Информация к новости
  • Просмотров: 1053
  • Добавлено: 16-04-2015, 17:04
16-04-2015, 17:04

ЗЕРКАЛО ДУШИ

Категория: Интервью, № 3 март 2015

ЗЕРКАЛО ДУШИВсе мы помним старые советские больницы с резким запахом, огромными палатами на десять человек, где никто – ни врачи, ни пациенты, никуда не торопился, в которых люди лежали месяцами, неспешно обследуясь и выпивая по несколько таблеток в день. Это было что-то среднее между социальным приютом и клиникой. Государственные больницы в Дагестане в последние годы меняются к лучшему. Конечно, советская система здравоохранения спасла миллионы жизней. Но с падением «железного занавеса» вдруг обнаружилось, что в передовых странах уже давно лечат совсем по-другому – интенсивно, быстро и эффективно.
Дагестанский центр микрохирургии глаза был первой клиникой нового типа в Дагестане. Это было решение руководства нашей республики с участием гениального офтальмолога – Святослава Федорова, чьи методики возвращения зрения буквально за несколько минут стали суперпопулярны в нашей стране. Возглавить центр он предложил своему ученику, известному дагестанскому офтальмологу, профессору Абдул-Гамиду Алиеву. Что происходит сейчас в медицине вообще и в глазной клинике, в частности, и нужно ли нам меняться и менять методы лечения в офтальмологии, мы и решили обсудить с руководителем этого центра.
– Абдул-Гамид Давудович, чем ваш центр отличается от других клиник? 
– Наше научно-клиническое объединение создано 18 июля 2002 года постановлением правительства Дагестана. У нас объединены клиника, кафедра и система последипломного образования врачей. Это не я придумал, мы действуем по системе Святослава Федорова, которую он внедрил в МНТК «Микрохирургия глаза». Федоров сделал настоящий прорыв в офтальмологии, внедряя самые передовые методы организации офтальмологической помощи и технологий по возвращению зрения.
Место в Каспийске на берегу моря тоже выбрал сам Федоров. Он считал, что человек, который обретает зрение, сразу должен увидеть красоту мира. Сейчас все крупные клиники мира строятся подальше от городских центров – чтобы был свежий воздух и много свободного места. Благодаря Федорову появились филиалы в разных регионах России, клиники высокого класса. Люди уже могут не ездить в столицу. К сожалению, такие харизматичные люди, как Святослав Федоров рождаются раз в сто лет. Правда, в лихие 90-е его планы разрушились, и центр пришлось достраивать нашей республике. 
– Так ваша клиника платная или бесплатная? 
– Мы – госбюджетное учреждение Минздрава Дагестана. Нам ФОМС оплачивает лечение около 2800 пациентов в год, это государственный заказ в соответствии с территориальной программой государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи. А около 2000 пациентов мы приглашаем сверх госзаказа на платной основе. В основном это жители соседних регионов – Чечни, Ингушетии, Ставрополья, Калмыкии. Сложные и потому дорогостоящие виды лечения ФОМС оплатить полностью не в состоянии. В среднем Фонд выделяет на одну операцию около 18 тысяч рублей, а некоторые операции стоят 130-150 тысяч, и пациенту приходится доплачивать. Ни в одной стране, даже в таких странах, как США и Германия, обязательное страхование не покрывает полностью затраты на лечение. Поэтому в развитых странах, наряду с обязательным, есть и добровольное медицинское страхование, и очень развитое частное здравоохранение.
ФОМС в последние годы стал работать более предметно и правильно. Появилась система оценки государственных затрат на каждого пациента. Но отсутствует единая тарифная политика по России. К примеру, средств на самую распространенную операцию по катаракте в Дагестане выделяют намного меньше, чем в Москве. Это неправильно, это близко к дискриминации. Я думаю, что такого скоро не будет. С 2016 года все виды высококвалифицированной медицинской помощи будут оказываться максимально в регионах проживания пациента. Каждый гражданин России сможет лечиться в клиниках по своему выбору. Параллельно планируется повышение уровня лечения в регионах.
