» » Тамерлан Магомедов "Кадры решают. Все?"
Информация к новости
  • Просмотров: 90
  • Добавлено: 12-11-2017, 23:00
12-11-2017, 23:00

Тамерлан Магомедов "Кадры решают. Все?"

Категория: Общество, Политика

Кадры решают. Все?

В редакции попросили написать текст о том, какие проблемы особенно остро сегодня стоят в Дагестане и какие меры по их решению нужно будет предпринять новому руководителю республики, чтобы реализовать поставленные ему президентом страны задачи. Проблем, безусловно, по-прежнему много, однако шилом в мозг колет вопрос: а какие из них действительно необходимо решать в текущих реалиях? Размышления об этом приводят к переосмыслению новейшей истории Дагестана, а заодно и цели внешней и внутренней политики России.

Исторический экскурс

Отставку главы республики минувший месяц обсуждали все. От таксистов до журналистов. Ваш покорный слуга и сам выдал несколько аналитических текстов, пытаясь понять как причины отставки Рамазана Абдулатипова, так и возможную мотивацию Владимира Путина при определении будущего республики. Принято ведь считать, что все глобальные решения в стране принимаются лично президентом и повлиять на их принятие никто не в силах.

Однако нас всех опять обманули, как и наши ожидания. Ровно так же, как и четыре года назад, когда судьбу республики вдруг доверили Рамазану Абдулатипову. В этой связи, считаю, что рассуждать о судьбе республики на ближайшие шесть лет необходимо, возвращаясь к 26 июля 1994 года, когда в республике был создан уникальный орган коллективной государственной власти под названием Государственный совет.

Отбросив славословия тех лет о важности создания такого института власти, в котором были представлены основные народности Дагестана, базисом для размышлений о судьбе республики должно стать признание основополагающим догматом следующее. А именно — создание Госсовета в Дагестане стало унизительной уступкой федерального центра местным этническим организованным преступным сообществам, которые единственно и были подлинной силой в республике тех лет.

Парадоксально, но именно жесточайшее противоборство региональных мафиозных группировок послужило основой для возникновения уникальной (пускай и не суверенной) местной демократии. Когда, опираясь собственно на противоборство со своими оппонентами, Магомедали Магомедов год за годом добивался от Москвы обреченного согласия продлить его полномочия. Воспринимаясь в те годы в Кремле, а возможно, и являясь по факту наименьшим злом, Магомедов прекрасно улавливал конъюнктуру, не пытаясь изменить криминальную ситуацию в Дагестане, но порой даже опосредованно способствуя ее нагнетанию.

Именно оппоненты Магомедова, предпринимавшие отчаянные попытки его свержения, и убеждали Кремль в том, что сложившуюся в Дагестане политическую систему пока рано менять, в своём роде послужив теми исполинскими слонами, которые двенадцать лет удерживали Магомедова у власти. И тем наглядней резкое изменение политической ситуации на Северном Кавказе и, в частности в Дагестане, после победы центра над экстремизмом. Удачно разыграв силовой сценарий в Чечне, Москва смогла воочию убедиться, что считаться с кем-либо на Кавказе больше нет никакой необходимости.

Правда, внедрять в жизнь новые тезисы в Москве не спешили, решив действовать подчёркнуто дипломатично. Результатом такой дипломатии Кремля и дагестанских мафиозных кланов стал приход к власти первого президента Дагестана Муху Алиева, который смотрелся нейтральной фигурой на общем фоне пассионарных «национальных лидеров». Очевидно, что это и был первый эпизод «ловкости рук» со стороны самого федерального центра. Введён в заблуждение оказался и сам Муху Алиев, ошибочно увлекшийся мессианством на ниве борьбы с «дедовщиной».

Очевидно, Алиев не осознавал, что при формировании своих решений политики не оперируют такими абстрактными категориями, как «справедливость» и «правда». Предоставив введённому в заблуждение Алиеву возможность всласть побороться с былыми обидами, Москва тем временем вовлекла в свой политический проект по зачистке республики уже и дагестанцев в самой Москве, которые увлечённо занялись отстранением от власти самого Алиева.

Удивительно, но придя к власти благодаря разыгранному в Москве компромиссу большинства дагестанских мафиозных группировок, Магомедсалам Магомедов сумел достаточно успешно этот компромисс оседлать. Не предприняв ничего для разгрома мафиозных структур (хотя бы из мести), но попытавшись, как и отец, опереться на их противоборство, Магомедов-младший, видимо, этим и вызвал гнев в Москве, где от него наверняка ожидали иной последовательности действий. Правда, политика в нём при этом, очевидно, заметили, дозволив влиться в свои ряды.

Рамазан Абдулатипов, в отличие от Магомедова, ожидания выдвинувшего его центра оправдал, с первых дней (как и Муху Алиев) включившись в борьбу, которая в этот раз получила название «борьба с рабством». Однако запущенный с его приходом процесс уничтожения в республике кланов, в конечном итоге споткнулся об его собственное окружение. Хотя до самого конца сентября казалось, что глава республики сумел вновь убедить центр в собственной необходимости и, возможно, даже сможет претендовать на второй срок, Москва вновь обыграла всех как с продлением полномочий Абдулатипова, так и с кандидатурами его возможных преемников.

