Главная > Культура, Литература > Ирина ДАНЕЛИЯ Лирика

Ирина ДАНЕЛИЯ Лирика


12-01-2018, 16:14. Разместил: Makhach

 

* * *

Один неверный шаг, и всё кончается.

Глаза потухли, и спина сутулится.

Придёшь домой и продолжаешь маяться.

Опять одеться и пойти на улицу.

 

Стоят деревья голые и светлые.

И небо — голубое и бездумное.

А на площадке за высокой сеткою

идёт игра, весёлая и шумная.

 

Бежит дворняга, никого не трогает.

«Ну что, дружок, как жизнь, не стоит спрашивать?»

Присяду на скамейку, хоть и мокрая.

Да ладно, хорошо, что не «окрашено»!

 

 

 

 

* * *

Купили мы покрывало

в салоне для новобрачных,

тонов не то чтоб весёлых,

но, прямо скажем — не мрачных!

И вот, года пролетели,

и вот, прошла наша жизнь…

Тихонько сижу, его штопаю

«Держись, покрывало, держись!»

 

 

* * *

Жаркое подано на стол,

а там и кофе с пышной пеной,

и прерывает чей-то спор

тапёр, играющий Шопена,

и, как убежище, рояль

воздвигнет над счастливцем своды

от всех несчастий несвободы,

не исключая и печаль.

 

 

 

* * *

С каким же чувством и с какой ноги

могла старушка в букольках фальшивых

(сидела с час, хвалила пироги!)

тебя несовершенством «осчастливить»?

Как эта Фея на рожденье в дар

конфеткой поднесла тебе — гордыню?

А, исчезая, превратилась в пар.

И долго сладко пахло пряной дыней...

 

 

* * *

Один неверный шаг, и всё кончается.

Глаза потухли, и спина сутулится.

Придёшь домой и продолжаешь маяться.

Опять одеться и пойти на улицу.

 

Стоят деревья голые и светлые.

И небо — голубое и бездумное.

А на площадке за высокой сеткою

идёт игра, весёлая и шумная.

 

Бежит дворняга, никого не трогает.

«Ну что, дружок, как жизнь, не стоит спрашивать?»

Присяду на скамейку, хоть и мокрая.

Да ладно, хорошо, что не «окрашено»!

 

 

 

 

* * *

Купили мы покрывало

в салоне для новобрачных,

тонов не то чтоб весёлых,

но, прямо скажем — не мрачных!

И вот, года пролетели,

и вот, прошла наша жизнь…

Тихонько сижу, его штопаю

«Держись, покрывало, держись!»

 

 

 

* * *

Жаркое подано на стол,

а там и кофе с пышной пеной,

и прерывает чей-то спор

тапёр, играющий Шопена,

и, как убежище, рояль

воздвигнет над счастливцем своды

от всех несчастий несвободы,

не исключая и печаль.

 

 

 

 

* * *

С каким же чувством и с какой ноги

могла старушка в букольках фальшивых

(сидела с час, хвалила пироги!)

тебя несовершенством «осчастливить»?

Как эта Фея на рожденье в дар

конфеткой поднесла тебе — гордыню?

А, исчезая, превратилась в пар.

И долго сладко пахло пряной дыней...


Вернуться назад