Если бы у нас не было внебюджетного приема, мы бы застыли на уровне 2003 года. Нам построили здание, но не выделяют средств на постоянное обновление старого оборудования. В год мы зарабатываем около 25-30 миллионов рублей. Половина уходит на зарплату, половина на оборудование. Один серьезный прибор или аппарат стоят 7-8 миллионов. Дополнительные деньги дают возможность делать ремонт, поддерживать высокий сервис. Средняя зарплата врача у нас выше 40 тысяч – больше, чем в других клиниках Дагестана. Надеюсь, в следующем году будет больше. Конечно, зарплата зависит от сложности и объема проводимых операций. У нас налажена система оценки и экспертизы качества лечения – в зависимости от сложности проводимых операций. Очень строго соблюдаем технологическую дисциплину и работаем над непрерывным повышением квалификации врачей. В этом и заключается ценность научно-клинических объединений. Я не люблю врачей среднего уровня. Мы постоянно совершенствуемся, и врачи, работающие над собой, достигают уровня специалистов высокой категории.
Люди жалуются на коррупцию, взятки. К нам все деньги поступают через кассу – по утвержденному Минздравом прейскуранту. Коррупция в медицине страшная вещь. Она, в конечном счете, приводит к застою в медицине и утрате доверия соотечественников к нам. Мы против этого.
Заработанные деньги мы тратим, как я уже отметил, на дополнительную зарплату врачам, на оборудование. Это позволяет нам быть лучшей клиникой Северо-Кавказского региона.
– Какие операции вы делаете в своем центре?
– Мы делаем все, что делают в мире. С 2004 начали проводить бесшовную операцию по имплантации искусственного хрусталика. С 2005-го проводим лазерную коррекцию зрения. У нас практически отсутствуют осложнения. Чаще всего к нам обращаются по поводу катаракты, аномалии рефракции глаза – то есть близорукости, дальнозоркости и астигматизма.
Многое в офтальмологии Северного Кавказа внедрено благодаря нашему центру. 29 декабря прошлого года приказом Министра здравоохранения России В. Скворцовой я назначен главным офтальмологом СКФО. Мы энтузиасты, ежегодно внедряем 10-15 новых технологий, постоянно учимся, защищаем диссертации, публикуемся, выезжаем на учебу в Москву и за рубеж. Мы учимся у всех, но у нас нет непререкаемых авторитетов, и мы знаем, что дагестанские офтальмологи имеют право и возможность быть лучшими в мире. Но многое еще надо сделать, многое закупить и внедрить. Надо научиться оперировать болезни пожилых людей – глаукому и катаракту на ранних стадиях и на мировом уровне. Поэтому важны профилактические осмотры. Нужны мобильные передвижные диагностические модули, чтобы проводить профилактику глазных заболеваний детей и пожилых на выезде.
– Сейчас в офтальмологии Дагестана есть госбольницы, есть ваш центр, есть полностью частная клиника «Высокие технологии». Достаточно ли этого для республики и нужно ли что-то менять?
– Обязательно в медицине должна быть конструктивная конкуренция. В частной клинике, о которой вы говорите, успешно работают мои ученики. И между нами красивая профессиональная конкуренция, которая подстегивает профессиональный рост. Мы вместе отвечаем за всю офтальмологию Дагестана. Мы обучаем врачей, студентов. Но врачей высокого класса все еще не много. Офтальмологическую службу необходимо совершенствовать.
У меня есть 5-6 аспирантов, которые еще удивят нас новыми технологиями лечения. Я знаю, что надо сделать еще многое. Дагестанец ничем не хуже англичанина или немца. Мы им уступаем в том, что мы менее трудолюбивы. Мы не работаем постоянно над собой. Дагестанцы готовы работать, только если сразу получают прибыль. А в медицине не бывает быстрых результатов. Чтобы стать хорошим специалистом, нужно 10-15 лет ежедневного самоотверженного труда. К сожалению, уровень профессиональной этики наших врачей тоже не высок, что порождает дополнительные конфликты. У нас 40 процентов внебюджетных пациентов из северокавказских республик. Мы им понравились – мне думается, не только потому, что мы хорошо лечим, но и потому, что у нас высокая ответственность за каждого пациента. Поэтому у нас полностью исключены конфликты на этической основе.
– Почему дагестанцы при серьезных болезнях предпочитают лечиться в Москве, Краснодаре, за границей? Что надо делать, чтобы больше доверяли дагестанской медицине?
