

Несколько лет назад в нашем журнале была опубликована серия статей о двух виноделах — Магди Багамаеве и Сулеймане Сулейманове, которые решили наладить в Дагестане производство лучшего вина в России. История их успеха во многом напоминала сказку. Судите сами: начали с нуля, не имея ни денег, ни земли. На старте у них не было ничего, кроме горячего желания добиться успеха и таланта винодела. Взяли кредит в одном из коммерческих банков и в 2007 году посадили на арендованной земле саженцы, закупленные во Франции. Чуть позже, в 2009 году, взяли в Россельхозбанке ещё 20 миллионов рублей. Восстановили старый разрушенный винзавод и бывшее фруктохранилище, в котором установили холодильное оборудование. Закупили и смонтировали современную импортную линию розлива на 7 видов бутылок, производительностью две тысячи бутылок в час, приобрели девятьсот 225-литровых бочек из французского дуба и стали ждать первого урожая, ежемесячно ломая голову над тем, где найти денег для выплаты процентов по кредиту.

В 2011 году главная мечта Магди и Сулеймана стала реальностью. Впервые в истории отечественного виноделия российское предприятие допустили к участию в самой престижной в мире выставке вин и коньяков в Бордо. Начиная со времён развитого социализма, на эту выставку пытались попасть самые именитые предприятия СССР. Но не преуспели. Жёсткий отборочный конкурс впоследствии не смогли пройти и винзаводы постперестроечной России. А продукцию ООО «Кристалл–Каспий» (именно так назвали свою компанию Сулейман и Магди) не только сразу же допустили на выставку, но и признали одной из лучших в мире — их мерло завоевало серебряную медаль. Случай во многом уникальный — ни до, ни после этого дебютант в Бордо не только не получал медалей, но даже не мог попасть в пятёрку лучших (виноделы во всём мире очень консервативны).

Написав об успехе двух друзей, мы, признаться, решили поставить в этой истории жирную точку. По законам жанра у всех сказочных историй должен быть счастливый конец, а серебряная медаль за вино первого урожая в данном случае ничуть не ниже свадьбы в рейтинге житейских событий.

Но прошло шесть лет, и нам стало любопытно, что происходит после того, как сказка становится былью. На днях корреспондент журнала «Дагестан» после долгого перерыва вновь выехал в Сергокалинский район, в котором «прописано» ООО «Кристалл–Каспий». Итогом поездки и стало это интервью генерального директора Сулеймана Сулейманова.

Андрей Меламедов  "Подделка как символ признания"

— Соглашусь с вами в том, что на первом этапе наша история во многом напоминала сказку со счастливым концом. Но потом начались будни, в которых счастливых моментов было уже намного меньше. Начнём с того, что с момента получения первого вина и до попадания его в торговую сеть ушло три года. Всё это время мы готовили необходимые документы, дающие нам право на розлив и получение акцизных марок. Дело в том, что за эти три года законодадельство в области виноделия несколько раз менялось, и после каждого изменения нам приходилось готовить новый пакет документов.

Но и с получением лицензии проблемы не кончились — нам два раза приостанавливали её действие. Один раз в справку банка вкралась ошибка, что мы не доплатили пятьдесят копеек налогов, второй раз к нам придрались из-за анонимного заявления несуществующего жителя Воронежа. В первом случае нас снова заставили готовить весь пакет документов (такие правила действуют в стране), во втором — дело дошло до суда, где нам пришлось доказывать, что сведения, изложенные в заявлении, не соответствуют действительности. Суд мы выиграли достаточно легко, но в итоге из-за этих двух случаев мы почти год не поставляли свою продукцию в торговые сети. С учётом бешеной конкуренции в нашем деле получилось, что нам чуть ли не три раза пришлось начинать практически с нуля. А это, скажу вам, дело очень непростое.

— С какими торговыми сетями вы сотрудничаете сегодня?

