Главная > Общество, Магомед Бисавалиев, № 4 апрель 2015 > МУЗЕЙ И ФЛЕШКА

МУЗЕЙ И ФЛЕШКА


23-05-2015, 21:56. Разместил: Redakciya
Мы шли вверх по улице Даниялова с одним моим знакомым. Когда дошли до здания, где раньше было Министерство сельского хозяйства, он остановился и задержал свое внимание. Посмотрев на него, я понял, что вовсе не архитектура здания его интересует. Он смотрел на двух молодых людей, они выносили ведра с краской, валики и прочее на балкон. Видно было, что внутри здания идет ремонт. 
– Это правда, что минсельхоз переехал отсюда? – неожиданно спросил он. 
– Правда… Они за городом где-то… 
– А здесь что? 
– Здесь, говорят, музей будет. 
– Музей?.. – спросил он, явно не понимая происходящего. 
– Ну да, объединенный республиканский музей, Рамазан Абдулатипов так решил. 
– Я не понимаю, как можно такое огромное здание отдать, чтобы набить его всяким барахлом. Зачем нужен людям музей? – недоуменно спросил он и тут же добавил: – Зачем нужны ваши газеты и журналы, театры, библиотеки с всякими старыми книгами, которые никто не читает. 
Услышав из его уст фразу «всякими старыми книгами», я понял, что столкнулся с полной дремучестью, нет смысла его просвещать и поздно уже что-либо делать. Он уверен, что «старые книги» хуже новых книг. Мой собеседник – человек выше среднего достатка, даже обеспеченный – по дагестанским меркам. Занимается строительным бизнесом, вернее живет на государственных тендерах. Он знает, кому и сколько отката дать, и свой процент от тендера. И при этом легко обходится без книг, музеев, театра и даже высшей математики. 
Думаю, как бы проще, его же языком объяснить, для чего нужны книги, музеи и театры. Сказать ему, что все это воспитывает человека – все равно, что говорить слепому о радуге, или глухому – о музыке. Спрашиваю, слышал ли он о вымогателях, отправляющих флешки и разные ролики его коллегам-бизнесменам. Говорю ему, что это все исходит от детей, которые родились в 90-е годы, – когда были преданы забвению музеи и театры, не издавались книги, не получали зарплату библиотекари, а культура финансировалась по остаточному принципу. Это был звездный час неучей, быдла, порой откровенных бандитов. Молодежь, выросшая в лихолетье, видела, что можно стать важным человеком и без образования. В лесу оказались две категории заблудших детей. Первые встали на путь бандитизма, чтобы подражать бандитам у власти, и оказались вне закона. Вторые угодили в сети разных проповедников и эмиссаров – из-за отсутствия нравственных идеалов и должного уровня образования. Отход от духовных ценностей – музея, театра, библиотеки и книги – привел их в лес. А лес породил насилие, месть, кровь, вымогательство и флешку, ставшую инструментом соблюдения будто бы «социальной справедливости». Одним словом, музей сегодня нужнее моему собеседнику, чем мне. Ибо я получаю флешку со стихами и рассказами, а полученная им флешка может оказаться роковой. 
Упаси нас Бог от невежества!

Вернуться назад