– Должна быть грамотная политика, главврачами нужно назначать людей, которые не воруют и не врут. В нашей клинике за два года не было ни одной жалобы больного на наш центр. В прошлом году я сам отправил на лечение в Москву 72 больных со сложными заболеваниями органа зрения, онкологией. Если на сегодня там лучше лечат именно эту болезнь, у пациентов должно быть право выбора. В государственных больницах зачастую пациентов принуждают платить за лечение, это недопустимо. 
Я был в офтальмологических клиниках Англии, Норвегии и других европейских стран. Там на лечение катаракты страховщики выделяют 5 тысяч фунтов, но очередь в государственных клиниках по листам ожидания 10 и более месяцев. Часто пациенты из Англии оперируются в Исландии, где данная операция стоит 3 тысячи и ожидание очереди всего два месяца – у них есть реальное право выбора. При этом квалификация врачей и технологии лечения – одинаковые, соответствующие европейским стандартам.
Мы или срочно должны начать модернизацию здравоохранения с себя, неустанно совершенствуя свой профессиональный уровень, или превратимся в страну третьего мира по уровню развития образования и медицины.
– Как Вы считаете, нужно менять российскую систему здравоохранения?
– Медициной на всех ступенях должен руководить только квалифицированный специалист. Политика Вероники Скворцовой направлена именно на это. В Москве некоторые клиники сократили врачей на 30 процентов. И я понимаю Скворцову – у нас слишком много коек! Мы должны работать по интенсивным технологиям, позволяющим работать менее затратно – то есть тратить деньги не на «лежание» в больнице, а на современные технологии, позволяющие проводить операции за 1-2 дня, или даже без госпитализации – амбулаторно.
Реформа образования и здравоохранения должна быть радикально изменена, она должна быть построена по европейскому типу. И, в первую очередь, необходимо уничтожить коррупцию. Государство должно больше выделять денег на эту сферу, и нужна большая либерализация медицины – разумеется, в рамках строгих стандартов и технологий лечения. Руководителями клиник, конечно, должны быть самые опытные врачи, на своем примере показывающие, как надо лечить и обращаться с пациентом.
Я думаю, что в будущем акцент будет делаться на ресурсосберегающие внестационарные методы лечения.
– Как Вы относитесь к предложению Дмитрия Медведева перейти на отечественную медицинскую технику?
– Конечно, положительно. Но это, наверное, будет поэтапно.
У нас почти вся техника импортная – США, Италия, Япония, Германия. Лазерная медтехника вообще в России не производится, хотя изобретена в нашей стране. Развивать, конечно, нужно и производство медицинской техники и фармацевтики. Но на данный момент многие российские фармазаводы и по производству медтехники закрылись. С другой стороны, санкции – это шанс посмотреть на себя, подтянуться и развивать отечественную медицинскую индустрию.
Оборудование, которое мы сейчас закупаем, очень дорогое. Его можно раза в три дешевле производить у нас же, например, Каспийске. Но заводы надо стимулировать и дотировать. 
– В центре много молодых врачей. Как Вы считаете, меняются выпускники дагестанской медакадемии?
– Изменилась классичность и фундаментальность образования. Я окончил дагестанский мединститут в 1972 году. Тогда в анатомическом зале стоять не было места, все три наши библиотеки были забиты. А сейчас они полупустые. Хочется думать, что это из-за современных возможностей виртуальной системы образования. Мои сотрудники очень серьезно готовятся к лекциям для студентов и врачей и вообще к системе последипломного образования. Те врачи, которые выдерживают и проходят через систему образования в нашем центре, имеют возможность стать лучшими.
Врачи стали менее романтичными и духовными. Стали более прагматичными и тривиальными. Мы были максималистами.
