» » ГЛАВНОЕ – СОЗДАТЬ СПРОС
Информация к новости
  • Просмотров: 908
  • Добавлено: 21-06-2015, 20:53
21-06-2015, 20:53

ГЛАВНОЕ – СОЗДАТЬ СПРОС

Категория: Интервью, №5 май 2015

ГЛАВНОЕ – СОЗДАТЬ СПРОСЭкономическое развитие дотационных регионов тормозится целым рядом факторов. Залоговый фонд в них, как правило, скуден и не очень привлекателен для банкиров. Гарантии по кредитам для инвесторов также невелики и, как правило, их хватает для поддержки всего 3-4 приоритетных проектов. В итоге кредитование бизнеса превращается в неразрешимую проблему. За последние три года, к примеру, банки, работающие на территории Дагестана, выделили инициаторам инвестиционных проектов всего 8 миллиардов рублей, что составляет менее 3 миллиардов рублей в год. На этом фоне рассчитывать на какой-либо прорыв абсолютно нереально. Особенно с учетом того, что для реализации 52 заявленных инвестиционных проектов, входящих в республиканский реестр, необходимо примерно 150 млрд рублей. Нетрудно подсчитать, что очередь на кредиты для последних в списке подойдет примерно лет через пятьдесят.

Очевидно, что политика государственной поддерж­ки бизнеса в проблемных регионах нуждается в нетрадиционных подходах, позволяющих минимизировать риски, связанные с хронической нехваткой финансовых ресурсов. Об этом корреспондент журнала «Дагестан» поговорил с доктором экономических наук, профессором Яхьей Бучаевым, который вот уже седьмой год возглавляет Дагестанский государственный институт народного хозяйства.

В условиях острой нехватки инвестиционных ресурсов обеспечение стратегического развития региона связано с определением экономических приоритетов развития, способных выступать точками роста территорий и обладающих мультипликативным эффектом, когда при росте инвестиций валовый продукт растет в гораздо большей степени за счет вовлечения в процесс развития смежных отраслей.

– Иными словами вкладывать ограниченные средства необходимо точечно – лишь в отрасли, способные обеспечить прорыв?

– Все правильно. Нельзя выделять одному немного масла, другому немного сахара, поскольку в результате все останутся голодными. Смотрите, в 20-30-е годы прошлого века Советский Союз проводил свою экономическую политику в условиях системного дефицита ресурсов, особенно финансовых. При этом стояла задача совершить рывок в условиях ограниченного времени. Вам не кажется, что условия задачи, стоящей в те годы перед СССР, до боли напоминает сегодняшнее положение дел в Дагестане?

Все мы помним, как это решалось в Советском Союзе. Ставилась узкая задача – построить сразу несколько предприятий тяжелого машиностроения или, к примеру, две-три мощные гидроэлектростанции – и основная масса ресурсов направлялась на развитие отраслей, обозначенных приоритетными. В итоге в стране была создана экономическая база, позволившая выстоять в войне и одержать победу над фашистской Германией.

– В какие же отрасли экономики вы предлагаете вкладывать ресурсы сегодня? В машиностроение, чья доля в республиканском ВРП составляет около 7%, или в строительную отрасль, налоговая отдача которой в десять раз меньше, чем в среднем по России?

– Я, собственно, не имел в виду какую-то отдельную отрасль. На мой взгляд, сегодня необходимо инвестировать средства в строительство площадок, способных стать точками роста для бизнеса в целом. Неважно, что это будет: инвестиционные площадки для промышленных предприятий, к которым подведены все необходимые коммуникации, как в Тюбе, технопарки, земли, выделенные под многоэтажное строительство с подведенными коммуникациями, – все это будет работать на развитие, на рывок. Небольшая оговорка. Если с промышленными инвестиционными площадками никаких вопросов не возникает, поскольку в машиностроении «серые» схемы оплаты труда не работают, то мультипликативный эффект от строительной отрасли возможен лишь при условии цивилизованных налоговых платежей. Но это вопросы решаемые – можно ведь при организации тендера на участки с готовой инфраструктурой в качестве обязательного условия участия указать, к примеру, обязательства строительной компании заплатить не менее 10% налогов (это среднероссийская норма) от стоимости подряда.

Главное, что все это будет работать в качестве локомотивов экономики, – достаточно посмотреть на площадку в Тюбе, которая сегодня активно застраивается. Естественно, вся эта работа должна быть организована грамотно и продуманно. Площадки необходимо строить вблизи крупных городов, поскольку для развития бизнеса необходимы свободные людские ресурсы. Кроме того, они должны быть максимально приближены к проложенным сетям (чтобы минимизировать расходы на строительство коммуникаций). Кроме того, необходимо заинтересовать в реализации данной программы муниципалитеты, поскольку от них будет зависеть выделение земли под данные проекты.

