» » ПИК ИНФЛЯЦИИ БУДЕТ ЛЕТОМ
Информация к новости
  • Просмотров: 1043
  • Добавлено: 4-03-2015, 18:53
4-03-2015, 18:53

ПИК ИНФЛЯЦИИ БУДЕТ ЛЕТОМ

Категория: Экономика, № 2 февраль 2015

ПИК ИНФЛЯЦИИ БУДЕТ ЛЕТОМЕщё год назад мы даже представить не могли, в какой ситуации окажется Россия. В этой статье речь пойдет исключительно о дагестанском бюджете. Что будет с экономикой самого бедного региона России в условиях галопирующей инфляции, падения цен на нефть, санкций? Уменьшится или увеличится помощь федерального центра в такой ситуации, вырастут ли собственные доходы республики, – обо всем этом мы решили узнать у Назима Апаева. Назим Мирзаханович 16 лет возглавлял Федеральную налоговую службу по РД. В 2011 был избран депутатом Народного Собрания РД, председателем Комитета по бюджету, финансам и налогам. Так что о дагестанском бюджете он знает всё.
 
– Бюджет 2015 года уменьшился на 2,5 миллиарда рублей. С чем это связано? Уменьшились трансферты из Москвы или собственные доходы?
– Более 70% дагестанского бюджета составляют трансферты из федерального бюджета. В условиях кризиса российской экономики федеральную помощь нам срезали. На эти 2,5 миллиарда – с 6,5 до 4 миллиардов рублей уменьшена инвестиционная программа. Но низкие цифры бюджета – это наша страховка. Обычно по результатам года бюджет увеличивается на 15-20%. Федеральный центр дает дополнительные дотации, субсидии. Например, за последние два года было построено 27 детсадов. Их изначально в бюджете не было, но в ходе исполнения бюджета средства на них получили, почти два миллиарда вне бюджета получили на строительство перинатального центра в Махачкале, в этом году на его завершение запланирован 1 миллиард 200 миллионов рублей.
Что будет в следующем году, не знаю. Министр финансов Силуанов потребовал сократить все региональные бюджеты на 10%, но вчера Президент России пообещал выделить регионам 320 миллиардов из Фонда национального благосостояния. Поэтому я надеюсь, что в итоге бюджет будет больше.
– Вы сказали, что инвестиционная программа срезана на 2,5 миллиарда. Какие именно госпрограммы и соцобъекты попадут под сокращение? И по какому принципу выбираются финансируемые объекты?
– В этом году в инвестиционную программу попали только 11 муниципалитетов – денег не хватает. Новых зданий не будет, только завершение старых – это принципиальная позиция. Лично я, как депутат от Дербента три года просил о строительстве 15-й школы, которая сгорела шесть лет назад, но на неё давали копейки. В этом году полпред СКФО Сергей Меликов поставил этот вопрос перед руководством Дагестана, и наконец будет выделено 130 миллионов на завершение этой школы. 10 миллионов дадут на Самурскую школу. Почти на миллиард рублей внесли поправки в Инвестиционную программу депутаты Народного Собрания, выполняя наказы избирателей. 
С субсидиями по линии сельского хозяйства пока не ясно. Обычно выделяются деньги по госпрограммам на условиях софинансирования. Мы участвуем во всех возможных программах. Но если нет сигнала из федерального центра, мы ничего планировать не можем. Все республиканские программы, к сожалению, закрыты из-за недостатка финансирования. 
– Дагестан и так был на последних позициях в России по уровню жизни, по зарплате бюджетников. Сейчас, когда бюджет уменьшился, а инфляция огромная, станут ли дагестанцы еще беднее?
– Официально в России инфляция за 2014 год составила 11,4%, но, когда идешь в магазин, видишь, что реально цены выросли раза в полтора. Судя по всему, пик инфляции будет летом. Согласно майским указам Президента РФ, работники бюджетных учреждений должны получать зарплату не ниже средней по региону. В дагестанском бюджете запланированы средства на это. Мы в 2014-м сократили инвестиционную составляющую бюджета республики на 4 миллиарда, но при этом увеличили статью на зарплату бюджетникам на 2,2 миллиарда, пришлось даже взять 3-миллиардный кредит Сбербанка на эту статью. 
– В таких условиях особенно важны собственные доходы бюджета. Почему не выполнены, по-Вашему, налоговые назначения прошлого года? И есть ли шанс их выполнить в этом году? 
– Я не считаю налоговые назначения завышенными, но есть объективные причины, которые влияют на выполнение. Есть указ Президента России о запрещении устанавливать налоговикам задание. Потому что, если с налоговиков будут жестко требовать его выполнения, они начнут «душить» предпринимателей. А мы, наоборот, должны помогать бизнесменам и предприятиям, чтобы они свои средства направляли на расширение бизнеса. Лейтмотивом недавнего совещания Владимира Путина с главами регионов было установление налоговых каникул малому и среднему бизнесу, чтобы их не трогали в течение двух-трех лет. Государству выгоднее потерять в налогах, чем содержать армию безработных.
Когда мы составляем проект бюджета, мы всё анализируем, но в реальности может сложиться совсем по-другому. По прошлому году есть три крупных источника невыполнения объемов собственных доходов республики. Налог на прибыль хронически не выполняется из-за федерального закона о консолидированных группах налогоплательщиков. Федеральный центр замкнул на себя всех крупных налогоплательщиков. В Дагестане такие богатые структуры, как РусГидро или Газпром, платят деньги в федеральный бюджет, в республике же остаются только копейки, хотя доходы они извлекают в нашей республике.
Вторая причина – акцизы на ГСМ. Они начисляются по сложной схеме, и их объем определяет Минфин России. Дагестанские налоговики никак на это повлиять не могут. И третья причина – в бюджет прошлого года была заложена продажа газовых сетей Газпрому, но продать не смогли из-за проблем с документацией. Вот поэтому наши доходы и оказались меньше, чем было заложено в бюджете.
