» » Влада Бесараб "Время кумуза"
Информация к новости
  • Просмотров: 63
  • Добавлено: 11-12-2017, 17:25
11-12-2017, 17:25

Влада Бесараб "Время кумуза"

Категория: Общество, Культура, Интервью


Время кумуза

Я совсем не любитель народной музыки. Понимаю, конечно, что это основа всей современной музыкальной культуры, поэтому её надо изучать, сохранять и популяризировать. Но сама не увлекаюсь. А недавно позвонили из филармонии: «У нас новый солист появился, прекрасный гитарист и кумузист-виртуоз. Тебе нужно написать. Его инструмент звучит, как оркестр!». Полезла в интернет, нашла, послушала: действительно — как оркестр. Нужно писать. 
Влада Бесараб  "Время кумуза"
Башир Багавдинов такому вниманию удивился, но на встречу пришёл. Мы разговаривали в его кабинете в махачкалинской школе искусств № 5, где он ведёт и класс гитары, и класс кумуза. Оба инструмента тут же, на полках, поэтому во время разговора музыкант периодически берёт их в руки. Получилось замечательно: вроде и интервью, а вроде как мини-концерт. А заодно будто и в мастерской побывала — Башир изменил саму конструкцию агач-кумуза и продолжает его совершенствовать. Показал чертежи, и на нескольких инструментах — как меняется звучание «до» и «после». Но начали мы разговор не с этого, а с воспоминаний:
— Я из села Советское Бабаюртовского района, семеро детей в семье, я — второй. Старший брат Рустам — скульптор, член Союза художников. Мы все рисовали, занимались музыкой, это у нас от отца. Он окончил культпросветучилище, был директором дома культуры в селе. Точнее, он был там и художником, и музыкантом, открыл первую художественную мастерскую в районе. Лозунги, транспаранты, красные уголки — вся наглядная агитация в районе была на нём. Мы выросли среди красок, картона, фанеры, кистей. Помогали, конечно, нам нравилось. У матери специального образования не было, но она обладала прекрасным художественным вкусом, интуитивно чувствовала, например, какой цвет лучше использовать, и часто подсказывала отцу. И народные аварские мелодии я впервые услышал от матери, она прекрасно пела, хотя на сцене не выступала. Мама и отец — удивительные люди, удивительная пара: больше 50 лет вместе, у них даже день рождения в один день — 15 июня! Вообще, в журнал лучше о родителях написать, а не обо мне.

— Так мы и напишем. Как зовут ваших родителей?

— Абдулпатах Дациевич и Иманат Багаудиновна.

— Абдулпатах Дациевич и Иманат Багаудиновна, редакция нашего журнала поздравляет вас с золотой свадьбой и желает всего самого наилучшего!

— Отец умел всё; кирпич класть, с деревом работать, окна стеклить — никакой работы не боялся, и нас этому учил. Ну как учил… Мы просто видели, как он трудится каждый день, как помогает всем абсолютно бескорыстно. Поскольку отец был директором ДК, а тётя Патимат там же работала художественным руководителем, то все музыканты, артисты, которые приезжали в район, — а тогда артисты филармонии, Гостелерадио постоянно ездили с гастролями по сёлам, — приходили к нам домой. Родители были очень гостеприимными, щедрыми: я помню, как открывали двери между комнатами, и столы ставили такие дли-инные из одной комнаты в другую. Кто-то из соседей однажды это увидел и удивился: «Ва-а, Абдулпатах, я подумал, что ты сына женишь!». Это были не просто застолья, а целые концерты! И дагестанские песни пели, и русские народные, и романсы. Но я не могу сказать, что прямо мечтал профессионально заниматься музыкой, хотя играл на разных инструментах с детства. Это было как-то само собой разумеющееся. Стихи дома тоже часто звучали. Мой дядя — Магомед Гусейнович, очень любил поэзию, особенно Омара Хайяма и Есенина, которого практически всего знал наизусть. Его любовь к Есенину передалась мне. Я всегда мечтал побывать на родине поэта и в прошлом году эта мечта осуществилась! Но это, наверное, не надо рассказывать?

— Наоборот, очень надо!