Надо не заниматься этой мелочевкой, а копировать систему образования США, Германии, Великобритании. Там на врача учатся 6 лет, 3 года ординатура, и после окончания института он должен лет 10-15 учиться и работать, чтобы потом лучшим дали право лечить пациентов и оперировать. Я постоянно читаю, учу врачей, тяну их за собой. Тот, кто учится и работает над собой, и сейчас может стать очень успешным. Сейчас больше возможностей, можно поехать учиться и работать в Москву, Лондон, Нью-Йорк. Но не хотят трудиться над собой. Люди, которые не горят, не смогут стать хорошими врачами ни в какой стране. Врач должен быть эстетом, всесторонне образованным человеком. Невежественному врачу пациент не поверит. Ремесленником может стать средний выпускник. Мастером он не станет. Много кандидатов и докторов наук, но настоящих врачей, профессионалов-мастеров мало. Современный врач должен хорошо, но честно зарабатывать. Дагестанцы – древняя цивилизация, на земле которой была государственность еще со времен Кавказской Албании, и мы интеллектуально готовы к жизни в современной цивилизации. Врач должен быть честным. Я понимаю, что невелика зарплата в бюджетных учреждениях. Не хочешь жить на маленькую зарплату, организуй частную клинику или работай там, где можно хорошо и честно зарабатывать. Этому никто не препятствует и Слава Богу.
– Возможно, несколько бестактный вопрос, но Федоров прославился в свое время как человек, который избавил людей от очков. Почему Вы, руководя таким центром, их носите? 
– Я считаю, что такой подход от незнания. Не во всех случаях нужно делать операции. Часто они противопоказаны. И я ношу, потому что мне так удобно. И чтобы люди видели, что очки нужно носить. Вообще очки – показатель цивилизации. Больше всех на тысячу населения их в США, потом следует Япония.
Офтальмология создана не против очков. Это самый безопасный вид коррекции зрения. При хирургической коррекции больше риска. И чем больше уровень знаний о глазе, тем больше будет очков. У нас есть отделение лазерной коррекция зрения, где ежегодно делаем 500-600 операций. Мы эту методику внедрили первыми в государственных клиниках Северного Кавказа. Я защитил докторскую диссертацию именно в этой области. Есть определенные показания, и зрение восстанавливается полностью, но есть и противопоказания. Всё-таки еще лучше это делать до 40-45 лет. Но очки никогда не исчезнут. Помимо коррекции зрения, они защищают глаза от механических повреждений, от избыточного света.
Почему-то в Дагестане очки не любят, стесняются носить. Я сначала думал, что это связано с нашей особой ментальностью или религиозным фактором. Но когда был в Иордании, Ливане, Сирии, увидел, что там многие их носят, особенно женщины. Почему в Дагестане не хотят носить очки, мне непонятно. Это очень полезное изобретение. После 45 лет любому работнику умственного труда лучше носить очки, компенсировать несовершенства глаза, потому что сейчас глаз стал сильнее загружаться. Весь день у современного человека бумаги, компьютер, вечером после работы раньше глаза отдыхали. А сейчас очередная нагрузка через телевизор и смартфоны. 
– Ухудшилось ли зрение с появлением компьютеров и смартфонов?
– Зрение ухудшилось потому, что увеличилась зрительная нагрузка. Но взрослому человеку это не страшно. Здоровье закладывается в детстве. Профилактика очень важна, особенно до 15 лет. А взрослому человеку уже ничего не исправишь и ничем особо не навредишь. Должна быть гигиена зрения. Но наши дагестанцы считают лучшим подарком ребенку планшет или айфон, выдвигая аргумент: мой сын хорошо разбирается в компьютере. В итоге оказывается, что он только играет, и совершенно не разбирается в программах. Пользоваться ими детям можно не больше часа в день. И дети должны слушаться родителей. Хотя сейчас все идет к тому, что скоро обучение будет виртуальным. Надо ограничивать время просмотра телевизора. Вместо активного времяпрепровождения со своими детьми – поиграть, почитать им книги, родители включают мультики, что ведет к болезням глаз. Очкариков во всем мире стало больше. Глаз не успевает за огромными изменениями в технике и нашей цивилизации.

ФОТО Х-М. ЗУРГАЛОВА


Автор: НАИДА ХАСПУЛАТОВА

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Журнал Дагестан, Наида Хаспулатова, Офтальмология, Абдул-Гамид Алиев

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^