– Последнее условие самое трудное. В свое время невозможность договориться с муниципалитетами похоронила в Дагестане не один масштабный проект. Достаточно вспомнить Немецкую деревню, под которую отказались выделять земли жители Карабудахкентского района, или «сахарный» проект Дагагрокомплекса, который не состоялся из-за массовых протестов представителей Ногайского района.

– В случае с инвестиционными площадками, уверен, таких проблем не возникнет. Если бы мне поручили проработать этот вопрос, я бы просто предложил организовать для руководителей муниципалитетов экскурсию в Германию, в город Ольденбург, который, как известно, является побратимом Махачкалы.

– А почему именно в Ольденбург?

– Несколько лет назад я по делам нашего института должен был выехать в Германию. Узнав об этом, представители мэрии Махачкалы попросили меня заехать в Ольденбург, чтобы поговорить о возобновлении связей между нашими городами. Я заехал, встретился с местными чиновниками, а также с жителями деревни Хаттен, расположенной рядом с городом (в свое время именно они выступили инициаторами выбора Махачкалы в качестве побратима Ольденбурга). Побывал я и в самой деревне. Ухоженные дома, дорогие автомобили, ощущение стабильно высокого достатка. Очень высокого, к слову сказать, достатка. После осмотра деревни мне предложили осмотреть местную инвестиционную площадку. Я согласился, предположив при этом, что придется куда-то ехать. Оказалось, что ехать никуда не надо, – площадка располагалась прямо на окраине деревни.

Как объяснили мне хаттенцы, в свое время они сами распланировали этот участок земли, провели к нему коммуникации. Одна местная семья – отец, мать и сын – построила маленькую электростанцию, работающую на биотопливе (ее мощности хватает для обслуживания площадки, а также для отопления деревенской школы). После этого пригласили инвесторов. Сегодня рядом с Хаттеном функционирует мощный кластер, производящий продукции на десятки миллионов евро. Здесь, к примеру, работает: мебельный цех, обеспечивающий своей продукцией несколько мировых сетей пятизвездочных отелей; компьютерная фирма, разработавшая уникальные серверы, поставляемые в десятки стран, самое крупное предприятие, на котором работают инвалиды-колясочники. В общем, десятки процветающих производств, платящих налоги, значительная часть которых остается в деревне. Плюс плата за аренду площадки. По существу, жители Хаттена уже сегодня могут не работать и жить только за счет платежей, поступающих от фирм, расположенных на местной инвестиционной площадке. Такая вот наглядная арифметика.

– При проведении своей экономической политики Советский Союз, как мы помним, экономил буквально на всем, в том числе на развитии социальной сферы. Дагестан сегодня этого себе позволить не может – мы и так в этом плане живем хуже других регионов.

– Существуют механизмы, позволяющие регионам обеспечить рывок и в этой сфере. Речь идет о ГЧП – государственно-частном партнерстве. Работает это так. К примеру, перед республикой стоит задача – в короткое время построить сорок детсадов и десять школ. Государство заключает договор со строительной фирмой или рядом фирм, которые берут под эту задачу «длинный» (на много лет) кредит. После этого строят необходимые объекты и передают их в управление республике. Республика, получив школы и детсады, берет на себя обязательства по обслуживанию кредита до полного его погашения, а также выплачивает строительной фирме небольшой процент прибыли. А поскольку речь идет о серьезных объемах, строители в итоге получают очень неплохие деньги. Так что выгода тут обоюдная, и поэтому в ряде российских регионов ГЧП работает очень успешно.

– Единственная проблема тут с получением «длинных» кредитов. Как известно, наши банки выдают их крайне неохотно.

– Программа ГЧП в этом плане исключение – и Внешэкономбанк, и Сбербанк готовы выделять под нее серьезные кредиты при условии прозрачности проектов и отсутствии в них коррупционной составляющей. Я недавно был на совещании, которое организовал Внешэкономбанк, и в очередной раз услышал от его представителей готовность финансировать программы ГЧП. Кстати, важный момент – строительство инвестиционных площадок и технопарков тоже можно осуществлять методом государственно-частного партнерства. В итоге, сконцентрировав усилия на этом направлении, можно года за три создать задел, способный обеспечить рост экономики республики на долгие годы.