— Просто я такой человек, если увлекаюсь чем-то, то мне нужно глубже всё изучить, до сути докопаться. В прошлом году я участвовал во Всероссийском фестивале-конкурсе музыкального творчества МВД России «Щит и лира», который проходил в Рязани. Чуть ли не сразу по приезду, я попросил водителя отвезти меня в Константиново. Там такие места! Сразу про Есенина всё понятно, почему его стихи именно такие. Там нельзя не стать поэтом.

— И всё-таки вы выбрали профессию музыканта? Отец подсказал?

— За два года до окончания школы отец принёс мне самоучитель игры на баяне, я его освоил и поступил на музыкальный факультет педуниверситета.

— А как из баяниста вы превратились в гитариста? И, главное, когда в вашей жизни появился агач-кумуз?!

— К тому, чем сейчас занимаюсь, я пришёл поздно — уже после 40 лет. Зато это случилось именно тогда, когда я мог понять, что это действительно моё. Раньше мои интересы постоянно менялись. Гитара меня увлекла ещё в институте: я нашёл сборник упражнений, сам занимался и освоил классику. Тогда же увлёкся рок-музыкой, играл в институтской группе на электрогитаре, а в оркестре народных инструментов — на кумузе. Мне было интересно всё! В 1987 году я окончил институт и по направлению приехал в район, работал худруком в ДК Бабаюрта и преподавателем музыки в Туршунае. Неплохую по тем временам аппаратуру через сельсовет для ДК приобрели, я свой ансамбль собрал. Но мне там было тесно. Хотелось в Махачкалу, но я понимал, что, не имея своего жилья, в столице будет трудно. У тестя дом пустовал в Буйнакске, и мы с женой, подумав, переехали туда. Она у меня тоже выпускница музыкального факультета, сейчас преподаёт вокал в школе искусств № 6. А в те годы Буйнакск был довольно продвинутым городом в плане музыки: определённый круг общения, можно было достать записи. Я активно изучал самую разную музыку: купил проигрыватель и магнитофон, постоянно что-то слушал, перезаписывал. А ещё организовал свою группу — «Синтез», мы даже дали два концерта. Тогда электронная музыка как раз входила в моду.

— А на свадьбах играли? С вашим-то умением играть на всём, можно было хорошие деньги зарабатывать!

— Никогда не любил и не люблю играть на свадьбах. Мне не нравится такая музыка, я шёл туда, как на испытание. В тот период я «болел» гитарой. Ричи Блэкмор, Карлос Сантана — это были мои кумиры. И ещё Ингви Мальмстин — это шведско-американский гитарист-виртуоз, мультиинструменталист и композитор. У него потрясающий стиль. Его «Трилогию» (альбом 1986 г. — Ред.) я один к одному «снял» с пластинки.

— «Снял» — это воспроизвёл по слуху?
Влада Бесараб  "Время кумуза"
— Да-да, на слух. Тогда же я почувствовал, что сам должен сочинять. Мне хотелось, чтоб это была музыка, сочетающая самое лучшее из разных направлений и стилей.

— Вы сочиняете «в голове» или непосредственно «на инструменте»?

— Хороший вопрос! Я сочиняю «в голове» и записываю, хотя бы примерно, ноты, а потом уже на инструменте проверяю. Нужно уметь слышать музыку внутри себя.

— В 1990 г. в Махачкалу с концертами приезжал Ян Гилан — бывший солист легендарной группы «Deep Purple», вы были на его выступлении?

— Конечно, был! Звёзды такого уровня к нам никогда не приезжали, это нельзя было пропустить. Хотя, если честно, я предпочёл бы услышать Ричи Блэкмора — гитариста «Deep Purple». (Улыбается). Кстати, Мальмстин как раз в 1990 году выступал с Яном Гиланом, но, к сожалению, в Стокгольме, а не в Махачкале.

— 90е годы были трудным временем, но многие музыканты и художники сегодня вспоминают о нём с ностальгией, потому что тогда была полная творческая свобода. Вы скучаете по тому времени?

— Не скучаю, это точно. Я бы сказал, что это было дурное время, последствия которого мы до сих пор не преодолели. Что касается творческой свободы… Я и тогда сочинял то, что я хочу, и сейчас делаю то же. Но сейчас у меня есть домашняя студия, есть интернет и можно найти любую литературу или запись.