Андрей Меламедов  "Подделка как символ признания"

— Первая сеть, в которой начали продавать наше вино, — «Красное и белое». Это был очень ценный опыт, мы познакомились с правилами игры на рынке алкоголя. Не скажу, что правила эти нам очень понравились, но поскольку речь шла о реальности, в которой нам предстояло жить, потихоньку начали корректировать свою работу, чтобы соответствовать запросам сетей. Сейчас мы сотрудничаем с «Пятёрочкой», «Русалко», «Тэфи», «Люксалко», компанией «Винлэнд». По заказу последней мы разработали «восточную линейку» вин. Специально для них выпускаем вина с экзотическими названиями типа «Караван-сарай», «Шабнам», «Гюнешим», «Айла», «Шекер-базар». Маркетологи «Винлэнда» считают, что это позволит увеличить продажи, поскольку восточная тема сегодня в тренде.

Недавно начали работать с компанией «Содружество» из Екатеринбурга. Для неё тоже готовим новую линейку вин с учётом специфики региона и запросов покупателей. В конце прошлого года впервые занялись экспортными поставками — отправили 100 тысяч бутылок в Китай. Партия продалась очень хорошо, надеемся, что сотрудничество с китайскими партнёрами будет продолжено.

— Как я понял, сети пытаются активно влиять на производственный процесс?

— Естественно. Они регулярно занимаются мониторингом рынка, отслеживают запросы покупателей и предпринимают шаги для того, чтобы эти запросы удовлетворить. Мы уже привыкли к тому, что некоторые сети, готовые торговать нашим вином, предлагают нам свои варианты названий, дизайна этикеток. Это как раз положительный момент.

— Наверняка есть и моменты отрицательные. Многие сельхозпроизводители России жалуются на то, что представители торговых сетей заставляют аграриев сдавать свою продукцию чуть ли не по себестоимости, чтобы впоследствии продавать её практически с 200-процентной накруткой. На рынке вина такая же ситуация?

— Больной вопрос. Смотрите, ординарное вино мы отдаём по 100 рублей за бутылку, марочное — за 160. При этом стоимость комплектующих составляет около 70 рублей. За последние полтора–два года стоимость бутылок, пробок, этикеток увеличилась на 100%. Вдвое выросли и акцизы на алкоголь. Но это ещё цветочки: за этот же период цена ядохимикатов выросла в 4–5 раз. Простой пример. Сегодня площадь наших виноградников составляет 110 гектаров. Одна обработка этого участка обходится нам в 700–800 тысяч рублей.

Идём дальше. Все комплектующие нам отпускают только после предоплаты, никаких поставок в кредит. Сети же работают с нами по такой схеме: деньги за закупленную у нас продукцию на наши счета поступают только через 60 дней после отгрузки. При этом почти половина наших партнёров постоянно затягивает сроки оплаты. И с этим в принципе можно было бы смириться, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что плату за акцизы и НДС мы должны осуществить не позднее, чем через 25 дней после отгрузки продукции. Получается, что мы все платежи осуществляем авансом, а сами отпускаем товар в кредит. Для крупных винзаводов, которые отгружают продукцию ежедневно, такая схема вполне приемлема. А для предприятий вроде нашего — это финансовый тупик, поскольку очень трудно аккумулировать средства для дальнейшего развития.

Добавьте сюда ещё расходы на работу системы ЕГАИС, позволяющую государству осуществлять контроль за процессом производства алкоголя. По закону все расходы в этом вопросе ложатся на производителя. А они, признаться, достаточно высоки. Два счётчика по 800 тыс. рублей, щит, на который поступают данные, это ещё 400 тыс. рублей. Пять компьютеров с программами, каждый из которых обошёлся нам от 100 до 150 тыс. рублей. Кроме того, за обслуживание этих компьютеров мы ежемесячно платим по 40 тыс. рублей. Так что нам совсем не до жиру.

Андрей Меламедов  "Подделка как символ признания"

— Сулейман, вы озвучили оптовые цены вашей продукции. А сколько стоит ваше вино в магазинах?

