Главная > Общество, №1 январь 2016 > ПИСАТЕЛЬ И ГАДЖЕТЫ

ПИСАТЕЛЬ И ГАДЖЕТЫ


2-02-2016, 21:47. Разместил: Redakciya

ПИСАТЕЛЬ И ГАДЖЕТЫКогда государство законом отменило цензуру, многие вздохнули и ждали шедевров от литературы и искусства. Вначале и сами писатели были счастливы, что получили свободу самовыражения. Не было необходимости писать «паровозы» – так называли первое стихотворение, посвященное партии или Ленину, с которого непременно должен был начинаться сборник. Не надо было подгонять произведения под юбилей Октябрьской революции и пятилетнего плана – можно писать то, что наболело, созрело, о чем не смели писать раньше. Что еще нужно для творчества?

Но все оказалось не так просто. Есть русская пословица: «Нет худа без добра». Только в данном случае все оказалось с точностью до наоборот: в этом видимом добре оказалось много «худа» и подводных камней, отбросивших писателя на обочину жизни. Лишенный всего, писатель был вынужден служить не государству, а людям, которые оказались у власти. И ходил он, несчастный, к чиновнику – человеку с семиклассным образованием, и читал посвященные ему стих, поэму, оду, очерк... И говорил: «Чуточку денег бы все это издать в красивом переплете с вашей фотографией на обложке...» И чиновник, не задумываясь, платил – для него это копейки, чтобы издать сей шедевр. Он был уверен: если издадут о нем книгу, он станет почти имамом Шамилем или даже Сталиным. «О них ведь тоже писали и пишут, пусть теперь и обо мне напишут...» – думал про себя новый дагестанский чиновник.

Наступила эпоха тщеславных, глупых, самовлюбленных чиновников и дешевой, низкопробной литературы, которая обслуживала эту аморальную власть. Литература стала как девка на панели в руках тех, кто ее покупал. Голос правды и разума, честь и достоинство были загнаны. Со всех щелей лезли лесть и лицемерие, похвалы и осанны тем, кто грабил Дагестан десятилетиями. А литературный цех издавал в глянцевом переплете корм для мышей в запыленных складах и подвалах особняков чиновников.

Народ перестал читать, ибо кормили десятилетиями некачественной и очень плохой продукцией. Позже и власть это почувствовала – спрос на издание книг о «сильных мира сего» упал.

В век передовых технологий на смену книгам пришли гаджеты. За считанные секунды можно распространить фотографии и текст о чиновнике и его деятельности через Интернет, социальные сети и электронные СМИ. В связи с этим писатель, который обслуживал власть, снова стал невостребованным. Зачем министру «народный поэт» и его поэма, которую никто не читает, когда секретарша Патя может написать за него пост, выложить фото и нажатием одной кнопки передать это десяткам тысяч людей через интернет ресурсы?

Хорошо это или плохо? Смотря для кого? Для чиновника, цель которого максимально урвать и как можно дольше продержаться в кресле, может, и хорошо. А для общества и писателя ничего хорошего в этом нет.

И вина за это, прежде всего, лежит на самом писателе, который обязан был выявлять пороки общества, коррумпированной власти, трусливой безответственной интеллигенции. Пиши он по чести и по совести, мы бы имели сегодня иное общество; и не было бы власти, отравленной одами, и читателя, разучившегося читать из-за низкопробной литературы.

Тут очень кстати и к месту другая известная пословица: «Что посеешь, то и пожнешь». Общество, которое разучилось читать и не несет ответственность за то, что происходит в республике, появилось с молчаливого согласия и трусливого подчинения самой интеллигенции, в том числе писателя, который воспевал негодяев за крохи с барского стола.


Вернуться назад