— Сейчас не нужно ждать чуда, когда звезда мирового уровня приедет в Махачкалу с концертом. Можно самому полететь в любую точку мира, чтобы послушать хоть Сантану, хоть Мальмстина.

— И это тоже много значит! Но, с другой стороны, что в 90е, что сегодня — музыка, искусство, духовность мало кому нужны. К кому я только не обращался — от новых дагестанских бизнесменов до чиновников! Просил помочь мне со студией, пытался объяснить, что я могу внести что-то новое в нашу культуру. Молодой был, наивный… Ничего не получалось. Я тогда разочаровался сильно и ушёл в себя. Из Буйнакска мы переехали в Дубки — жена у меня оттуда; я сначала преподавал гитару, а потом оставил и это, играл на аккордеоне — аккомпанировал местному хореографическому ансамблю; жена преподавала, детей растили. В Дубках уникальная обстановка, это такое изолированное от мира, очень уединённое место, красивейшая природа, которая вдохновляет. Я много сочинял, жаль, не всё записывал. Сейчас пытаюсь восстановить. В 1997 году Жан-Мишель Жарр давал концерт в Москве на Воробьёвых горах. Я специально приехал к родственнику в Махачкалу, у него был «НТВплюс», и я надеялся, что концерт покажут на музыкальном канале. К сожалению, показали лишь небольшой фрагмент в новостном сюжете. Но для меня тогда даже это было подарком. Я знал, что могу писать такую музыку, и исполнять её тоже могу. Но, увы. Это было так обидно… Хотелось оставить музыку навсегда. Квартиру в Дубках мы продали, уехали в село, я купил у одноклассника дом, машину тоже купил, но потом продал, чтобы приобрести домашнюю студию.

— То есть с музыкой вы решили покончить, но студию всё-таки купили!

— Точно. (Смеётся). Я думал заняться строительством или сельским хозяйством. Даже что-то попытался начать, но отец сказал: «Занимайся тем, чему учился».

— Наверное, будь на месте Абдулпатаха Дациевича кто-то другой, сказал бы: «Наконец-то сын бросил свои глупости и нормальные деньги делать будет!».

— Да, он понимает, как много музыка для меня значит. Меня уговорили преподавать в школе искусств хотя бы временно, потому что педагогов не хватало. Я вёл класс гитары. Гитара, по моим наблюдениям, самый популярный инструмент — что в городе, что в селе. Тогда как раз появился интернет, поэтому вечерами я бродил по разным музыкальным сайтам. Однажды наткнулся на фламенко. Увлёкся страшно! Стал читать, узнал, что у него арабские и цыганские корни. Вообще, именно во фламенко, как мне кажется, вся европейская, американская музыка и восток в миниатюре. Фламенко — народная музыка, поэтому она так близка мне. Восточные интонации фламенко во многом схожи с нашими национальными мелодиями. Это и натолкнуло меня на мысль интерпретировать их и трансформировать агач-кумуз для их исполнения. Если у Мальмстина неоклассик-рок, у Пако де Люсия — нуэво фламенко (nuevo flamenco), у Пьяцоллы — танго нуэво (tango nuevo), то у меня, получается, нуэво лезгинка! Фламенко — это импровизация, там можно всё!

— У вас замечательно получается играть фламенко и не только, выступали бы как гитарист, зачем вам понадобился агач-кумуз?

— Как бы я ни старался, лучше, чем испанцы, я на гитаре не сыграю. И никто не сыграет. Потому что у них это в крови. А кумуз для нас, дагестанцев, как гитара для испанцев — родное, понимаешь? У каждого инструмента есть своё место и своё время.

— По-вашему, сейчас в Дагестане время кумуза, хм… Получается, что вы пришли к народной дагестанской музыке через классику, рок и электронную музыку. Вы переделали кумуз для своих выступлений. Чем вас не устраивал обычный вариант?
Влада Бесараб  "Время кумуза"
— Я и гитары переделываю, как это делают гитаристы, исполняющие фламенко, это даёт больше возможностей (берёт в руки инструмент, показывает — пытаюсь понять). Тот кумуз, который большинство музыкантов использует сейчас, это не народный, а оркестровый инструмент. Как бы тебе объяснить… Он рассчитан на то, что будет звучать вместе с другими. Не соло. На нём играют медиатором, как правило.