Отставка Абдулатипова ещё раз подчеркнула, что чиновники всех рангов сегодня превращаются в номинальные фигуры. Центр больше не заинтересован в появлении очередных тяжеловесов. А главной причиной неожиданной отставки, наверное, можно назвать то, что Абдулатипов всё заметнее таковым становился. Именно это обстоятельство и можно выделить в качестве главного фактора, который сегодня может привести к отставке (а может, и более серьёзным последствиям) абсолютно любого российского чиновника.

 

Что же делать?

Решение Владимира Путина отправить в Дагестан Владимира Васильева было в некотором роде предсказано отдельными экспертами, которые высказывались о том, что задержка в назначении нового руководителя региона сделана намеренно для того, чтобы успели проявить себя все заинтересованные политические (или мафиозные) силы. Во многом так и случилось, однако, говоря о причинах задержки, никто не сказал о возможных последствиях. Ведь назначением Васильева центр показал готовность к открытой (ранее многое приписывалось Абдулатипову) зачистке республики.

Соответственно, стоит полагать, что в ближайшее время могут лишиться своих должностей, влияния (а возможно, и свободы) всё ещё уцелевшие лидеры этнических криминальных групп. Вероятно, что уже не помогут ни имевшиеся в прошлом заслуги, ни аргументы о необходимости сохранения статуса отдельных личностей, способных выступать в качестве рычагов противодействия в сложных политических ситуациях. Однако вряд ли это будет болезненно, ведь сегодня уже подобные «лидеры» понимают бесполезность и опасность попыток противодействия.

Складывается впечатление, что Дагестан стал на Северном Кавказе чем-то вроде опытного полигона, где центр апробировал технологии по бесшумной зачистке криминального поля. Вероятно, что вслед за уничтожением местных криминальных «элит» мы все станем свидетелями поэтапной зачистки бюрократического аппарата, который возглавят назначенцы из Москвы и других регионов России. Естественно, следом начнётся обновление и чиновников низового уровня. И здесь республика неумолимо столкнётся с необходимостью омоложения кадров. Так как квалифицированных специалистов среди ныне работающих чиновников практически нет, их нужно будет быстро выращивать.

Увы, ждать кардинального прорыва не приходится, ведь проповедуемая сегодня в Кремле технократия не отрицает коррупцию как таковую, но даже создаёт для её появления совершенно новые, неожиданные основы. Ярким примером тому служит широко разрекламированный иннополис Сколково, который окружает целый шлейф коррупционных скандалов, — словно в подтверждение старой поговорки, талантливые люди оказались талантливы во всём. Другое дело, что уровень коррупции в Дагестане, возможно, наконец, перестанет кратно превышать общероссийский, о чём открыто говорят отдельные журналисты и эксперты.

Надо понимать, что нашей страной сегодня управляют не утописты-мечтатели, а вполне сознательные люди, которые понимают реальное положение дел. Поэтому предполагаю, что перед новым руководителем республики сегодня не стоит задача свершить чудо. Ему поручено привести республику в божеский вид. А для этого достаточно, чтобы законы Российской Федерации начали исполняться на территории республики хотя бы на две трети. И чтобы откаты с бюджетных средств не превышали одной трети. Даже такой баланс позволит республике сегодня сделать качественный рывок во всех сферах и отраслях. И не столь важно, будут ли это новые мегапроекты типа Каспийского завода листового стекла и Дагагрокомплекса, либо бум предпринимательской активности мелких фермеров и предпринимателей. Главное, чтобы были выстроены понятные и приемлемые правила игры, когда реальное производство становится рентабельно.

Главной целью руководителя республики сегодня бесспорно должен стать подъём реального производства. И неважно, будет ли это неожиданный проект по выращиванию авокадо в Ногайских степях или современная система логистики для реализации всеми нами любимой левашинской капусты. Китайцы озолотились на шитье поддельных тапочек, американцы в Силиконовой долине наживает миллиарды на торговле идеями. Как показывает практика, любая модель развития может быть эффективна. Главное, чтобы проекты ложились на благодатную почву, были реально (а не по телевидению) поддержаны чиновниками, и не сталкивались с непосильными откатами. Для реализации этой задачи не требуется изобретать велосипед, что, однако, не исключает и создания новой экономической концепции.

Увы, но весь комплекс приоритетных проектов республики, которым руководствовалась республика последние четыре года, ориентирован вовсе не на это. Чиновникам были поставлены задачи лишь по повышению уровня собираемости налоговых сборов, реальные последствия которого для производства, боюсь, никто и не пытался оценить. Смею предположить, что пытаться в четыре руки подоить издыхающую корову — не самый правильный способ повысить надои. Другое дело — создать условия, когда тучные в будущем коровы сами, без понуканий, пойдут на дойку. Вот только для дагестанского бюрократического аппарата это абсолютно новая задача, которая вновь отсылает к необходимости качественного перелома в кадрах.

«Кадры решают всё», — обнадёжил соратников в 1935 году Иосиф Виссарионович, который ещё в 1934 году провёл первый этап зачистки чиновников. Схожим образом выразился в своей первой речи в качестве врио главы республики и Владимир Васильев, сказав дагестанским чиновникам, что в работе будет опираться на них. Для понимающих людей эти слова должны были бы стать сигналом, что пора продавать всю движимость-недвижимость и переезжать в более тёплые места.


Оценить статью

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^