— От 200 до 350 рублей. Естественно, в Махачкале цены немного ниже, а в Москве немного выше, но в целом картина такая.

— Получается, что львиная доля прибыли в итоге достаётся сетям, производителю же остаются буквально крохи.

— Всё правильно. Прибыль предприятия с одной бутылки составляет от 5 до 10 рублей, так что выжить можно только за счёт увеличения объёма поставок. К счастью, этот показатель у нас постоянно растёт. В прошлом году, к примеру, мы отгрузили в торговую сеть около миллиона бутылок вина, оборот продукции впервые превысил 100 млн рублей. Это пока наш рекорд.

— А сколько вы заплатили налогов?

— 29 миллионов рублей. Это тоже наш собственный «рекорд».

— Вы по-прежнему выплачиваете кредит Россельхозбанку?

— В этом году наконец заплатили последний взнос и сняли с себя этот груз. Решили для себя, что это наш последний кредит, больше в долговую яму лезть не собираемся. Очень трудно ежемесячно вытаскивать из оборота несколько сот тысяч рублей для выплат банку. И обидно, если честно. За эти восемь лет мы не только вернули банку 20 млн рублей, но и заплатили ещё около 24 «процентных» миллионов. А если бы нам не субсидировали часть процентной ставки, сумма была бы в полтора раза выше.

— Зато теперь вздохнёте спокойно и сможете направить эти деньги на развитие. Что у вас в ближайших планах? Будете увеличивать площади своих виноградников?

— Первоначально мы думали о новых посадках, но теперь от этих планов отказались. Сегодня с учётом финансовой ситуации в стране это дело весьма затратное, мы просто не потянем. С другой стороны нам вполне хватает наших 110 гектаров для бесперебойной работы винзавода. На сегодняшний день у нас, к примеру, имеется запас виноматериалов, позволяющий выпустить около 2 млн бутылок вина. Только в бочках из французского дуба у нас хранится более 200 тысяч литров элитного вина, закладки 2011–2015 годов.

Другое дело — работа по увеличению урожайности наших плантаций. Тут огромный нереализованный потенциал. Французская лоза в идеале может давать по 250 центнеров винограда с гектара. Мы же в этом году собрали с каждого гектара примерно по 55 центнеров. Всему виной слишком жаркое лето и малое количество осадков.

— Насколько я помню, французы, поставлявшие вам саженцы для посадок, уверяли вас, что этот виноград поливать не надо. Даже при малом количестве дождей лоза, корни которой проникают в почву на глубину более 10 метров, способна самостоятельно добывать влагу из почвы.

— В Европе этот виноград и не поливают — незачем. Но там в год в среднем выпадает примерно 500 мм осадков, тогда как у нас в этом году было всего 120 мм. Чувствуете разницу? Поэтому мы с Магди решили организовать на наших виноградниках капельное орошение. Радует, что нам пообещал всемерную помощь в этом вопросе директор ФГБУ «Минмелиоводхоз» Залкип Курбанов. Так что начало положено. В дальнейшем планируем заключить договор с одной из известных израильских фирм. Дело, конечно, затратное, сегодня организация капельного орошения на одном гектаре обходится примерно в $2200. Таким образом, нам на наши 100 га необходимо примерно 15 млн рублей.

Сразу найти эти средства нереально, будем вкладываться по частям, по мере возможностей. С учётом того, что мы, наконец, расплатились с банком, возможностей у нас, уверен, будет больше. Тем более что в винзавод сегодня вкладываться уже не надо, существующих мощностей вполне хватает. Обратили внимание, что в цехе розлива рядом с первой линией появилась вторая?

Андрей Меламедов  "Подделка как символ признания"

— Обратил, конечно. Тоже французская?