– Совершенно с вами согласен. За последние годы я написал едва ли не десяток статей, доказывающих высокую эффективность инфраструктурных вкладов. Единственная опасность на этом пути – с бурным ростом экономики мы неизбежно столкнемся с дефицитом рабочих кадров. За годы перестройки мы практически потеряли систему ПТУ, а неоднократные попытки директоров дагестанских заводов взять их под свое крыло с обязательствами по финансированию окончательно похоронены из-за позиции Министерства образования РД.

– Знаете, как раз здесь особой опасности я не вижу. Скажу больше, даже если бы директорам предприятий несколько лет назад и удалось отобрать ПТУ у минобраза, никакого бурного развития этой системы не случилось бы. А если бы и случилось, кто бы в условиях отсутствия крупных заказов взял на работу новоиспеченных токарей и фрезеровщиков?

Тут надо понять главное – предложение всегда диктует спрос и только спрос. Смотрите, сегодня на фоне антироссийских санкций в стране начала реализовываться программа импортозамещения, в рамках которой многие наши заводы получили солидные государственные заказы. Таким образом, создался рынок спроса – для выполнения этих заказов потребуются десятки станочников. И сразу же директора заводов зашевелились – многие из них обратились ко мне с просьбой организовать обучение токарей, револьверщиков, фрезеровщиков и т.д.

– А почему они обратились именно к вам?

– Наверное, потому, что при ДГИНХ многие годы работает центр профессионально-технического образования. Как показала практика, при правильной организации дело это выгодное, поскольку мы беремся за подготовку лишь тех работников, в услугах которых нуждается рынок. Который ждет наших выпускников и готов платить им достойную зарплату. Все тот же закон спроса и предложения.

Смотрите, сегодня мы готовим электрогазосварщиков, мастеров столярно-плотничьих и паркетных работ, отделочников, плиточников, штукатуров, мастеров вязального и швейного оборудования. Приходят к нам выпускники девятого класса, которые уже после второго года обучения (а учатся они у нас три года) в 90% случаях находят работу и начинают зарабатывать без отрыва от учебы. К моменту выпуска практически все они получают примерно по 20 тысяч рублей, а спустя 2-3 года – по 40-50. Чтобы выпускнику с высшим образованием выйти на такой уровень оплаты, необходимо лет 15-20. И то, при условии, что ему повезет с работой. Это плата за престиж и белый воротничок.

– Для подготовки станочников нужна солидная техническая база. У вас она имеется?

– Для подготовки станочников, в первую очередь, нужна лицензия, которую получить достаточно сложно. Мы сейчас как раз занимаемся ее оформлением. Параллельно разрабатываем программы обучения, позволяющие максимально оптимизировать этот процесс. А что касается базы, она есть на заводах, которым нужны специалисты. Есть у них и опытные работники, из которых мы будем готовить мастеров производственного обучения. Такой подход позволит нам практически без вкладов выполнить поступивший заказ и заработать на этом.

– Но токари и фрезеровщики, по большому счету, это вчерашний день. На смену старым станкам приходят современные импортные агрегаты с компьютерной начинкой, которые по старой памяти называют станками с ЧПУ.

– Никакой разницы нет. В скором времени завод «Дагдизель» должен будет получить деньги на техническое перевооружение предприятия. Это значит, что уже завтра ему потребуются операторы станков с ЧПУ. Готовясь к этому, представители завода заблаговременно обратились к нам с просьбой принять участие в программе их подготовки. Мы организовали опрос среди студентов старших курсов (для работы на этих станках требуются специалисты с высшим образованием, владеющие современными информационными технологиями) и в итоге отобрали группу из примерно 50 человек, которые уже сегодня занимаются по программе дополнительного образования. Производственную практику они будут проходить непосредственно на «Дагдизеле», где имеются необходимые для этого станки. Как видите, нерешаемых проблем на фоне существующего спроса возникнуть не может – рынок моментально ответит на вызовы.

– Получается, и инженеров для наших заводов можно готовить под заказ?

– Конечно же, был бы спрос. А для того, чтобы его создать, необходимо обеспечить рывок в экономике, о котором я говорил в начале разговора. Если республика создаст спрос, в предложениях недостатка не будет.


Автор: АНДРЕЙ МЕЛАМЕДОВ

Оценить статью

Метки к статье: Дагестан, Дагестанцы, Журнал Дагестан, Андрей Меламедов, Экономика, Инвестиции

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите два слова, показанных на изображении: *

О НАС

Журнал "Дагестан"


Выходит с августа 2012 года.
Периодичность - 12 раз в год.
Учредитель:
Министерство печати и информации РД.
Главный редактор Магомед БИСАВАЛИЕВ
Адрес редакции:
367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон:67-02-08
E-mail: dagjur@mail.ru
^