— Кстати, да! Не раз замечала, когда видела по телевидению выступления оркестров народных инструментов, что на той же домбре и даже гуслях играют медиатором.

— У классического агач-кумуза третья и четвёртая струны расположены тесно. Я их раздвинул, что позволило извлекать оттенки аккордов. Звук стал богаче, насыщенней… Внешне такой кумуз тоже более широкий, глубокий.

— В республике есть мастера, делающие кумузы, или это почти утерянное ремесло? Какое качество у этих инструментов?

— Мастера есть. Качество разное, конечно, но при желании найти неплохой инструмент можно. А это очень важно, если ребёнок занимается музыкой, сразу играть на хорошем инструменте. Кстати, кумуз в этом отношении ещё и дешёвый — это же не рояль.

— Вы педагог с большим стажем, работали и в селе, и в городе, как вы думаете, почему народная музыка, народные инструменты в Дагестане так непопулярны? Это при том, что у нас огромное количество так называемых «национальных» исполнителей.

— Потому что мало кто знает настоящую народную музыку, возможности народных инструментов.

— А они — безграничны?

— Да, они почти безграничны. Тот же агач-кумуз — инструмент самодостаточный, колоритный, его надо пропагандировать. Я в этом вижу свою миссию, если можно так сказать.

— Вы написали самоучитель игры на агач-кумузе. В чём его особенность? Почему — самоучитель, а не учебник или методические рекомендации для учителя?

— Я его ещё не дописал, но в целом он готов, вот, смотри (достаёт из шкафа толстую тетрадь в клетку формата А4). Вообще, учебников по игре на агач-кумузе нет, точнее, возможно, и были когда-то, но мне не попадались. Есть хрестоматия Шамасова и Асельдерова, которой пользуются во всех музыкальных школах республики. Но хрестоматия опять-таки для оркестровых инструментов, а собственно для народного строя литературы нет.

— Так почему всё-таки самоучитель, а не учебник? Вы ведь сами себе усложнили задачу.

— Я подумал, а вдруг где-то в ауле мальчик захочет научиться играть, а педагогов нет, тогда самоучитель — именно то, что нужно. Я сам был таким мальчиком. Поэтому старался писать максимально просто и понятно, но при этом интересно. Там есть и рекомендации для педагогов. Я очень надеюсь, что мне удастся издать эту книгу, она действительно очень нужна Дагестану сегодня.

 «Башир Багавдинов абсолютно преображает музыку, которую исполняет, пропускает через себя тему, добавляет голоса, меняет гармонию. Произведение приобретает новые краски, оттенки, и в самом исполнении личное отношение автора очень ощущается», — это художественный руководитель Дагестанской филармонии, музыковед Ирина Нахтигаль так о вас пишет. Теперь я понимаю, что она имеет в виду. В прошлом году вы, как солист Даггосфилармонии, выступали в Рахманиновском зале Московской консерватории. Расскажите об этом.

— Играть в таком зале — большая честь для каждого музыканта. А для меня это выступление было особенным ещё и потому, что это был день моего 50летия. Я сыграл на агач-кумузе свои сочинения «Дагестаночка» и «Сердце благородного джигита», и обработку знаменитой песни «По горным дорогам» Сергея Агабабова. Акустика потрясающая, микрофоны не нужны. Публика принимала очень тепло.

— Что вам больше нравится: преподавать или выступать?

— Сейчас хочется больше выступать, у меня накопилось достаточно материала, есть, что показать публике, чем её удивить.

— А публику надо удивлять?

— Думаю, да, зрители должны выходить с концерта, открыв для себя что-то новое, получив некий духовный опыт. Я много экспериментирую с народными мелодиями, обрабатываю их, обогащаю, заставляя звучать ярче, современней; приятно слышать, когда зрители говорят, что никогда не думали, что на кумузе можно исполнять такую сложную музыку. А она не сложная, она эмоционально насыщенная, гармонически построенная.


Оценить статью

Метки к статье: Влада Бесараб, Кумуз, Башир Багавдинов, Музыка Дагестана, Культура Дагестана

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^