» » «ЧЕРНЫЙ» РЫНОК ЗЕМЛИ
Информация к новости
  • Просмотров: 1396
  • Добавлено: 23-05-2015, 22:08
23-05-2015, 22:08

«ЧЕРНЫЙ» РЫНОК ЗЕМЛИ

Категория: Общество, № 4 апрель 2015

Земельный конфликт – это самое распространенное явление из существующих в Дагестане противоречий. Сложилась парадоксальная ситуация. Многие участки земли никем не обрабатываются, и в то же время люди массово покидают села – потому что не хватает земли.

«ЧЕРНЫЙ» РЫНОК ЗЕМЛИБытует мнение, что миграция в другие регионы России снимет напряженность, связанную с перенаселением. Мол, с такой рождаемостью в Дагестане земли на всех не хватает. В одно время даже говорили о реализации программы переселения – чтоб избытки трудовых ресурсов из Дагестана планомерно распределить по малонаселенной российской глубинке. Но по мере нарастания антикавказских настроений тема «заглохла».

Почему эти избытки остаются невостребованными. Ведь во многих населенных пунктах некому обрабатывать землю и пасти скот. Там живут одни старики. Всё трудоспособное население на заработках. В первую очередь уезжают квалифицированные специалисты. Оставшись без дешёвых кадров, республика рискует потерять своё конкурентное преимущество. О том, что именно дешёвый труд привлекает инвестиции в реальный сектор экономики, показывает опыт Китая.

С подачи своих хозяев, некоторые журналисты придают земельным спорам межнациональную окраску. Но практика показывает, что в основе лежат чисто социальные конфликты. Сторонами конфликтов являются классы, а не этнические группы. Противоречия возникают между теми, кто работал на земле, и теми, кто ныне ими владеет или распоряжается.

Одним земля нужна, ибо это их рабочие места. Другим она нужна как актив. Продажа земли стала основной статьей «левых» доходов для глав сел, городов, районов. Землю или вовсе не обрабатывают, или используют не по назначению. Ее сдают в аренду, продают под строительство жилья.

А как быть труженикам села?

Казалось бы, в республике есть производственные силы – специалисты, есть средство производства – земля, есть и инвесторы – дагестанская элита. Что мешает индустриализовать сельское хозяйство, готовить кадры, перерабатывать фрукты, овощи и мясомолочные продукты, одним словом, работать на импортозамещение?

Для этого нужно инвентаризовать и определить легальный статус земли. Тогда будет понятно, кто эффективно использует землю, а кто просто «захапал» ее: сам не работает и другим не дает. В других странах, если 5 лет земля не используются, то ее изымают у собственника. Либо хозяин сам продает неиспользуемые земли, поскольку приходится за нее платить большие налоги.

В Дагестане все знают, кому де-факто принадлежат земли. Однако новые землевладельцы себя не афишируют по понятным причинам. Во-первых, потому что земли приобретаются нелегально и незаконно. Руководители хозяйств или местные главы сёл и городов распродают земли или же распределяют их между своими родственниками. А большинство бывших колхозников, работавших там не одно десятилетие, остаются ни с чем. Во-вторых, в случае легализации земли, хозяевам придется платить налоги.

Выходит, богатые дагестанцы скупают землю, потому что больше некуда вложить свои обесценивающиеся деньги. Но разве это решение проблемы? Таким образом, в теневом обороте земля и вложенные в неё деньги превращаются в мёртвый капитал.

А как быть труженикам села? За исключением ограниченного количества бюджетников, на селе больше нет рабочих мест. Остальные должны заниматься садоводством, огородничеством, скотоводством. Многие и занимаются, создавая личные подсобные хозяйства. На их долю приходится более 80 процентов производимой в республике сельхозпродукции.

Но в результате коррупционных сделок эти оставшиеся производители, особенно в равнинных и предгорных районах, могут лишиться используемых наделов. Плотность населения на равнине увеличивается за счет продолжающейся миграции с гор, потому массово продаются и идут под застройки сельскохозяйственные угодья. Рост цен на земли делает конфликты более ожесточёнными. Чем ближе к городу, тем выше плотность застройки, тем напряженнее борьба за землю, ожесточеннее конфликты. Население пригородных посёлков – те же самые колхозники – вытесняются богатыми застройщиками. Виноградники превращены в уродливые строительные площадки.

Местные жители пытаются отстаивать свои права на земли, но судебные решения зачастую выносятся не в их пользу, поэтому противостояние приобретает массовый характер и происходит чаще на улицах.

Как существовать местным жителям без земли-кормилицы? Либо нужно уезжать из села в поисках лучшей жизни, либо податься в криминал или уйти в экстремистское подполье, где безработная молодёжь используется как «расходный» материал.

Главы сёл и районов, лишая своих избирателей наделов, а, следовательно, и сельскохозяйственных рабочих мест, жалуются, что у них высокая безработица, и им не из чего платить налоги. А это аргумент для увеличения дотации из республиканского бюджета.

 

Земельные конфликты. Откуда уши растут?