Но рассчитывать что-то трудно. Мы, когда составляем бюджет, надеемся, что будет хорошая конъюнктура, экономика будет развиваться, а в итоге все оказывается не так. В прошлом году получили 25 миллионов рублей – арендную плату за 700 тысяч га отгонных земель. С 1 января 2015 года кадастровая стоимость земли поселений увеличилась в 2-5 раз, а ставка налога увеличилась только на 40%, потому что на это нужно время, должны подготовиться и госструктуры, и налогоплательщики. Любой налоговый законопроект вступает в силу только со следующего года. Это правильно для экономики. Особенно, когда экономическая ситуация ухудшается, а налоги растут. Хотя, может, для государства это не очень выгодно. Я считаю, что собственник свои деньги будет расходовать намного эффективней, чем государство через бюджет. Сейчас Президент Путин выдвинул тезис, что неэффективное расходование бюджетных средств приравнивается к преступлению. Он приводит примеры, почему та же дорога в соседних областях с одинаковым рельефом и климатом может различаться по стоимости в пять раз. Потому что высока коррупционная составляющая, много воруют.
Вот в Дагестане та же ситуация. Мы строим в горных районах школы, ФАПы по числу прописанных там людей, а реального населения там все меньше – все, особенно молодежь, переезжают в города. Но при этом в горном ауле строят типовую трехэтажную школу, а детей в ней почти нет. Поэтому надо провести реальную инвентаризацию, насколько велика потребность в новых социальных объектах в горных районах. Например, построили мост за 300 миллионов рублей в село Самур Магарамкентского района, которое находится на отшибе. Они и не просили – там был маленький мост, который можно было просто отремонтировать. Зачем? Вот это и есть неэффективное использование. Да просто выгодно строить так, чтобы воровать. А множество необходимых людям объектов не строится.
– Приоритетный проект «обеление экономики» не обеспечил задачу повышения уровня налогообложения ВРП до планки СКФО, в 2015 году уровень налогообложения ВРП в бюджете заложен еще в меньших размерах. Означает ли это, что исполнители приоритетного проекта не справились с поставленными задачами?
– Работа, которая проводится в рамках данного проекта, необходима. Но эффект будет не сразу. Сейчас занимаются, допустим, постановкой на учет объектов недвижимости. В Махачкале 30 тысяч частных домов не поставлены на учет, куча торговых и производственных помещений. А хозяева не спешат становиться на учет, потому что это потребует значительный расходов – нужно будет платить взятки чиновникам. Чего ради¸ чтобы завтра платить налоги? Ничего в муниципалитетах в этой ситуации не меняется. Сейчас дагестанское министерство экономики установило задание всем муниципалитетам выдавать определенное количество зеленок каждый год. Это нужно делать, но даст эффект только через несколько лет.
– В Послании Главы Дагестана говорится о продолжении курса на ускоренное развитие. Насколько это реально? И смогла ли дагестанская экономика воспользоваться российским курсом на импортозамещение, объявленным из-за западных санкций?
– Это сложно. В первую очередь, это импортозамещение нужно в сельском хозяйстве. Объективно условия для того, чтобы заинтересовать сельхозпроизводителя выращивать продукцию, должны появиться. Наши фрукты и овощи объективно вкуснее привозных, но сейчас плохо с логистикой, нет овощехранилищ, соглашений с торговыми центрами. Сейчас потихоньку АПК возрождается, но реальная отдача будет нескоро. Немного лучше обстоят дела в оборонном комплексе. У КЭМЗа так много оборонных заказов, что они открыли филиал в Каспийске, выкупив несколько цехов пустующего Завода точной механики, заказы получили «Дагдизель» и завод имени Гаджиева.
Наш народ все сможет, главное, чтобы не мешали – если бы еще поменьше было воровства. Человек хочет что-то построить, а с него требуют взятки за разрешение на строительство, на подключение к коммуникациям и т.д. Поэтому многие сбегают из Дагестана и вполне успешно себя реализуют в других регионах и странах. Почему у нас это невозможно? Если у бизнесмена пошел успешный бизнес, все госчиновники хотят сесть на его шею. 
– Как Вы считаете, в Дагестане теневой экономики за последние двадцать лет стало больше или меньше?
– Сколько было, столько и осталось – примерно половина экономики Дагестана, точно подсчитать невозможно. Должно было становиться меньше, но, к сожалению, не становится. Потому что не создаются экономические условия, чтобы предпринимателям было выгодно показывать реальные доходы и зарплату. Мы в свое время добились, чтобы официальная зарплата в частном секторе поднялась с двух до десяти тысяч. А сейчас много ошибочных решений. Когда подняли социальный налог на малый бизнес, 4 тысячи человек в нашей республике за год закрыли свои предприятия. Сейчас начали эти отчисления уменьшать, но восстановить это очень тяжело и долго. С транспортным налогом очень странно. Сейчас у всех одна ставка, а должна быть дифференциация. Владельцы роскошных иномарок должны платить больше, чем, например, таксист, для которого машина – единственный шанс прокормить семью.
Очень плохо то, что инфляция набирает обороты. Инфляция, как сказал ещё Маркс, – это косвенный налог, который бьет, в первую очередь, по бедным. Богатый её почти не почувствует, а бедному придется экономить на продуктах и лекарствах.


Автор: НАИДА ХАСПУЛАТОВА

Оценить статью

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^