— Итальянская, её производительность в три раза выше, чем у первой — 6 тысяч бутылок в час. Этого вполне хватает при наших объёмах продаж. Так что теперь вкладываться будем в основном в виноградники. Собственно, мы этим занимались и раньше, теперь же это станет нашим приоритетом. Будем пытаться потихоньку выйти на европейский уровень в работе с лозой. Кое-что в этом плане уже сделано. К примеру, мы закупили во Франции «умный» культиватор для вспашки междурядий и межкустовой обработки. Этой осенью мы его испытаем, ну а весной уже будем использовать максимально активно.

Кроме того, закупили несколько комплектов для автоматической обрезки и подвязки лозы. Это что-то вроде небольшого пистолета, подключенного к аккумулятору, висящему на поясе работника. Прикоснулся «стволом» к нужной точке, нажал на кнопку, и всё — лоза привязана к проволоке тонкой полоской пластика. Заменил насадку — и у тебя в руках чудо-ножницы, в несколько раз ускоряющие обрезку. За день один работник способен подвязать виноград на 3 гектарах. Для сравнения: вручную лучшие виноградари могут подвязать примерно 15 рядов винограда, это где-то треть гектара. Так что производительность на этих операциях у нас вырастет чуть ли не в девять раз. А это позволит нам сохранить немалые деньги, поскольку число работников сократится в три-четыре раза. Экономия будет реальная: сегодня каждому рабочему мы платим около 800 рублей в день.

— Вы по-прежнему бесплатно кормите своих рабочих в заводской столовой, построенной накануне пуска винзавода?

— Да, кормим. Только той первой столовой давно уже нет, в 2011 году её сожгли боевики, «навестившие» наше предприятие в новогоднюю ночь. Тогда же они взорвали один из цехов (с него полностью сорвало крышу) и подорвали ёмкость с виноматериалами. Так что столовая теперь у нас новая, а о том печальном эпизоде напоминают только следы осколков на ёмкостях с виноматериалами.

— «Кристалл—Каспий» сегодня один из самых успешных производителей вина в республике. Ваша продукция хорошо известна на российском рынке. Достаточно заглянуть в интернет, чтобы увидеть сотни восторженных отзывов покупателей. Для меня всё это показатель несомненного успеха проекта, начатого десять лет назад. А что лично вы считаете главными достижениями за все эти годы?

— Я не буду снова говорить об объёмах продаж. Это, безусловно, очень важно, но сейчас я хочу сказать другое. Может, это будет немного не в тему, но вы, уверен, меня поймёте. Смотрите, за последние два года мы пресекли две попытки серьёзных производителей наладить массовый выпуск вина под маркой «Шато Дарго».

Андрей Меламедов  "Подделка как символ признания"

— Если твою продукцию начали подделывать, то это очень хорошая продукция, пользующаяся устойчивым спросом.

— Именно. Идём дальше. Некоторые производители (названий этих фирм я по целому ряду причин озвучивать не хочу) начали выпускать вина, названия которых совпадают с названиями наших. При этом этикетки этих вин до боли напоминают наши, различия можно обнаружить только при тщательном осмотре.

Если набрать в различных поисковых системах «вина «Шато Дарго»», сразу начинают вылазить «левые» ссылки. Типа «Шато Дарго» — вина Кубани с доставкой». По-моему, это признание.

— Безусловно.

— Кроме того, в последние месяцы в республике стали распространяться слухи о нашем скором банкротстве, о том, что предприятие находится на грани закрытия. Заметьте, всё это происходит на фоне роста продаж. Для меня лично это — замечательный маркер. Если тебе завидуют, если ты кому-то мешаешь, если, наконец, твою продукцию начинают подделывать, ты на правильном пути. Надо просто идти дальше, не обращая внимания на всевозможные слухи. Делать своё дело. Чем мы с Магди и занимаемся каждый день.

 


Оценить статью

Метки к статье: Меламедов, Кристалл-Каспий, Сергокалинский район, Виноделие Дагестана, Магди Багомаев, Сулейман Сулейманов

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^