В девяностых годах при реорганизации колхозов и совхозов по действующему законодательству их имущество и земли должны были разделить на паи и распределить между членами хозяйств – в зависимости от их трудового стажа или вклада. Тогда по всей стране шла приватизация, и государство вполне оправданно отказывалось от мелочной опеки небольших предприятий. Каждый бывший колхозник должен был стать собственником или арендатором и управлять своей долей имущества. Они могли продать имущество либо сдать в аренду, обрабатывать земельный пай индивидуально либо скооперироваться с другими пайщиками.

Но этого не произошло. Местные элиты позаботились о том, чтобы бывшие колхозные земли и имущество не попали в руки тех, кто их обрабатывает. Одни колхозы реорганизовали в МУПы и ГУПы, другие – довели до искусственного банкротства.

Этот процесс дикого раздела бывшей колхозной собственности затянулся на долгие десятилетия. Когда было имущество, оборудование, техника, скот, сады – до распределения земель руки не доходили. Когда всего этого имущества не стало – взялись за земли. Началась борьба за каждый клочок.

Конфликты имеют место, к примеру, в посёлках Шамхал, Коркмаскала, Хушет, Ленинкент, Семендер, Джавгат, Атланаул, Какашура и т.д.

Как и многие другие совхозы в Дагестане, некогда богатый винсовхоз имени Дахадаева, что в посёлке Шамхал-Термен – недалеко от Махачкалы, был реорганизован не совсем по закону. В 1999 году его преобразовали в ГУП, т.е. он остался в собственности государства. Сделано это было, как считает один из участников постоянных акций протеста Магомед Арипгаджиев, для того, чтобы не предоставлять земли и имущество совхоза рядовым работникам. Сейчас от совхоза ничего не осталось, а те, кто в свое время сделал совхоз процветающим, остались ни с чем. Магомед Арипгаджиев вспоминает, что винзавод в совхозе, перерабатывающий 600 тысяч тонн винограда, был разграблен. Оборудование и цистерны были распроданы на цветной металл. Виноградные плантации были уничтожены – по ним проехались гусеничными тракторами. Техника, скот, ферма – всё бесследно исчезло. Осталась земля – 480 гектаров, которая де-юре находится в собственности государства, де-факто же ею распоряжается узкий круг лиц. Чтобы добиться возвращения отнятой у них земли, бывшие работники совхоза дошли до Верховного суда. Но и там добиться восстановления своих нарушенных прав не могут.

Вместо того чтобы работать, вынуждены часто митинговать и жители села Чанкурбе Буйнакского района. Как рассказал один из активистов Магомед Манатов, земельный комитет района передал земли колхоза третьему лицу в аренду на 25 лет. Основанием послужило собственное заключение о том, что земли не использовались. Затем председатель колхоза тайно подписал мировое соглашение с арендатором. Согласно этому соглашению, колхоз имени Карла Маркса полностью признаёт исковые требования арендатора ООО НПП «Агросоюз» и обязуется возместить убытки в сумме 1 259 940 рублей. Наличных денег у колхоза не было, поэтому исковые требования удовлетворили натурой.

А колхозники утверждают, что они там разводили скот и выращивали люцерну. Эта земля была единственным источником дохода для большинства жителей села Чанкурбе, где проживает пятьсот семей. Рядовые колхозники обжаловали мировое соглашение. Разбирательство началось в районном суде, затем в Арбитражном суде Дагестана. В итоге дошли до кассационной инстанции в Краснодаре, которая удовлетворила иск арендатора. Как считает Магомед Манатов, директор колхоза не предоставил в суд необходимые документы и сделал все, чтобы колхозники проиграли.

Работники ГУП «Манаскентский» митинговали против отстранения от занимаемой должности своего директора. Это бывший совхоз, один из немногих, где сохранился винзавод и виноградники. Предприятие работает, платит налоги, зарплату. Как считают работники ГУП, в посёлке есть группа людей, которые пытаются просто захватить предприятие, а потом распродать его земли, расположенные на живописном побережье Каспийского моря – примерно в 35 километрах южнее Махачкалы…

Село Новая Кара стало одним из очагов нестабильности в Дагестане после реорганизации местного совхоза. Как рассказал один из активистов Никамагомед Магомедов, после реорганизации совхоза «Энгельсский» общественных земель, где можно было бы пасти скот, осталось совсем мало. Она перешла в собственность СПК, то есть ограниченного круга лиц. А простым сельчанам негде пасти свой скот. Они вынуждены покупать корма и сено для скота, что сильно бьет по карману, – скотоводство без земли попросту разоряет их. Естественно, жители села этим недовольны. Из-за земельных споров в селе не раз происходили массовые драки. В одной из разборок был избит глава села Новая Кара, защищавший интересы сельчан.

Из-за таких конфликтов республика переживает застой, потому что земли не обрабатываются. Не стоит удивляться тому, что судьи, прокуроры, чиновники зачастую не реагируют на незаконные сделки, – многие из них тоже являются владельцами колхозных земель. Поэтому судебные решения часто приводят к окончательной утере крестьянами земли. Мы часто с высоких трибун слышим, что у нас, в Дагестане, не увеличивается доля среднего класса. Наверное, причиной торможения этого процесса являются, в том числе, и приведенные выше проблемы.


Автор: МУСА МУСАЕВ

Оценить статью

Метки к статье: Муса Мусаев, Дагестан, Дагестанцы, Кавказцы, Журнал Дагестан, Земельные конфликты

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^